WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«РОССИЯ, ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ И ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА: ДО И ПОСЛЕ ВИЛЬНЮСА 6 ноября 2013 | Москва МОДЕРАТОРЫ: Ярослав Цвек-Карпович, глава исследовательского департамента Польского института ...»

-- [ Страница 2 ] --

Находясь внутри этого союза, я могу себе представить, Украина будет не всегда работать на укрепление этого союза, по крайней мере как оно представляется в России — не на консолидацию этого союза вокруг Москвы, а наверное, на другие вещи — на продвижение украинских интересов внутри этого союза, если хотите, за счет России.

И четвертое, самое последнее и самое печальное, — даже внутри этого союза оказавшись, Украина все равно будет смотреть на Европу. И все равно будет искать табличку с надписью «Выход».

И вот это, мне представляется, неверный путь для России, вредный путь для России. На мой взгляд, если говорить о модернизации Украины — пусть ее модернизируют наши западные соседи, у которых больше средств на это, больше опыта.

А сама Украина никуда не отъедет. В Брюссель Киев не уедет, он останется там, где он сегодня есть, на Днепре. И говорить в этом Киеве будут по-русски, наверно, а не поанглийски, в основном, по крайней мере на протяжении моей жизни.

Кощиньски. Ну, как я понимаю, у нас еще будет время поговорить об Украине, поэтому я постараюсь быть кратким и сейчас только скажу: а что произойдет, если Украина не подпишет [соглашение]? Ну, проблема заключается в том, что мы смотрим на Вильнюсский саммит еще и как... Это все достаточно эмоционально и важно с точки зрения пиара. Но если Украина не подпишет, на самом деле это не значит, что на следующий день она пойдет в Таможенный союз, например. Она может подписать на полгода позже, например, или через год.

Так вот, на самом деле мы в Польше были почти уверены, что Украина подпишет [соглашение] во время польского председательства в Евросоюзе. И я помню, как мы считали, что это может случиться 28 декабря, или, может быть, 29 декабря, или, может быть, 30-го. И ничего не случилось! И ничего страшного не случилось.

Ну и теперь все смотрят на Вильнюсский саммит как на чудо или как на что-то очень плохое — это зависит от точки зрения. Я имею в виду, если они подписывают, значит у нас будет много работы. А если они не подпишут, значит у нас все равно будет много работы. И у них. Так что это не имеет значения.

Что если интеграция Украины с Европейским союзом окажется или может оказаться трудной для Европы? Да, конечно, но мы же говорим не о членстве Украины в ЕС. Поскольку я не дипломат, я могу сказать: «Да, я бы хотел, чтобы Украина когданибудь стала членом ЕС». Если бы я был дипломатом, я был бы более осторожен. Но, к счастью, я не дипломат, я аналитик, и я хотел бы также сказать, что даже если я хочу, чтобы Украина была в ЕС, я уверен, что этого не случится ни через два года, ни через пять лет. На это требуется больше времени. Вот это уж точно.

Теперь что касается Армении — ну честное слово, я не знаю. Отвечаю просто: я не знаю, что случилось бы, если бы Армения подписала. И для меня в этом, знаете ли, ничего драматического, ничего плохого, и я полностью понимаю армян и их решение об интеграции с Россией. Я знаю историю и историю армяно-российских отношений, так что в этом нет ничего странного. Это может показаться странным людям, которые не знают историю этого региона. К сожалению, в Европе, в Западной Европе, у нас много людей, которые не знают историю Центральной и Восточной Европы и Кавказа, и это нормально.

Но что произошло бы, если… мне трудно сказать... могла бы Европа, Европейский союз попросить Армению уйти из Нагорного Карабаха? Я не знаю, и я не думаю, что это возможно, потому что на самом деле никто не намерен изменять статус-кво. У нас нет хорошего решения этой проблемы для разрешения ситуации в регионе, и я не верю, что хорошее решение есть у России, или у Брюсселя, или где-то в другом месте. Я просто надеюсь, что однажды такое решение у нас появится.

А что касается «друзей» из «Восточного партнерства» — нам нужна такая группа, и очевидно, что в Евросоюзе есть страны, более заинтересованные в восточных партнерах и более заинтересованные в южных партнерах. Это нормально. Мы заинтересованы в Украине, Беларуси и России, потому что это наши соседи, это очевидно.

Есть ли возможность включить сюда Россию? Я не знаю, заинтересована ли Россия в этом сейчас, но надеюсь, что да.

Возможен ли треугольник «Россия — Украина — Европейский союз»? Я думаю, это скорее вопрос к России, чем к европейцам или ко мне, как представителю Европейского союза. Но я думаю, что это хорошая идея, и я надеюсь, что это когданибудь случится. Но, правда, это скорее вопрос к г-ну Тренину, чем ко мне.

Цвек-Карпович.

О’кей. Я хотел бы поблагодарить вас за ваши комментарии, за участие. В качестве последнего замечания на этой сессии я хотел бы только подчеркнуть, что «Восточное партнерство» и другие инициативы ЕС в значительной степени технически ориентированные, и мы говорим об идеях, геополитике и др., но например «группа друзей» из «Восточного партнерства» во многом выглядит как техническое решение. И если мы найдем способ выделить какие-то деньги со стороны государствчленов ЕС, и со стороны России, и от общих соседей, то мы сможем развернуть несколько проектов. Здесь нет ничего от геополитики, речь идет только о, скажем так, техническом сотрудничестве. И в этой связи я думаю, что есть шанс использовать такой инструмент, как «Восточное партнерство», эту инициативу, которую г-н Тренин назвал не очень большой инициативой. Вначале это было только 600 млн евро, в самом начале, так что...

Но я думаю, есть возможность привлечь средства Всемирного банка и др., поэтому с нашей стороны, по крайней мере по мнению Польского института международных отношений, мы заинтересованы в более тесной кооперации в научных исследованиях с помощью этого механизма и в привлечении других партнеров.

Я бы хотел на этом закончить, потому что у нас сейчас перерыв на кофе, и, я полагаю, следующая сессия. Еще раз спасибо вам большое за ваши заинтересованные комментарии.

Тренин. 10-минутный перерыв. Спасибо!..

Наталия Бубнова. [по-английски] Уважаемые гости! Прошу вас занять свои места.

Мы начинаем второе заседание. [повторяет по-русски и продолжает по-русски] Пожалуйста, займите снова свои места! Мы хотели бы начать вторую часть сегодняшней конференции...

Ну что, начнем? Я хочу извиниться: я буду говорить по-английски, поскольку большая часть участников говорят на английском языке, и мы только недавно узнали, что будет организован синхронный перевод. Итак, я буду говорить по-английски.

Название нашей сессии сформулировано в позитивном ключе — «Евразийский союз и его значение для отношений России и ЕС». Этот позитивный настрой, я думаю, передает дух нашего мероприятия, и Московского Центра Карнеги, и института PISM, вместе с которыми мы организовывали это мероприятие. И этот положительный настрой был заметен сегодня в докладе директора нашего Центра Дмитрия Тренина.

Однако в данном случае нам, видимо, безусловно, придется иметь дело с пунктом, вызывающим разногласия, несмотря на наше позитивное отношение к этому.

Я всегда пытаюсь найти аргументы, чтобы доказать, что никакого столкновения цивилизаций нет, и уж конечно, не в этих частях мира. Однако существует конкуренция, не знаю, по-вашему, к добру это или к худу; существуют две организации, которые образовываются именно под влиянием этой конкуренции.

Россия, которая в свое время хотела интегрироваться с Европой, потерпела в этом неудачу, и потом хотела объединить Европу, Восток и Запад — через эти две организации, не воспринимая Европейский союз обязательно в негативном ключе, и изначально не думать отрицательно о партнерстве, об ассоциации «Восточного партнерства».

Российские власти, по-видимому, во многом выдавали желаемое за действительное. Были страны, которые хотели вступить в Евросоюз, желая в то же время сохранить преимущества сотрудничества с Россией, то есть брать лучшее от обоих миров.

Но оказалось, что на практике это невозможно или, по крайней мере, очень сложно, потому что требования Европейского союза и Евразийского союза, похоже, вступают в противоречие между собой.

Итак, мой вопрос заключается в том, сможет ли Восток сойтись с Западом, останется ли ситуация тупиковой, или в реальности конкуренция действительно будет стимулировать развитие сотрудничества.

И тут я передаю слово другим участникам, сначала Анне Дынер (Dyner), научному сотруднику PISM. Сейчас мы послушаем выступления, около десяти минут каждое, и затем трибуна будет предоставлена вам, наши уважаемые участники, для вопросов и комментариев. Пожалуйста, Анна!

Дынер. Спасибо вам большое! Я очень рада, что присутствую здесь. Если бы я знала, что будет перевод, я бы, наверное, подготовила это выступление на русском, но, к сожалению, не могу, поэтому мне придется говорить по-английски.

Очень сложно говорить о Евразийском союзе от лица, скажем, Польши, с точки зрения польской или европейской, потому что это все-таки проект на будущее, но я попробую.

Первое, что я хочу подчеркнуть, — что Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана мы воспринимаем как переходную ступень от действующего Таможенного союза к Евразийскому экономическому союзу, который официально должен заработать в январе 2015 года.

Главным аргументом для России, Беларуси и Казахстана в пользу интеграции в рамках ЕЭП является установление тесных экономических отношений, которые станут основной движущей силой экономического роста во всех трех странах.

Но кроме того, с нашей точки зрения, мы воспринимаем Евразийский союз и Единое экономическое пространство как таковое не только как экономический, но и как политический проект.

А если я позволю себе быть более оптимистичной, можно сказать так: в части отношений между ЕС и Россией создание Евразийского союза несет с собой и некоторые преимущества, и некоторые недостатки.

Прежде всего, мы должны помнить, что основные принципы Единого экономического пространства теоретически формулировались по аналогии с правилами Европейского союза. Например, в 17 известных соглашениях есть много положений, имеющих целью обеспечение «четырех свобод» — перемещения товаров, услуг, труда и капитала; кроме того, равные условия для всех государств-членов Единого экономического пространства должны быть обеспечены путем устранения барьеров, наряду с согласованной микроэкономической политикой и постепенным переходом к единой валюте.

Гармонизация макроэкономической политики также была смоделирована по правилам ЕС, и страны-участницы ЕЭП взяли на себя жесткие обязательства в отношении бюджетного дефицита, государственного долга и инфляции. Что касается дефицита бюджета, предел установлен на уровне 3% ВВП, то есть соответствует требованиям Европейского союза. Лимит государственного долга даже более жесткий, чем в государствах-членах Европейского союза, примерно 50% ВВП. Кроме этого, инфляция не должна превышать самый низкий показатель инфляции в странах ЕЭП более чем на 5%.

Итак, мы видим, что существуют определенные рамки, в которых мы можем моделировать наши будущие торгово-экономические правила и, может быть, налаживать хорошие экономические отношения.

Но, как я уже упоминала, мы также, поскольку мы рассматриваем Евразийский союз как во многом политический проект, можем отметить и некоторые потенциальные минусы для государств-членов, и в данном случае я попробую сосредоточить внимание на Беларуси.

В первую очередь, Евразийский союз, а пока что Единое экономическое пространство, будет сильно влиять на экономики государств-членов, этих трех стран, но я думаю, что Беларусь, хорошая она или плохая, — достаточно подходящая страна, чтобы сосредоточить внимание на ней, потому что она, можно сказать, самая слабая из этих трех стран.

И если оценивать правила белорусской экономики, особенно то, что здесь много предприятий, принадлежащих государству и основанных государством, и мы видим так называемое «перекрестное субсидирование экономики», то вероятно, Евразийский союз будет влиять на нее, скажем так, с одной стороны, позитивно, а с другой — негативно.

С одной стороны — позитивно, потому что, безусловно, белорусским властям придется ограничить создание государственных предприятий. И это также заставит их провести некоторые экономические изменения, которые, скажем так, с европейской точки зрения будут позитивными, такими, которых мы бы хотели.

Но, с другой стороны, мы должны помнить, что такого рода макроэкономические реформы также приведут к некоторому ухудшению социальной ситуации в Беларуси.

Кроме того, необходимо также добавить, что, например, по мнению сторонников независимости в Минске, 2015 год — год создания Евразийского союза — станет последним годом независимости Беларуси.

Что еще может быть выгодно России, но не, например, Беларуси, и, возможно, Казахстану, и вероятно, Армении, когда она также присоединится к этому союзу, — это приток рабочей силы из этих стран, особенно из Беларуси в Россию. В настоящее время, есть некоторые исследования, которые показывают, что в среднем в год около 3% рабочей силы из Беларуси собирается работать в России, и из-за более высокой зарплаты, и потому что, скажем, отсутствуют барьеры, культурные и языковые, и белорусам не нужны специальные разрешения для работы здесь, в России.

Именно поэтому мы считаем, что, с одной стороны, Евразийский союз может быть полезен, а с другой — он может оказать негативное влияние, может привести к обострению социальных проблем в самых слабых странах.

Но вместе с тем в условиях интеграции в странах ЕЭП будут созданы равные условия конкуренции. И поэтому когда мы думаем о том, что, например, у самых слабых стран будут, скажем так, наихудшие возможности для конкуренции, — будут также и некоторые международные инвестиции, они смогут также торговать на рынках друг друга.

Как я сказала с самого начала, мы воспринимаем Евразийский проект, кроме всего прочего, как проект политический, реинтеграцию постсоветского пространства, и, на мой взгляд, доминировать в этом проекте будет, безусловно, Россия, и в политике, и в экономике.

Но я думаю, что такая, скажем так, ре-интеграция постсоветского пространства обеспечит и некоторые преимущества. Конечно, создание Евразийского союза будет делом нелегким, я думаю, и для государств-членов ЕС, и для государств-членов Евразийского союза, и для стран между ними (я имею в виду Украину, возможно, Молдову, может быть, Грузию).

Как я уже упомянула, можно сказать, что основные структуры Евразийского союза были смоделированы по образцу Евросоюза, и поэтому будет очень… ну, может быть, не очень легко, но легче наладить торговые отношения между ЕС и Евроазиатским союзом.

Мы также имеем опыт переговоров по ВТО, и мы сможем, так сказать, легче смоделировать наши торговые отношения, и вероятно, сможем найти место и для «промежуточных» стран, прежде всего, например, для Украины.

Конечно, ЕС, безусловно, не стоит, и он даже не сможет игнорировать проект Евразийского союза, потому что, очевидно, это один из флагманских проектов российской администрации, и особенно г-на Путина.

И в заключение: г-н Тренин в своем выступлении сказал, что отношения ЕС и России в настоящее время являются скорее техническими, а не стратегическими. И я думаю, что, наверное, функционирование этих двух проектов, ЕС и Евразийского союза, вероятно, откроет также хорошие возможности не только обсуждать технические вопросы, но и какие-то стратегические концепции Европы и всего нашего континента.

Спасибо.

Бубнова. Спасибо, Анна! Вы представили нам некоторые важные выводы, и мы обсудим ваше выступление после того, как мы послушаем еще комментарий Алексея Кузнецова. Алексей Кузнецов — заместитель директора одного из ведущих институтов Российской академии наук, Института мировой экономики и международных отношений.

И он же руководитель Центра европейских исследований в этом институте. Алексей, пожалуйста!

Кузнецов. Спасибо! Я, пожалуй, выберу компромиссный вариант: перейду на русский язык, но сначала представлюсь на английском языке.

Бубнова. Вы сделаете совершенно правильно! Как всегда.

Кузнецов. Потому что я также представился, разумеется, на английском языке.

Прежде всего я хочу подчеркнуть, что Евразийский союз — не политический проект по своей сути. В этом я, видимо, буду спорить со многими европейскими коллегами.

Да, очень много политической риторики, потому что, конечно, прослеживается явная аналогия с какой-то такой политической реинтеграцией на постсоветском пространстве. Но, допустим, Беларусь — она ведь формально уже многие годы является частью союзного государства вместе с Россией, поэтому любое создание Евразийского союза, по крайней мере в отношении Беларуси, никаким образом не может ни сократить ее суверенитет в политической сфере, ни каким-то образом изменить положение с мигрантами. Вот просто само по себе создание союза.

На мой взгляд, это в первую очередь идет вопрос о попытках России расширить свой внутренний рынок, и это лежит в общем ключе развития региональной экономической интеграции во всем мире.

Да, отчасти это может быть и реакция на то, что Евросоюз расширяется все больше и больше, а Россия действительно, несмотря на многие заявления о стратегическом партнерстве, больше является чисто технически важным партнером ЕС, и не более того, но я еще раз подчеркну — это скорее больше политическая риторика.

Но вот эти два графика — они довольно хорошо известны в общих чертах. Они показывают, что действительно Европейский союз для России — это ключевой торговый партнер, и учитывая, что доля Беларуси и Казахстана составляет только 7% по экспорту и 6% — по импорту, тут очевидно, что не может ни в каком виде идти речь о создании альтернативы Европейскому союзу.

Более того, если мы добавили бы гипотетически к этому объединению Украину, ситуация бы мало изменилась. По большому счету, три крупнейших постсоветских страны, соседи России, сопоставимы оказываются с одним Китаем.

То есть речь идет именно об усилении, скорее, России на мировой экономической карте, потому что если бы я нарисовал примерно аналогичные графики «роль России в торговле с ЕС», то она была б, конечно, очень-очень скромная.

Но это общеизвестная статистика таможенной службы, а это — график, то, что мы посчитали в ИМЭМО, реальные прямые инвестиции российских компаний, как частных, так и государственных, в других странах. Я взял здесь только Евросоюз и СНГ, чтобы показать, что помимо политической интеграции существует корпоративная интеграция. И действительно, огромное количество российских компаний, причем чем мельче эти компании и чем они меньше связаны с внешнеполитической деятельностью России, тем чаще они выбирают соседние государства.

Тут, правда, нет особой разницы: Украина, как вы видите, самая популярная для российского бизнеса страна (что, в общем-то, логично, потому что она более крупная, чем Казахстан и Беларусь, там более диверсифицированная структура экономики), но как мы видим, вот эти три страны — они действительно являются ключевыми получателями российских прямых инвестиций.

Здесь важно подчеркнуть: это то, что делаем мы в ИМЭМО по заказу Евразийского банка развития. Мы учитываем конечных получателей. Потому что если мы посмотрим официальную статистику — очень много уходит на Кипр в офшоры и непонятно куда дальше идет. Вот мы выявляем, что далеко не все возвращается обратно в Россию, очень много как раз идет в соседние страны.

Голубым традиционно обозначены страны Европейского союза. Как видите, Польша не входит даже в число значимых — ну, по известным проблемам, они многократно озвучивались.

А кстати, тут можно увидеть, что и очень разная картина со странами СНГ.

Допустим, Киргизия, которая очень активно рассказывает о том, как бы она хотела интегрироваться, — вот там как раз реально скорее политический проект, потому что мы не видим под этим никакой корпоративной интеграции. Там максимум с Казахстаном чтото есть.

Что еще очень важно отметить? Что когда мы смотрим на статистику — не важно, отношений России со странами Таможенного союза, на базе которого планируется строить Евразийский союз, или отношений России с Европейским союзом — очень многие цифры можно повернуть в обе стороны в анализе в зависимости от того, что мы хотим показать. Я вот взял в качестве примера ключевую для российско-евросоюзных отношений тему — поставки энергоносителей.

Если мы посмотрим цифры, это одинаковые цифры, один и тот же источник — это BP, но вот левый график показывает, как доля России резко падает в стране, которая является ключевым импортером российского газа в ЕС, а именно в Германии, причем она падает не просто, но на фоне роста Норвегии. Правильно выбранный масштаб, правильно выбранная страна для сравнения, и мы видим две идущие поперек тенденции.

Правый график — это абсолютно те же данные, только уже по одной России.

Большой масштаб — уже падения практически в Германии не видно; добавляется два других крупнейших получателя: Италия и Польша. В Италии, в общем-то, падения нет; в Польше падение есть, но учитывая, что это падение идет с 90% до 80%, может, оно и разумно, учитывая просто диверсификацию поставок. Какие бы хорошие отношения между странами ни были, стопроцентная зависимость — она в принципе всегда плоха, не только по каким-то политическим или экономическим соображениям, но и чисто по технологическим. Всякое может случиться, просто там, условно говоря, какие-то проблемы возникнут, и если у страны стопроцентная зависимость, то ничего хорошего в этом не будет.

Но это такая вот общая картина того, что происходит в плане статистики. Что делать, как теперь строить отношения России и ЕС, когда явно озвучены планы? Как я говорю, они экономические, но тем не менее они имеют мощную политическую поддержку.

А проблема в том главная в экономическом плане, что Беларусь и Казахстан меньше интегрированы в мировую экономику, особенно учитывая тот факт, что для современных торговых отношений явно требуется членство в ВТО. Поэтому в краткосрочной перспективе вряд ли мы можем говорить об амбициозных задачах, которые озвучивались, в частности, Путиным, о каком-то там формате «ЕС плюс Евразийский союз».

Другое дело, что в долгосрочной перспективе у нас, в общем-то, альтернативы особой нет. Потому что, как я сказал, это скорее речь идет о расширении рынков, которые можно трактовать как внутренние, на фоне общего сокращения Европы в мировой экономике, я имею в виду — Большой Европы, включая и СНГ. Тут вопрос, я считаю, не стоит.

А что делать в краткосрочной перспективе? В краткосрочной перспективе тоже есть много чего делать между Россией и Европейским союзом, потому что сама Россия лишь недавно вступила в ВТО; надо во многих вопросах еще, вообще-то, адаптироваться к существованию в этой организации. Там будут, кстати, и проблемные вещи, это вот последний пункт — России, к сожалению для Европейского союза, надо учиться отстаивать свои права в ВТО, в том числе в рамках торговых споров, которые неизбежны.

Но есть и много вещей, которые являются полем для взаимного сотрудничества. В частности, звучат от многих российских экспертов идеи упрощения бюрократии на таможенной границе, причем, по сути, воплощение принципа одной таможни, а не двух, одного окна при подаче всех документов. Конечно, вопиющими являются проблемы с санитарным, фитосанитарным контролем. Тут явно требуется унификация, потому что все мы прекрасно понимаем, что комичные часто заявления уже теперь бывшего главы соответствующей службы не способствовали развитию российских отношений с европейскими партнерами.

И в завершение я хочу показать две крайности, что в долгосрочной перспективе нас может ждать.

Если говорить об оптимистичном сценарии именно долгосрочном, все равно это движение к какому-то объединению Евросоюза и Евразийского союза, по крайней мере после адаптации России к нормам ВТО и вступлению Беларуси и Казахстана. Это, скорее всего, неизбежно создание все равно зоны свободной торговли.

И уже, видимо, [прогноз] на несколько, может быть, десятилетий вперед. Это создание (естественно, в ближайшие годы, но с реализацией на несколько десятилетий вперед) дорожной карты построения общего евразийского экономического пространства, в том числе именно с опорой на корпоративную интеграцию. Поскольку опять-таки специалисты в области инвестирования говорят, что очень много есть возможностей создания глобальных цепочек добавленной стоимости именно с участием России и ЕС по захвату или удержанию рынков третьих регионов.

Ну а пессимистичный сценарий — тоже мы все прекрасно понимаем эти угрозы:

это и торговые войны, это и безудержная экспансия ЕС на Украине и в Беларуси. В Беларуси — в перспективе, потому что понятно, что режим Лукашенко не вечен. И там будет проблем скорее даже больше, чем с Украиной, поскольку Украина экономически очень тесно связана с Россией, а Беларусь — она в принципе закрыта для иностранного капитала. Там если откинуть «Газпром» и мобильную связь — там проблем-то значительно больше возникнет.

Ну и в сфере торговли и инвестиций — это, к сожалению, будут, может быть, и интенсивные контакты, но это будут две улицы с односторонним движением, идущие параллельно друг другу.

И вот, собственно говоря, в этой развилке мы и должны понимать, что это две крайности, которые, к сожалению, возможны (я имею в виду, и пессимистическая тоже).

И надо выбирать явно какие-то пути, сложные, но важные, в сторону оптимистичного сценария, потому что, я полностью согласен со своей польской коллегой, нам надо искать стратегические точки опоры для совместного развития России и ее партнеров по СНГ вместе с Европейским союзом. Спасибо.

Бубнова. Большое спасибо за ваш глубокий анализ с правильным учетом масштабов, и особенно мы вам благодарны за представленные нам оптимистические сценарии.

Однако отличительная черта вашего выступления, я так понимаю, состоит в том, что вы полагаете, что расширение ЕС на Украину и Беларусь стало бы воплощением пессимистического сценария. Возможно, некоторые из участников сочтут это подходящей темой для дискуссии.

Теперь я передаю слово участникам нашего заседания. Пожалуйста, сначала представляйтесь, для простоты регистрации. И пожалуйста, не более 3–4 минут, и если вы не возражаете, мы не будем разъединять вопросы и комментарии.

Доманьская. Мария Доманьская, посольство Польши. Огромное спасибо за интереснейшую презентацию. Эти сценарии очень понятные и очень четкие. Но мой вопрос заключается в том — а как насчет обусловленности этих сценариев? Что должно быть сделано, чтобы получился у нас оптимистический сценарий, и что надо убрать из политики и России, и Евросоюза, чтобы избежать пессимистического сценария? Потому что вот это — это все понятно; мы знаем, чего мы хотим, у нас есть плюсы, минусы нашей политики, мы как-то определенно понимаем или не понимаем политику другой стороны, но что конкретно?.. вам нужно сказать, что мы можем на практике сделать, чтобы, грубо говоря, всем было лучше. Спасибо.

Бубнова. Спасибо! Я полагаю, это очень хороший вопрос. Алексей, это к вам!

Кузнецов. Прежде всего, надо как раз в отношениях России и ЕС меньше уделять внимания вот такой политической риторике. Допустим, экспансия ЕС на Украине.

Действительно, спорный такой вопрос, как ее трактовать. Но если мы посмотрим на экономические и на гуманитарные контакты восточных областей — они слишком тесные с российскими регионами, там реально формируется примерно то же самое, что на границе Франции и Германии. Поэтому неучитывание этого фактора, безотносительно к тому, какие в данный момент отношения между Россией и Украиной, между Украиной и любой страной Европейского союза, [ошибочно]… просто это данность, которую никакой политикой не переломить. Если вбивать этот клин, будет происходить какое-то обострение.

Второй момент, в котором тоже я убежден, — у нас недостаточно гуманитарных контактов между Россией и Евросоюзом. Пресловутый визовый режим никуда не делся.

Пока люди не будут свободно ездить из Евросоюза в Россию, из России в Евросоюз, мы не увидим широких контактов людей, когда люди изнутри будут видеть, что реально происходит на противоположной стороне границы, как реально думают, воспринимают ситуацию простые люди, эксперты, а не высшее политическое руководство.

К сожалению, пока мы видим, что контакты ограниченны. Европейцы могут себя тешить сколько угодно, что много миллионов россиян ездит к ним; мы видим официальную статистику: для России восточнее Урала ключевым, например, центром туризма уже стал Китай. Несмотря на то, что это дороже, чем ездить в Евросоюз.

То есть больше гуманитарных контактов, и ключевой барьер — это сейчас визовый режим; и меньше политизированности в явно экономических вопросах, в данном случае, я считаю, украинские контакты — это во многом действительно сейчас политизированная тема. Причем не только со стороны Евросоюза, естественно, со стороны России, к сожалению, тоже.

Бубнова. Да, пожалуйста! О нет, извините, сначала дама.

Воркунова. Спасибо. Спасибо большое за выступление. Ольга Воркунова, ИМЭМО РАН. У меня вопрос к Алексею и отчасти… Ну, сразу несколько вопросов, но они достаточно небольшие.

Первый вопрос: как вы оцениваете примерно долю неформальной экономики в отношении Казахстана, России и Украины? То есть это где-то порядок 25-50% или меньше? И соответственно, это будет влиять и на корпоративный интерес. То есть вывоз капитала из России в большей степени в Казахстан и в Украину, и как, соответственно, это будет соотноситься с перспективами Украины и отношениями Евросоюз — Украина?

Это первый.

Второй. Как в конкуренцию «Евросоюз и складывающийся Евразийский союз»

вписывается Китай? Со стратегическими интересами в Центральной Азии.

И третий: как соотносится, опять-таки, вот это противостояние двух достаточно крупных союзов перспективных и формирующаяся Трансатлантическая зона свободной торговли ЕС — США? Спасибо.

Кузнецов. Очень коротко. Доля неформальной экономики в ВВП — достаточно сложная тема. Точно не знает никто. Есть разные методы. Мы знаем даже по Европейскому союзу, что те же австрийцы там умудрились посчитать, что в некоторых весьма респектабельных странах ЕС она зашкаливает за 20%. Поэтому сколько она может быть в случае Украины и России, те же 20–25% или выше, сказать сложно, но то, что не меньше — это точно. Но это не является ключевым для как раз инвестиционных связей с Украиной, потому что бегство капитала идет скорее в офшорные зоны, в западноевропейские страны, а не на Украину. А то приграничное сотрудничество на уровне небольших предпринимателей в приграничных районах — оно есть. Но даже если его не было бы, те данные по официальным связям восточных областей Украины с крупными компаниями России показывают, что там уже очень тесно интегрировано. Если там еще теневой сектор добавляет эту связь — это просто подчеркивает то, что я сказал, что там еще хуже.

И тем не менее, учитывая, что мы отслеживаем по крупному бизнесу, кто идет через Кипр на Украину, те данные, которые были, — они учитывают, допустим, структуры Григоришина либо (нрзб.), которые контролируют там четверть (ну или там меняется все время доля) электроэнергетики, допустим, Украины. То есть это вот сюда уже включено.

По Китаю в Центральной Азии — да, очень сложный вопрос, потому что китайцы и в Казахстане, и в еще большей степени в Киргизии усиливают свое влияние. Но здесь как раз вопрос (то, что я уже сказал) в том, насколько Евросоюз и Россия смогут построить именно в экономической сфере конкурентоспособные цепочки добавленной стоимости, которые реально способны с китайцами конкурировать, потому что в данном случае речь будет идти, естественно, о неценовой конкуренции. И политический фактор Китая — да, в Казахстане он будет всегда важный, но если Россия и Евросоюз для Центральной Азии создадут что-то очень привлекательное в интеграционном плане, то китайский полюс будет не столь страшным.

Зона свободной торговли ЕС и США? Ну, сейчас в принципе по всему миру создаются вот эти соглашения, и я не вижу проблемы для России просто от самого создания зоны свободной торговли США и Евросоюза. Мне кажется, большая часть проблем лежит именно в российско-евросоюзном диалоге. Плюс не забывайте, что США как торговый партнер России, да и как инвестиционный, отнюдь не значим. Так уж получилось.

Кречетников. Артем Кречетников, «Русская служба Би-Би-Си». У меня, собственно, не вопрос, а небольшой комментарий в продолжение сказанного предыдущим оратором. Безусловно, Евроазиатский союз с точки зрения интересов России — начинание чрезвычайно важное и перспективное. Хотя бы потому, что выстраивать равноправное партнерство с Евросоюзом, так сказать, в личном качестве России несколько затруднительно (при всем уважении, она не является равновеликой всей объединенной Европе), а вот некое межгосударственное объединение — это уже выглядит солиднее.

Один союз и другой союз. Идея, что историческая миссия России состоит в упорядочивании азиатского пространства в Европе, известна с незапамятных времен.

Встреча кайзера и Николая II на яхтах, «Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана», и всякое такое. Если, скажем, за влияние в Украине и Белоруссии Европа и Россия соперничают, то конкурировать с Россией за влияние в Киргизии Европа, скорее всего, не станет.

Но здесь действительно есть одно обстоятельство, которое представляется немаловажным. Если Европейский союз — это давно факт реальности, то Евроазиатский союз — пока знак вопроса.

Вот на недавнем [визите] — собственно, в начале сентября, 7-го сентября, если я не ошибаюсь, — находясь в Астане, президент Китая Си Цзиньпин выдвинул идею создания некоего экономического альянса Великого шелкового пути. Детали пока не раскрываются, но, как говорил герой культовой советской кинокомедии, «понять его, надежа-царь, немудрено». Хотят создать некое экономическое объединение под эгидой не России, а Китая. И уже пошла на это реакция на уровне экспертов: высказываются мнения, что если не удастся оформить Евроазиатский союз к 2015 году, ничего страшного не произойдет;

главное — все сделать хорошо. А Нурсултан Назарбаев недавно, в общем, довольно неожиданно для всех, предложил всемерно развивать и укреплять старый Таможенный союз, который вроде бы к 2015 году должен был бы раствориться в Евроазиатском союзе, и принять в него Турцию, а там, глядишь, чего доброго, и Китай.

В общем-то, по мнению большинства экспертов, пока преждевременно говорить о том, что Центральная Азия однозначно уходит под Китай. В пользу России говорят общее прошлое и культурные связи, в пользу Китая — то, что у него больше денег. Но во всяком случае, наверно, очевидно, что в обозримом будущем Центральная Азия будет не безраздельной зоной влияния России, а полем некоего геополитического соперничества между Россией и Китаем, и что из всего этого выйдет — еще надо посмотреть. Спасибо.

Бубнова. Спасибо! Но это ведь комментарий, а не вопрос, так?

Кречетников. Это комментарий.

Бубнова. Большое спасибо!

Войко. Спасибо уважаемым докладчикам. Евгения Войко, Финансовый университет. У меня вопрос к Алексею Кузнецову. Скажите, пожалуйста, какие отрасли в российской экономике, может быть, наиболее пострадают, если таковые будут, от подписания соглашения об ассоциации Украины с Европейским союзом?

Кузнецов. Собственно говоря, тут вопрос краткосрочных и долгосрочных последствий, потому что в том же машиностроительном комплексе, скорее всего, будет продолжаться тенденция отказа от услуг украинских поставщиков. Поэтому в краткосрочном плане, может быть, российским компаниям будет и тяжело перестраиваться, но в долгосрочном плане скорее это будет даже позитивно для российских фирм, учитывая, что украинские партнеры не самую лучшую продукцию предоставляли. Ну, это были просто традиционные, проверенные контакты. Поэтому участие с другими партнерами — это будет лучше.

А что касается бизнес-интересов, то у нас, в общем-то, несмотря на то что, вот я показал, очень большие инвестиции, реально это те компании, которым от сближения Украины с Евросоюзом особо плохо не будет. Ну, кто это дает? Это дает телекоммуникационный бизнес во многом, отчасти банковский, электроэнергетика — то есть это те отрасли, которые не были напрямую связаны с контактами с Россией. То есть это как бы российское присутствие там… И проблема касается буквально нескольких десятков предприятий такого, скажем, второго эшелона. То есть поэтому говорить именно об отраслевом [аспекте] вот так, с первого взгляда, очень тяжело, а специальных расчетов, честно говоря, я не проводил и, честно говоря, не видел. Чтобы вот именно по отраслевому разрезу.

Бубнова. Пожалуйста, следующий вопрос к Анне. У кого есть вопрос? Тогда я задам вопрос. Анна, не могли бы вы оценить возможности влияния России на Европейский союз? Насколько я знаю, в Европе об этом говорят немного. Какие у нее могут быть инструменты? Мягкая сила, жесткая сила, морковка, батоги? Есть ли они у нее?

Дынер. Это очень сложный вопрос, потому что нельзя говорить, что Россия может влиять на весь Евросоюз, потому что, как уже говорилось выше, в него входят 28 стран, и многие из них так или иначе связаны с Россией, а многие нет.

Насчет мягкой силы — я так не думаю, потому что, конечно, есть некоторые круги, например, в Польше, Германии и Франции, которые очень интересуются русской культурой, русским языком, но все равно этих людей очень мало, и они не влиятельные.

Жесткая сила — конечно, есть газ и нефть, я имею в виду, энергетические ресурсы.

Но это тоже касается лишь некоторых стран ЕС, прежде всего — восточных.

Каким образом Россия может влиять, скажем так, в целом на отношения с ЕС? Я остановлюсь на одном примере: это безвизовый режим. У нас уже есть одна история успеха — [безвизовый режим] между Польшей и Россией, местное приграничное передвижение между Польшей и Калининградом, которое принесло обеим сторонам много выгод в экономической, социальной и торговой сферах. И я думаю, что мы, я имею в виду, в частности, представители России и, может быть, российские дипломаты, должны представить эту историю успеха в Брюсселе и сказать, что такой вариант безвизового режима, который у нас налажен между Калининградом и некоторыми районами Польши, показывает, что, когда мы будем развивать наши контакты, мы будем также развивать и другие формы отношений, включая экономику и политику.

Поэтому я бы сказала, что, конечно, у России есть некоторые, скажем так, инструменты влияния, особенно в... Может быть, не на новые государства-члены, но на это одно, из числа самых крупных, я имею в виду — на вот это вот государство, которое имеет отношение, к примеру, к [бывшему] Советскому Союзу, и на западную часть Европы. Но я не думаю, что она может сильно влиять на весь ЕС.

Васильев. Вопрос можно?

Бубнова. Пожалуйста.

Васильев. Дмитрий Васильев, Институт корпоративного права и управления. Я не знаю, к кому этот вопрос. Может быть, к Анне, может быть, к Владимиру. Мне хотелось бы, чтобы, может быть, вы сравнили эффективность двух взаимодействующих структур, одной становящейся, Евразийского союза, другой — Европейского союза. Европейский союз доказал свою низкую эффективность в контроле за долгами своих членов, за 3%-ным долгом ВВП, за задолженностью выше установленного порога, за наведением порядка с ложной информацией. Если брать греческий скандал, там какая-то была информация, что кто-то дал неправильную информацию в Брюсселе, кто-то неправильно реагировал. Все это тоже умерло, никто не отреагировал.

И у меня вопрос сейчас следующий: Евразийский союз будет такой же неэффективный или еще более неэффективный? Можете просто прокомментировать?

Спасибо.

Дынер. Мне кажется, что очень сложно ответить на этот вопрос, потому что Евросоюз как раз — это 28 стран, да? И просто если кто-то ведет тихую бухгалтерию, не доносит своих проблем в Брюссель, тогда может показаться, что Брюссель просто не [реагирует]… Из Брюсселя не будет этого видно, но мы также должны помнить, что Евросоюз — это не только экономика, а это политика и много, много различных других вещей. И я бы не сказала, что он так уж неэффективен.

Что касается Таможенного союза либо Евроазиатского союза — ну, мы поживем — увидим. Если смотреть на опыт, я бы не сказала, что Советский Союз был эффективен, да?

И потом, мы должны… Если Россия и, не знаю, Беларусь и Казахстан хотят тоже испытывать опыт стран Евросоюза, они должны знать, какие Евросоюз совершил ошибки, и просто их не повторять. И мне кажется, что [Таможенный союз] может быть более эффективен в том смысле, что там только три страны пока что. Спасибо.

Кузнецов. Ну да, вопрос, собственно говоря, очень трудно назвать корректным, потому что Евросоюз действительно уже многие годы существует, а Евразийского союза нет; Таможенный союз только, в общем-то, начал работать. Поэтому это скорее гадание, что будет, по крайней мере в отношении Таможенного союза.

А что касается эффективности Евросоюза — я полностью согласен с Анной. Он как раз по большинству сфер показал свою по крайней мере относительную эффективность. И по меньшей мере на первых стадиях своего развития, когда было немного стран, это был довольно эффективный проект, который и привлек такое большое количество стран, в том числе тех, которые стали злоупотреблять… Цвек-Карпович. Большое спасибо. У меня вопрос по поводу энергетического диалога ЕС — Россия. Я полагаю, это очень важный вопрос, и мы можем обсудить его, в частности, в контексте «Восточного партнерства».

Вы объявили, г-н Кузнецов, в вашей прекрасной интерпретации, что имеет место, скажем так, уменьшение объемов российской нефти и газа, которые поставляются в страны ЕС, однако с учетом наличия в России больших ресурсов энергоносителей мы можем ожидать, что в ближайшие годы Россия сохранит сильные позиции в структуре энергетики ЕС.

Что вы думаете о перспективах торговли энергоносителями между ЕС и Россией? С учетом того, что между ними была согласована энергетическая «дорожная карта», однако здесь намного больше надежд у России и некоторые колебания со стороны ЕС. Как вы могли бы, скажем так, охарактеризовать перспективу на ближайшие десятилетия, скажем, с внутренней российской точки зрения? Я имею в виду, какие реформы Россия должна провести в энергетической сфере, что усилить свое влияние на ЕС в плане энергоснабжения?

Кузнецов. Честно говоря, но это мое собственное мнение, энергетический диалог между Россией и ЕС — не очень продуктивное поле для сотрудничества, нам нужно оценивать все экономическое сотрудничество в целом. Если мы вспомним наши «дорожные карты», то ведь никакой энергетической, скажем так, «дорожной карты» не было. И я боюсь, что смещение в сторону энергетических проблем также не будет очень продуктивным, все это слишком политизировано, во многих аспектах.

И в результате сейчас мы можем наблюдать лишь широкие дискуссии вокруг газового сектора, вокруг прямых инвестиций в модернизацию энергетического сектора, и так далее, и так далее.

Но мы должны помнить, что нефтегазовый сектор в России обеспечивает не очень большую долю ВВП нашей страны — всего 10%. Только 10% ВВП РФ связано с нефтяной и газовой отраслью. И проблема в том, что с ней связаны три четверти нашего экспорта.

Поэтому, я полагаю, нам не нужно делать такой упор на энергетический сектор. Но это просто моя позиция, может быть, несколько неожиданная, но вот так...

Бубнова. У нас почти не осталось времени, так что еще только один, еще один вопрос. Извините.

Кувалдин. Благодарю. У меня короткий комментарий. Виктор Кувалдин, МГУ.

Я принадлежу, наверно, к той части российских экспертов, которые абсолютно не считают Европейский союз неэффективным. Я думаю, что это история успеха, история грандиозного успеха. И это не только, скажем, наше мнение — вы посмотрите, сколько стран стучатся в двери Европейского союза, и как разочаровывающе мало желающих вступить в наш Евразийский или Таможенный союз.

Поэтому… Но действительно, и тем более показательно — когда возникли трудности. Другое дело, что трудности-то ведь возникли из самой истории Европейского союза.

Я считаю, что они сильно забежали [вперед] с созданием единой валюты, что это было политическое решение, принималось оно в 1992 году, основной сторонник был Миттеран, и за ним стояло желание ни в коем случае не позволить объединенной Германии стать кошкой, которая гуляет сама по себе. Заякорить ее в Европейском союзе, надежно и навсегда, за счет единой валюты. Ну и сейчас он должен, так сказать, за это расплачиваться, но даже в условиях этой расплаты, вы видите, притягательность его не уменьшилась.

Но у меня вот есть один вопрос — я абсолютно согласен с Алексеем Кузнецовым — я совершенно не могу понять позицию Европейского союза по визовому режиму с Россией. Аргументов нет никаких. Если взять людей, которые въезжают из России, остающихся в Европейском союзе в нарушение его норм, — это минимально. Если взять так называемую «русскую мафию»… я просто не хочу называть страны, и те, которые являются кандидатами, и те, которые уже стали членами Европейского союза, — которые представляют куда более реальную опасность, чем с этой точки зрения возможная опасность, которую могла б представлять Россия в случае введения безвизового режима.

В связи с этим у меня вопрос к Анне. Анна, одно из объяснений, которое я слышу и которое мне более-менее понятно, — что Европейский союз считал невозможным идти на предоставление безвизового режима в отношениях с Россией до того, как он сможет, скажем, предоставить такой же режим Украине. А вот предоставление безвизового режима Украине — для него бы это был более проблемный вопрос, чем безвизовый режим с Россией. Так ли это?

Дынер. Это сложно сказать, но я бы начала с того, что два вопроса есть, которые мы должны брать во внимание. Первый — это то, что у Украины, так сказать, меньше внутренних проблем, касающихся… например, как у России были, и они есть до сих пор, с Кавказом, да? У Украины такого уже нет. Это также страна поменьше, это уже меньше людей может войти в этот безвизовый режим. Но и также еще вопрос в договоре о так называемой реадмиссии. И просто об этих условиях.

Но мне кажется, что пока что [рано] — но есть некоторые страны, которые болееменее за безвизовый режим с Россией. Но мы также должны брать во внимание, что это длинный путь, и мы должны взять все 28 стран и [учесть] их тоже, может, предпосылки, но и опасения.

Цвек-Карпович. Если мне будет позволено среагировать на этот вопрос, я думаю, что нет такого, скажем так, закона, что Украина должна первой получить безвизовый режим с ЕС, а уж потом России. Я думаю, это больше технический вопрос... я имею в виду, Украина, может быть, имеет гораздо более сильную мотивацию привести свое законодательство в соответствие с законодательством ЕС, чем Россия, как большая страна со своей внутренней политикой. И это технический вопрос, первый вопрос.

И второе — это, скажем так, геополитическая воля государств-членов ЕС, об этом Аня уже говорила. Я думаю, что действительно, в Центральной Европе мы можем заметить больше открытости в отношении отмены визового режима, потому что мы не видим каких-либо негативных последствий либерализации визового режима. Как было отмечено ранее, вот тот локальный приграничный обмен между Польшей и Калининградской областью, который действует всего один год, дал нам много положительных примеров. Если сравнить данные о чем-то негативном (вы знаете, убийства и др.) — с этим ничто не сравнится. Я имею в виду, что есть только положительные сигналы, и нет никаких угроз, никакой преступной деятельности. И мы пытаемся убедить наших партнеров из ЕС, из стран Запада, что есть смысл отменить визовый режим с Россией и с другими соседними странами.

И я думаю, что некоторые из них, вот Германия в прошлом году… Канцлер Меркель, она уже сказала, она призналась, что раньше Германия была против либерализации визового режима, а в этом году Германия несколько изменила свою позицию. Итак, мы имеем, скажем так, прогресс в плане геополитических консультаций с государствами-членами ЕС, а остальные вопросы носят технический характер. При этом у меня есть некоторые сомнения в том, что российское правительство захотело привести свои собственные правила пересечения границы в соответствие с правилами ЕС. Это колоссальная задача, и возможно, здесь мы можем столкнуться с некоторыми проблемами при введении безвизового режима.

Кузнецов. Очень короткий комментарий. Я боюсь, мы недоучитываем, что некоторые консульства Евросоюза по-прежнему хотят просто зарабатывать деньги на визах. Потому что, будучи коллекционером краткосрочных виз, я могу сказать: не работает ни соглашение об упрощенном режиме, ни бесплатная виза ученым. Идет зарабатывание денег. Не всеми, конечно, но некоторые консульства явно просто на этом живут.

Бубнова. Увы, к сожалению, у нас больше вопросов, чем времени, но это указывает на явный интерес к данной теме, и теперь у нас короткий 15-минутный перерыв на кофе, чтобы затем обсудить вопросы, которые, возможно, еще остаются. Спасибо вам большое!

Собьяк. Добрый день, уважаемые дамы и господа! Меня зовут Анита Собьяк, я представляю здесь Польский институт международных отношений, и позвольте мне еще раз поприветствовать вас от имени нашего института, и давайте теперь начнем третье заседание, которое мы посвятим перспективам Украины, Молдовы и Беларуси.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 

Похожие работы:

«общества и окружающей среды Работа по защите людей, Обзор ядерной безопасности 201 Программа по ядерной безопасности и физической ядерной безопасности ^ GC(59)/INF/ Обзор ядерной безопасности – GC(59)/INF/4 Обзор ядерной безопасности – 2015 IAEA/NSR/2015 Издано МАГАТЭ в Австрии Июнь 2015 года Предисловие «Обзор ядерной безопасности – 2015» содержит анализ наиболее важных тенденций, проблем и задач в данной области, которые были актуальными в мире в 2014 году, и информацию об усилиях МАГАТЭ,...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Камский институт гуманитарных и инженерных технологий» Факультет «Инженерные технологии» Кафедра «Инженерная экология и техносферная безопасность»Утверждаю: Ректор НОУ ВПО «КИГИТ» О. А. Дегтева 2012г. Согласовано на заседании УМС Протокол №_ от «_»2012г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС дисциплины «Экология» Для направления подготовки 241000 «Энергои ресурсосберегающие процессы в химической технологии, нефтехимии...»

«План воспитательной работы МАОУ «СОШ № 40» на 2014-2015 учебный год Новоуральский городской округ, 2014 Содержание 1. Пояснительная записка..3-4 2. Содержание и формы воспитательной работы.4-5 3. Предметное содержание школьного метапредметного проекта «Движение к достижениям»..5-7 4. Календарный план работы..9-25 5. Приложения:1. Программа по обучению мерам пожарной безопасности для учащихся 1-11 классов..26-30 2. Программа по изучению правил дорожного движения для учащихся 1-11 классов..31-36...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МБОУ школа-интернат № 1 _ Н.А. Потапова (личная подпись) (инициалы, фамилия) «» _ 2014 г. ПРОГРАММА ПО ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ДРУЖЫНЫ ЮННЫХ ПОЖАРНЫХ 2014-2015 уч.год Вводная часть. Анализ причин пожаров показывает, что возникают они в большинстве случаев из-за незнания правил пожарной безопасности или халатности. Опасность возникновения пожаров и тяжесть их последствий объясняется, прежде всего, увеличением пожароопасности окружающего мира, обусловленной появлением сотен тысяч...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТА НОВ ЛЕНИЕ от 21.12.2015 № 578-п г. Иваново О внесении изменения в постановление Правительства Ивановской области от 13.11.2013 № 457-п «Об утверждении государственной программы Ивановской области «Обеспечение безопасности граждан и профилактика правонарушений в Ивановской области» В соответствии со статьей 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Ивановской области от 03.09.2013 № 358-п «О переходе к формированию областного...»

«A/66/867–S/2012/532 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 12 July 2012 Совет Безопасности Russian Original: English Генеральная Ассамблея Совет Безопасности Шестьдесят шестая сессия Шестьдесят седьмой год Пункт 38 повестки дня Положение в Афганистане Письмо представителей Афганистана и Японии при Организации Объединенных Наций от 9 июля 2012 года на имя Генерального секретаря Имеем честь препроводить настоящим выводы состоявшейся 8 июля 2012 года Токийской...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А. » Кафедра «Природная и техносферная безопасность» РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине Б.3.3.6.1 «Безопасность труда» направление подготовки (20.03.01)280700.62 «Техносферная безопасность» Профиль «Безопасность жизнедеятельности в техносфере» форма обучения – очная курс – семестр – 5 зачетных единиц – часов в неделю – 3 всего часов – 108, в том...»

«ПРОЕКТ ПРОГРАММНОГО БЮДЖЕТА НА 2004-2005 гг. ЭПИДНАДЗОР ЗА ИНФЕКЦИОННЫМИ БОЛЕЗНЯМИ ВОПРОСЫ И Глобальная безопасность в вопросах здравоохранения (как указано в резолюции WHA54.14) постоянно подвергается угрозе в результате возникновения новых или вновь обнаруженных ПРОБЛЕМЫ патогенных микроорганизмов, их возможного преднамеренного или случайного высвобождения и возрождения угрозы известных эпидемий. Хотя биологическое оружие представляет собой наиболее видимую угрозу безопасности, возникающие...»

«Вестник Центра изучения проблем нераспространения Информационный бюллетень Международного сообщества специалистов по нераспространению Центр изучения проблем нераспространения им. Дж. Мартина (ЦИПН) Монтерейский институт международных исследований (МИМИ) №33 Весна 2012 В этом выпуске ОТ РЕДАКТОРА Вестник Центра изучения проблем нераспространения НОВОСТИ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ИЗ ЕВРАЗИИ Международный конкурс аналитических эссе на тему нераспространения Редактор: Кто есть кто в образовательной...»

«Рабочая программа по ОБЖ (5-11 классы) Пояснительная записка Введение Рабочая программа по основам безопасности жизнедеятельности для 5-11 классов составлена на основе программ для общеобразовательных школ, которые входят в федеральный компонент: 1 «Рабочие программы: Основы безопасности жизнедеятельности» пособие для учителей общеобразовательных учреждений под редакцией АТ Смирнова. 5-9 классы:/ АТ Смирнов, БО Хренников-М.: Просвещение, 2011г. 2 « Программы общеобразовательных учреждений:...»

«Приложение № 19 к основной общеобразовательной программе основного общего образования муниципального казенного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы № 9 поселка Уралец Рабочая программа по ОСНОВАМ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНСТИ 5-9 класс Составител: Пермина В.П. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа основного общего образования по основам безопасности жизнедеятельности разработана в соответствии с федеральным компонентом государственного стандарта среднего (полного)...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 45 города Челябинска Утверждаю: Рассмотрено на заседании МО Директор МБОУ СОШ№45 Протокол №1 от 29 августа 2014 Заведующий МО С.Б.Хайдуков _/Асватова И.В./ Дата: 29 августа 2014г Предметная область «Физическая культура и основы безопасности жизнедеятельности» Программа учебного предмета «Основы безопасности жизнедеятельности» для основного общего образования 5-9 класс Учитель ОБЖ: Ниговорин Сергей...»

«Приложение 17 к ООП СОО 2014 – 2016 Утверждено Приказом директора МАОУ «Академический лицей» № 79-о от 31.08.2015 Рабочая программа среднего общего образования по учебному предмету «Основы безопасности жизнедеятельности» 10 класс Срок реализации 1 год Разработчик: учитель ОБЖ Анпилогов С.А. г. Магнитогорск, 2015 год Пояснительная записка В современном мире опасные и чрезвычайные ситуации природного, техногенного и социального характера стали объективной реальностью в процессе жизнедеятельности...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Факультет государственного управления и права Кафедра международного права и международных отношений УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе Демидов И.Ф. «_»_ 2012 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Основы международной безопасности» для студентов направления 031900.62 «Международные отношения» для очно-заочной (вечерней) формы обучения...»

«Положение о программе поддержки исследовательских проектов в области информационной безопасности и криптографии «ИнфоТеКС Академия 2014-2015» 1991 – 2014 ОАО «ИнфоТеКС», Москва, Россия Ни одна из частей этого документа не может быть воспроизведена, опубликована, сохранена в электронной базе данных или передана в любой форме или любыми средствами, такими как электронные, механические, записывающие или иначе, для любой цели без предварительного письменного разрешения ОАО «ИнфоТеКС». ОАО...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Финансово-экономический институт Кафедра экономической безопасности, учета, анализа и аудита Захаров В.Г. РЕКЛАМА И РЕКЛАМНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов специальности 38.03.02 (080200.62) «Менеджмент», профиль подготовки «Логистика», очной и заочной...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 09.06.2015 Рег. номер: 2091-1 (08.06.2015) Дисциплина: Системы и сети передачи информации. 02.03.03 Математическое обеспечение и администрирование Учебный план: информационных систем/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Захаров Александр Анатольевич Автор: Захаров Александр Анатольевич Кафедра: Кафедра информационной безопасности УМК: Институт математики и компьютерных наук Дата заседания 30.03.2015 УМК: Протокол №6 заседания УМК: Дата Дата Результат...»

«Содержание 1. Целевой раздел стр. 5-96 1.1. Пояснительная записка 1.2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы основного общего образования 1.2.1. Общие положения 1.2.2. Ведущие целевые установки и основные ожидаемые результаты 1.2.3. Планируемые результаты освоения учебных и междисциплинарных программ 1.2.3.1. Формирование универсальных учебных действий 1.2.3.2. Формирование ИКТ-компетентности обучающихся 1.2.3.3. Основы учебно-исследовательской и...»

«1. Пояснительная записка Рабочая программа предназначена для обучающихся 10а класса ГБОУ школы №345 Невского района Санкт-Петербурга по курсу ОБЖ в 2015-2016 учебном году.1.1.Цели и задачи, решаемые при реализации рабочей программы:Цели: Освоение знаний о безопасном поведении человека в опасных и чрезвычайных ситуациях (ЧС) природного, техногенного и социального характера; их влиянии на безопасность личности, общества и государства; о здоровье человека и здоровом образе жизни (ЗОЖ), об оказании...»

«Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего образования «АКАДЕМИЯ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» УТВЕРЖДАЮ И.о. ректора федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Академия Следственного комитета Российской Федерации» генерал – майор юстиции А.М. Багмет 2014 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Направление подготовки (специальность) 030901 Правовое обеспечение национальной безопасности...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.