WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |

««NON-MATERIAL CULTURAL HERITAGE OF THE TURKIC PEOPLE AS OBJECT OF PRESERVATION» Materials of the international scientific and practical conference «KORUNAN NESNE OLARAK TRK HALKLARININ ...»

-- [ Страница 14 ] --

В устном поэтическом творчестве алтайцев не встречается почти ни одного произведения без звуковых повторов в начале стихов. Имея в виду эту особенность формы стиха устной поэзии алтайцев. В.И. Вербицкий писал: «в песне непременно требуется два условия: 1) чтобы она имела сравнения и 2) чтобы строфы из двустиший или четырехстиший начиналась всегда с одной и той же буквы. О хвостах (рифмах) алтаец не тужит, у него были бы согласны головы» [3, с. 29–59].

Героический эпос алтайцев представляет собой стихотворный жанр.

Некоторые сказания иногда достигают 8–10 тысяч стихотворных строк.

Часто эпос исполнялся сказителем (кайчи) в течение нескольких ночей. К начальным рифмам мы относим такие рифмы, которые появляются в результате звуковых повторов в начале двух (или более) стихотворных строк. Они, как и конечные рифмы, выполняют стихотворном произведении ритмоорганизующую функцию.

В героическом эпосе большое значение придается одинаковому звучанию начала каждого стиха. Начальная рифма в эпосе представлена широко и охватывает тождественным созвучием от двух до шести, иногда до десяти и более стихотворных строк.

Начальная рифма в эпосе «Алтын-Туудьы» охватывает тождественным созвучием от двух до шести стихотворных строк:

Айланайын кркий кыс, Прекрасная милая девица Атта арай jыгылбады. С коня чуть не свалилась.

Ачу-корон ыйлап-сыктап, Горько-злобно плача-причитая, Айылы jаар jортып ийди. Домой направилась.

Анча-мынча болбогондо, Долго ли, мало ли [времени] прошло, Айылына jедип келди. Домой добралась.

Ада-энези, эки сыйыны Отец и мать, двое её сестёр (Jарыш эдип уткуп чыктылар) (Наперегонки вышли встречать) [1, с. 139] В эпосе встречаются начальные повторяющиеся слова, имеющие ритмическую функцию. Такими повторяющимися словами в начале стихов могут выступать различные части речи. Следует заметить, что наиболее излюбленными повторами сказителей являются местоимения и числительные. Например, в эпосе «Алтын-Туудьы» часто употребляются числительные тогус – тогузон эки, алты – алтан, эки, јетен эки:

1.

Тогус сри тайгалу, С девятью островерхими горами, Тогус кара талайлу, С девятью чёрными реками Тил билишпес jон башкарган, Разноязыким народом правящий, Тк танышпас мал кабырткан, Разношёрстный скот, заставивший пасТогузон эки баатырлу, ти, Тогус тей jайзаду С девяносто двумя богатырями, [1, с. 130] С девятью одинаковыми зайсанами

–  –  –

По определению С.М. Каташева [10] в алтайской поэзии различаются два основных вида начальной рифмы: 1) аллитерационная и

2) ассонансная.

Повтор одинаковых согласных звуков в начале стиха считается аллитерационной начальной рифмой. Аллитерационная начальная рифма чаще всего является слоговой, т.е. состоит из тождественных начальных слогов. Например:

Каан кстп алдырганда, Когда хан именно тебя вызывает, Канайда мойноп артатан эди. Как, отказавшись, оставаться.

Канду jууга атан дезе, Если скажет, езжай на кровавую войну, Кайра крбй, атанар туру. Не оглядываясь назад, надо ехать.

[1, с. 134] Следует заметить, что в аллитерационной начальной рифме количество согласных звуков, выполняющих ритмическую роль в начале стихотворных строк, ограничено. Это исходит из законов фонетики алтайского языка. Еще Т. Ковальский, анализируя форму стиха алтайской устной поэтической речи, писал: «Количество звуков, употребительных в аллитерации, невелико; среди гласных встречаем а, о,, у и », из которых а,

– очень часто, остальные – реже. Из согласных аллитерируют лишь к, т, п, с, j и преимущественно в таких сочетаниях: ко, к, ке, ку, к, те, то, т».

[13, с.146].

Вслед за Т. Ковальским видный тюрколог Н.К. Дмитриев, имея в виду отличительные особенности алтайской аллитерации, писал: «так как по закону фонетики этих языков (алтайский, якутский, монгольский) в начале слов могут быть не все звуки, а только определенные и притом ограниченные по количеству, то скажем, старое тюркское слово, которое в районе Крыма может иметь в начале «г» и «к» (ср. гель–кель «приди»), на Алтае фактически звучит только с «к» (т.е. кель, а иначе). А так как таких случаев несколько, то в начале соседних слов сплошь и рядом встречаются одинаковые согласные или гласные (иногда по два одинаковых звука)» [6, с. 33].

Ассонансная начальная рифма состоит из сходства гласных звуков в начале соседних стихов. В противоположность аллитерационной ассонансная начальная рифма является звуковой.

Ат jолында, эмди крз, На конной тропе, теперь видит, Алтан айры мст С шестидесятью ветвистыми рогами Аткыр кара сыгын турды. Благородный черный марал стоит.

Айланайын jараш кысты Прекрасную милую девицу Алтан jзн айткылай берди. Шестидесятью разной [бранью] стал рус. 141] гать.

По качественному признаку в алтайской поэзии различает точную и неточную рифму. «Под точной начальной рифмой понимается повторение не только тождественных слогов в начале стиха, но также и созвучие одинаковых гласных звуков, за которыми следование тождественных согласных не является обязательным условием». [12, С. 87] Гласный звук в начале стиха произносится выделено, подчеркнуто.

«Неточную начальную рифму составляют одинаковые согласные звуковые повторы в начале стихотворных строк, за которыми следуют различные гласные» [12, с. 87] Начальная рифма в алтайской поэзии бывает тавтологической, когда стихотворные строки начинаются с одного и того же слова:

– однослоговой, когда строки начинаются с тождественного одного слога;

– двухслоговой, когда в начале стихов тождественны два слога;

– звуковой, когда стихотворные строки начинаются с одинакового гласного или согласного звука.

Перейдем к конкретному рассмотрению начальной рифмы в героическом эпосе алтайцев.

В эпосе «Алтын Туудьы» можно встретить точную начальную рифму, построенную из тождественных звуков с двух до шести слогов:

«Калак дезе, кайран адам! «Калак, дорогой отец мой, Кабайга мени jайкаган эди, Ты качал меня в колыбели, Карыа мени кучактанган эди. На руках меня носил Каан Тойбоны кычырузына На вызов Тойбон-хана Карыган кижи слер барганча, Вам ли, старому человеку, ехать, Канчын бала мен барбас па? Мне, молодой девушке, нельзя ли поехать?

[1, с. 136] По этому способу начальные звуковые повторы могут следовать попарно:

Кк лди км баспай, Зеленую траву не затаптывая, Кн jорго jрп ийди, Ровной иноходью едет.

Jаш лди jайа баспай, Молодую траву не приминая, Jараш jорго jрп ийди. Красивой иноходью едет.

[1, С. 138] Такие попарные чередования начальных рифм, как и перекрестные или смежные, не являются безукоризненной закономерностью, которой строго придерживался бы сказитель. Построение стихов, основанных на чередовании начальных звуковых повторов в эпосе, произвольное. Это объясняется отсутствием развитого строфического построения стихов героических сказаний.

Неточную начальную рифму составляют одинаковые согласные звуковые повторы в начале стихотворных строк, за которыми следуют различные гласные:

1.

Разношёрстный скот имеет, Тк танышпас ак малду, Разноязыкий народ имеет, Тил билишпес эл-jонду.

[1, с. 140] 2.

Тош jреги эргиссе, Ледяное сердце [свое] растопи, Таш jреги jымжатса!» Каменное сердце [свое] пусть смягчи!»

[1, с. 140] Начальная рифма в алтайской устной поэзии имеет большее значение, чем конечная. Если конечная рифма в народном поэтическом творчестве алтайцев является «произвольным результатом грамматического параллелизма окончаний», то начальный звуковой повтор не имеет прямой зависимости от синтаксического параллелизма и их подбор в начале стиха Ка н ч ы н – jаш.

должен рассматриваться как продукт творческой деятельности певца, сказителя, певца. Начальная рифма как творцами поэтического народного творчества, так и современными поэтами сознавалось и сейчас сознается как важнейшее ритмоорганизующее средство. Ритмическая функция начальной рифмы объясняется тем, что звуковые повторы в начале стиха усиливаются паузами, возникающими в конце каждой стихотворной строки. В отличие от аллитерации и ассонанса начальная рифма произносится с большей подчеркнутостью, чем повтор гласных и согласных звуков внутри стихотворной строки.

Таким образом, начальные звуковые повторы получают значение рифмы и проявляют это во всей полноте после конечной стиховой паузы.

«При тождественности функций начальных и конечных звуковых повторов едва ли целесообразно их называть по-разному: аллитерацией и рифмой. Скорее, наоборот, из этой общности вытекает необходимость называть их соответственно начальной и конечной рифмами». [12, с. 84].

В устном поэтическом творчестве алтайцев конечная рифма является эмбриональной, т.е. она возникает в результате совпадения одинаковых грамматических форм. В алтайском языке глагол находится в конце предложения и, принимая одинаковые аффиксы различных вариантов, формирует в стихах глагольные рифмы. Предлагаемый анализ конечных созвучий стихов алтайского героического эпоса поможет показать вариации конечной рифмы. Эти рифмы, основанные на одинаковых грамматических формах, являются следствием синтаксического параллелизма и они зачастую являются не созвучиями, а просто одинаковыми грамматическими формами типа: 1. барган (бараткан) – келген (келеткен), барып – келип:

Каандарды jуузына бараткан На войну ханов направившейся, Бала сени уйалбазыды! У тебя, девица, стыда нет!

Баатырларды jоругына барган В богатырскую дорогу поехала, Коркыбас сени jрегиди!» [Какое] храброе у тебя сердце!»

[1, с. 141]

1. причастий =кан, =кен, =кон, =кн, =ган, =ген, =гон, =гн;

«Эрте чакта олjолоп алган, «В давнем веке плененный, Эчкилерине кдчи эткен, Пастухом коз [своих] cделавший, Кара кре атка минген На темно-кауром коне ездящий, лчи бгн бар болгон». Ёлёнчи старик был».

[1, с. 133]

2. деепричастий =ып, =уп;

Торко чачагы толголып, Шелковыми кисточками извиваясь, Алтын чачагы jайылып Золотыми кисточками развеваясь [1, с. 140]

3. деепричастий =йтан, =йтен, =йтон;

Албаты-jон билбейтен, Из народа никто не знал, Jалмажыма сокпойтон. По крупу не ударял [меня] никто.

[1, с. 149]

4. деепричастий =гожын, =кожын, =гажын, =кажын, =гежин, =кежин;

Jаш агажы болгожын, Если ветви у молодых деревьев Бр саргарбас jер эмтир, Не желтеют – такая земля, оказывается, Jайды кужы болгожын, Если летом у птиц, ни серибес jер эмтир. Голоса не умолкают – такая земля, оказыс.158] вается.

5. деепричастий =ганда, =канда, =генде, =кенде.

Кайрa jыгыларга сананганда, Когда назад падала, Куйругыла jмп jрди. [Конь] хвостом своим удерживал.

Туура jыгыларга келгенде, Когда в сторону падала, Кабыргала jмп jрди. [Конь] ребрами своими удерживал.

Ичкери jыгыларга келгенде, Когда вперед падала, Јалыбыла јмп јрди. [Конь] гривой своей поддеживал.

[1, с. 148] В алтайских героических эпосах часто в конце строк рифмуются сложные глаголы.

Кл кепт кзине Глаза, подобные озеру, Кызыл кан чагыла берди. Красной кровью налились.

Эки боро карчагазын Двум серым соколам, Ты кезедип, jакып турды: Сильно пригрозив, наказывал.

[1, с. 132] С помощью глаголов рифмуются строки с риторическим вопросом.

«Адам-энеме, эје-сыйыныма «Отцу-матери, сестрам [своим] Канайып мен крнерим? Как я покажусь?

Айакка уруп берген ажын В чашку налитую еду Калбактап канайып ичерим?» Как ложкой буду есть?»

[1, с. 141–142]

–  –  –

В строках чередуются повтор сочетаний слов вопросительными глаголами, образуя перекрестную рифму:

Тудам jетпес мени сгим, Меньше горсти мои кости Туулар талдап jадар ба? Выбирая горы, будут ли лежать?

Аршын jетпес мени сгим, Меньше аршина кости мои, Алтай талдап чириир бе? Выбирая Алтай, будут ли гнить?

[1, с. 148] Встречаются строки, в которой слова рифмуются от начала и до конца строк, создавая рифмы с замещением.

Тште болзо, йдези jок, Если днем – без отдыха, Тнде болзо, уйкузы jок. Если ночью – без сна [1, с. 146] лрибисти билди бе? Гибель ли [нашу] ты узнал?

зрибисти сести бе? Благополучие ли [наше] почуял?

[1, с. 148 ] В стихе эпоса в конце строки часто рифмуются личные существительные и глаголы как единственного, так и множественного числа:

1.

Тогузон эки баатырлары, Девяносто два богатыря, Тогус тей jайзадары Девять одинаковых зайсана [1, с.130 ] 2.

Караты-каанны айа тжине Караты-хана в широкую грудь Jазымы jок jедип тийди. Без промаха [стрела] попала.

Тойбо-каанны jес jебези Тойбон-хана медная стрела Ташка тийгендий мыйрылды. Будто в камень попав, погнулась.

[1, с. 157] 3.

Кара jорго адын ээртеди, Вороного иноходца [он] оседлал, Канча jууны куйагын кийди. Многих сражений доспехи надел.

Толгомолу клер зеи С завиточком в бронзовое стремя Чй тееп минип турат. [Ноги] вытянув, [на коня] сел.

Кара кумдус бркти Из черной выдры шапку Эки кулакка кептей кийди. До двух ушей натянул.

Кара болот лдзин Черную стальную саблю [свою] Кайа-ташка jаып ийди. По скалам-камням взмахнув, Алтын чмд кара тайгазына На золотую темную гору Аткан октый учуп чыкты. Как пущенная стрела взлетел.

[1, С. 156] Так же рифмовка глаголов с выпадением согласного явление не редкое.

«Айткан сзи ачу да болзо, «Сказанные слова [твои] хоть и обидны, Арт кийининде кржерибис! Напоследок увидимся!

Электеп айдып турган болзо, Если надо мною насмехаешься [ты], Эзен jрзе, туштажарыбыс!» 1005. Будем в здравии, встретимся!»

[1, с. 151] Глагольная рифма в героическом эпосе охватывает целую группу стихов. Строго установившегося порядка конечной рифмы в эпосе, которой можно классифицировать ее по видам и способам, нет.

В народном стихе полноправной рифмой считались различные фонетические варианты одного и того же аффикса, благодаря их фонологической функциональной тождественности, поэтому диссонансные и консонансные созвучия считались нормой фольклорного стиха, где преобладали рифменные многочлены, вплоть до панторифмы.

Литература

1. Алтай баатырлар Т. 1 // Алтын-Туујы. Горно-Алтайск, 1958.

С. 130 – 216.

2. Васильев Г.М. Якутское стихосложение. Якутск, 1965. 184 с.

3. Вербицкий В.И Песни // Алтайские инородцы. М., 1893. С. 29–59.

4. Галиуллин Т.Н. Вопросы становления и развития социалистического реализма в татарской советской поэзии до 1941 года. Казань: Изд-во КГУ, 1979. С. 179 – 180.

5. Донгак У.А. Тувинское стихосложение: автореф. дис. … канд.

фил. наук. Якутск, 1999. 22 с.

6. Дмитриев Н.К. Предисловие // Кгтей. М., 1935. С. 33.

7. Дьячковская М.Н. Звуковая организация стиха и проблемы рифмы в системе якутского стихосложения: автореф. дис. … канд. фил. наук.

Якутск, 1996. 20 с.

8. Жирмунский В.М. О некоторых проблемах истории тюркского стиха // Вопросы языкознания. 1968. № 1.

9. Жирмунский В.М. Рифма, ее история и теория. Пг., 1923.

10. Каташев С.М. Алтай лгер керегинде. Горно-Алтайск, 1974. 108 с.

11. Каташев С.М. Основные ритмические определители алтайских народных песен // Улагашевские чтения: сб. ст. Горно-Алтайск, 1979.

Вып. 1. С. 112–132.

12. Каташев С.М. Рифма в алтайской поэзии // Ученые записки ГАНИИЯЛ. –Вып. 10.-1971. – с. 80-104.

13. Ковальский Т.К. К вопросам формального изучения поэзии турецких народов. В 2 т. – Баку, 1926 – Т. 2 – С. 146

14. Тобуроков Н.Н. Якутский стих.– Якутск, 1985 – 124 с.

15. Тогуй-Оол А.С. Опыт исследования тувинского стихосложения // Ученые записки Тувинского НИИЯЛ. Выпуск 1 – 1963. – С. 103.

16. Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение. – Л., 1959. – С. 406.

17. Федотов О.И. Основы теории литературы: в 2 ч. М.: Владос,

2003. Ч. 2. 240 с.

18. Федотов О.И. Основы теории литературы: в 2 ч. М.: Владос,

2003. Ч. 1.

19. Хамраев М.К. Основы тюркского стихосложения. Алма-Ата:

Изд-во АН Казахской ССР, 1963. 214 с.

20. Щербак А.М. Соотношение аллитерации и рифмы в тюркском стихосложении. // Народы Азии и Африки. 1961. № 2. С. 143–148.

Summary. The article deals with the rhyme Altai heroic epos «Altyn – Tuudy». Heroic epos Altaians is a poetic genre. In the epos examined the role of initial and final rhyme, classification The article deals with the rhyme Altai heroic epos «Altyn – Tuudy». Heroic epos Altaians is a poetic genre. In the epos examined the role of initial and final rhyme, classification and function of sound repetition, is a peculiarity of the verses. Thus shown a peculiarity of the form of the verse Altai and heroic epos.

Татар халкыны рухи мирасында ислам синкретизмы мсьллре (суфичылык традициясе мисалында) А.Ф. Йосыпов (КФУ, Казан) Татар халкы мдниятенд, дби-флсфи фикеренд суфичылык традициялре гаять зур роль уйный. Бу тбкт аны чагыштырмача тиз таралуы мселман длтлре белн тыгыз икътисади, рухи бйлнешлрд булу белн д, тарихи-географик шартларга мнсбтле д алатыла ала.

Галимнр Х–ХII гасырларда яшгн Болгар длте чорыннан алып, 1917 елгы инкыйлабка кадр татар халкы тормышында суфичылыкны, трле згрешлр кичереп, трле шкеллрг кереп, ислам дине белн берглект яшвен крст [1: 3]. Идел буе Болгар длте тарихына караган тарихи истлеклрд Гарбстан, Иран, Урта Азия якларыннан килеп, леге гыйлемне тараткан кренекле суфи галимнр белн берг, Болгарны з шйхлре, суфилары булуы турында да хбрлр килеп иткн.

Суфичылык хркте Алтын Урда чорында да актив булып [2: 26– 28], халыкны берлштер, ислам динен тарту вазифасын башкара [3:

219]. Ш.Абилов ХIV йзлрд Идел буенда суфичылык карашларыны кчеп китен “Сарай Бркд гомумн исламга, аны культурасына, хтта трле юнлешлрдге мзплрг юл кую” белн д бйлп алата, шушы дверд ортодоксаль ислам кысаларында булган суфичылыкны хтта рсми тс алуын билгели [4: 360]. ХVII гасырда ул халыкка рухи терк, з-зен, милли сыйфатларын саклап калу хезмтен ти.

ХVIII–ХIХ гасыр чиклренд суфичылык зенчлекле сеш-згреш юлына кер, леге процесска карата фнд фикер трлелеге хкем ср.

ХVIII гасырда татар дньясында суфичылык дини реформаторлык хрктен кчле йогынты ясый [5: 117]. Шушы чордагы итимагыйсяси барышка мнсбтле суфичылык хрктене активлашуы турында Р.Харрасова болай дип яза: “алгарышны алга сргн мгърифтчелек идеологиясе кчйгн бер чорда традициональлекне яклаучылар, шуны бер формасы саналган суфичылык та активлаша. Бу ил эчендге эчке кршлр м дньяклм вакыйгалар белн бйле” [6: 57].

Дж.С. Тримингэм XIX гасырда гомумн мселман дньясында суфичылык триблрене йомшаруы нтисенд суфичылык орденнарыны яарышы кзтелен ачыклый [7: 135]. А.Юзеев агымдагы чорда аны сизелерлек дрд йомшаруын, арткы планга кчен крст [8: 29]. Шулай да дби фикерд ле суфичылык традициялре з кчен саклый, Р.Ганиева дби ирлект аны йомшармавын, блки итимагый яктан тирнюен, с-згрен крст [9: 52].

Трки халыклар яшгн ирлрд (Урта Азия, Тркестан, Азрбйан, Идел-Урал буйлары) таралган суфичылык хрктен “трки суфичылык” термины белн атау кулланылышта йри. Идел буе Болгар длтен суфичылыкны Урта Азия сдгрлре алып кил, биред суфичылыкка халык з гореф-гадтлрен д беркет, куша.

Трки суфичылыкта, гарп суфичылыгыннан аермалы буларак, рсми исламга каршы чыгу кзтелми, ислам белн суфичылык берберсен керешеп кит; ишан м указлы мулланы бер кешед кр ммкинлеге яши, ишан бер к вакытта рсми дин еле д булып тора; рухи иткче, рухи остаз мгънсендге ишанчылык кренеше табигый санала [10: 183].

Суфичылыкны бернич тарикате бар, Идел м Урал буйларында нкышбндия тп тарикатьлрне берсе санала. Шйх Зйнулла Рсли исеме белн бйлнгн нкышбндия тарикатене нигез салучысы булып Шйх Мхммд Бааветдин Нкышбндия (1318–1389) тора [11: 77].

“Идел буенда... ки таралган суфыйчылык карашлары нкъ мен Урта Азиядге нкышбндия тарикате белн бйлнешт булып, аны рухында барлыкка кил м яши” [12: 15], – дип яза В.Бартольд. Ул Казан ханлыгы имерелгннн со, татарларны кчлп чукындыруга каршы ктрелгн дини-мистик реакция тсен ала [1: 24]. Мслн, XIX гасырда аны кчюе татарлар арасындагы суфиларны, халыкны туплап, итимагыйсяси тртиплрг каршы чыккан Бааветдин Висов исеме белн бйлн.

Нкышбндия татар мохитенд з позициялрен гомумн нык саклый м 1917 нче елга кадр татарлар арасында берднбер суфи юнлеш санала.

леге юнлешк хас булганча, татар мдниятенд урын алган суфичылык киргеннн артык аскетлыкка, сукбайлыкка каршы булуы, актив тормыш алып барырга чакыруы, гаил корырга ндве белн аерылып тора. Бу юнлештге суфиларны да рухны, келне чистартып, илаи сафлыкка иреш, Алла белн кушылу максаты берлштер, тавышсыз зикер стен куела. Тп яш принцибы булып келне ртрле матди, енси телклрдн арындыру, гналар чен тб кылу, ягъни “зконтроль” тора. Суфичылык беренче урынга кел (кальб) мсьлсен чыгара м кешене рухи сафлыгын, ан иреген флсфи нигезд алата башлый.

ХIХ гасырда иат иткн кпчелек суфи шагыйрьлрне д нкшбндия тарафдарлары булуы мгълм. Кнбатыш галимнреннн А.Беннигсен да дитчелек чорына кадр иат иткн кпчелек кренекле татар шагыйрьлрене ясвия м нкшбндия тарафдарлары яис шушы мзблр йогынтысы астында булуына игътибар ит [13: 34]. Хтта татар суфиларыны “алтын силсилсе” – шрсе тзеле д мгълм. Шулардан хзрти ббкер м хзрти Гали аша Мхммд пйгамбрг тоташучы ике тр силсил билгеле. Силсиллрд татар суфиларыны и тгесе буларак XVIII йзне I яртысында яшгн галим м дин эшлеклесе Гобйдулла Болгари (Мансур Борындыкый) крстел.

Суфи фикерлрне халыкка иткерг мнсбтт махсус дбият формалаша м суфичылык дбияты исемен ала. Ул татар дбиятын суфичыл мотивлар, символлар белн баетып кына калмый, жанрлар ягыннан да тулыландыра. Билгеле булганча, суфичылык дбиятыны тп жанрлар системасын догалар, зикер, мдхия, мнт, тхид, нгытьлр тшкил ит. Трки-татар дини-суфичыл дбиятында Алла тгалне барлыгын м берлеген исбатлаучы, флсфи яктан вхдт-и вд теориясен таянган тхид, Мхммт пйгамбрне треми хлен гдлндерче сиратен-нби яки сир, Мхммт пйгамбрне ккк ашуын суртлче мигъранам, Мхммт пйгамбрне тууы турындагы млид, Мхммт пйгамбрне зурлаган аа багышланган махсус шигырьлр – нгытьлр, дини дастан, кыйсса, лирик геройны Аллага мо-зарын яки фаигаг таруын иткер торган мнт, мрсия, мдхия кебек жанрлар актив кулланылышта йри. Мслн, тхид жанрыны чагылышын Ш.Зки (“Игре юлларны куюбн, тугры юла варасы...”, “...уйгангым килер”.б.) иатында крерг була, нгыть жанрыны ачык бер рнге булып Ш.Зкине “Мдхе рсл” (“И, хбиби падишаи крдигяр...”),.Каргалыйны “Мдех рсл” срлре тора, татарлар арасында стл китабы хезмтендге трек авторы Мхммд Члбине “Мхммдия” китабы, Ш.Зкине “Гашикъ ашфтне бид сайма аыны...” кебек шигырьлре мигъраияг мисал була ала [10: 185].

Шул рвешле, суфичылык, итимагый, дини хркт буларак, татар халкыны рухи, флсфи, милли бтенлегенд миятле урын тота, дби фикерне стерг зур леш керт.

дбият

1. Сибгатуллина.Т. Татар дбиятында суфичылык (чыганаклар, тематика м жанр зенчлеклр): филол. ф. д.... дис. Алабуга, 2000. 380 б.

2. Галиахметова Г.Г. Суфизм в Золотой Орде // Суфизм в Поволжье:

история и специфика. Казань: Изд-во Иман, 2000. С. 26–28.

3. Гузейров Р.А. Золотоордынский суфийский мемориальнокультовый комплекс ХIII–ХIVвв на территории Нижнего Поволжья // Исламская культура в Волго-Уральском регионе. Стамбул, 2004. С. 215–221.

4. Абилов Ш. Суфичылык // Татар дбияты тарихы: 6 т. Казан: Тат.

кит. ншр.1984. Т.1: Борынгы м урта гасыр татар дбияты. Б. 356–366.

5. Ислам в татарском мире: история и современность. Казань, 1997.

378 с.

6. Харрасова Р. дби бйлнешлр яктылыгында. Казан: Гарт, 2002.

262 б.

7. Тримингэм Дж.С. Суфийские ордены в исламе / пер. с англ.

А.А. Ставиской, под ред. и с предисл. О.Ф. Акимушкина. М.: София; Гелиос, 2002. 480 с.

8. Юзеев А. Татарские мыслители конца ХVII–ХIХ веков о суфизме // Суфизм в Поволжье: история и специфика. Казань: Изд-во Иман, 2000.

С. 29–36.

9. Ганиева Р. Татарская литература: традиции, взаимосвязи. Казань:

Изд-во КГУ, 2002. 272 с.

10. дбият белеме: терминнар м тшенчлр сзлеге. Казан:

Мгариф, 2007. 231 б.

11. Хабутдинов А. Суфизм у татар как социальный институт // Суфизм как социокультурное явление в Российской умме. М.: Медина, 2007.

С. 76–84.

12. Бартольд В. Сочинения: в 9 т. М.: Наука, Гл. редак. вост. лит.,

1966. Т.6: Работы по истории ислама и арабского халифата. 784 с.

13. Гомров И. Мгърифт ырчысы: Гали Чокрыйны тормыш м иат схифлре. Казан: Школа, 2006. 114 б.

Summary. The article examines the Islamic syncretism in the spiritual heritage of the Tatars on the example of the Sufi traditions. The study reveals the role and importance of Sufism in the national culture, defines the peculiarities of its «Turkic analogue».

–  –  –

Сибирские татары, коренные жители Западно-Сибирской равнины, с древнейших времен проживали в сельских районах Тюменской, Омской, Новосибирской, Томской, Кемеровской областей, а также в Тюмени, Омске, Новосибирске, Томске, Тобольске, Таре, Барабе и других городах Западной Сибири. Деревни сибирских татар расположены в бассейнах реки Обь и ее притоков – Иртыш, Ишим, Тобол, Чулым, Томь, Ом, Тура, Тавда, Исеть и др. Эти земли испокон веков считались исконными землями сибирских татар.

В настоящее время точно не установлено количество татарского населения Западной Сибири. В ходе переписи населения в общую численность коренных сибирских татар включались и татары, прибывшие сюда в разное время из Поволжья и Приуралья. Большая часть пришлых татар, смешавшись с местными татарами, стала считать себя коренными сибирскими татарами. По постоянному месту жительства в научной литературе сибирских татар подразделяют, в основном, на следующие группы: тюменские, тобольские, тарские, тевризские, барабинские, томские, туралинские, ишимские, туринские, чулымские, заболотные татары и др.

Этнически сибирские татары делились на тоболо-иртышских, барабинских, томских татар. В свою очередь, тоболо-иртышские татары делились на тюменско-туралинскую, тобольскую, курдакскую, тарскую группы. Томские, барабинские, чулымские татары также состояли из определенных групп. Ценные труды о быте и истории сибирских татар оставила В.В. Храмова. Она отмечала, что между реками Тобол и Иртыш проживали такие группы сибирских татар, как курдак, нанга, тугыз, ясколба, а по берегам реки Тура – аялинские, саргатские, туралинские группы. Несмотря на это, сибирские татары были единым народом с общей духовной культурой, языком и бытом.

С середины XVI века сибирские татары представляли собой целостную этническую группу, основным занятием которой было животноводство и земледелие. К этому времени большинство из них (туралинские, тобольские, тюменские, томские, чатские татары) вели оседлый образ жизни. Разное соотношение местных тюркских племен, пришлых бухарцев и татар в совокупности с различными факторами, влияющими на этническое и языковое развитие (в целом слабое, но разное по территориям влияние мусульманской религии, более или менее длительное сохранение родоплеменных отношений, территориальная изоляция одних при более тесных формах общения других, контакты с аборигенным населением, с соседями кочевниками и т.д.), привели к образованию особых этнических и территориально-лингвистических групп сибирских татар1.

Одной из таких групп являются барабинские татары. Бара бинские татары, бара бинцы (самоназвание — барама, параба, бараба) – часть сибирских татар, коренное тюркоязычное население междуречья Оби и Иртыша. В Новосибирской области они расселены в Барабинском, Венгеровском, Каргатском, Куйбышевском, Кыштовском, Убинском, УстьТарском, Чановском районах. Их издавна называли барабинцами или барабинскими татарами и выделяли как самостоятельное этническое образование (Филимонов, 1892, с 35). В настоящее время барабинцы считаются этнической группой сибирских татар и говорят на барабинском диалекте.

В XVI в. барабинские татары были расселены на значительной территории, которая простиралась от южных границ Васюганской низменности на севере, где они соседствовали с селькупами и хантами, и практически доходила до Кулундинской степи на юге.

На западе же их земли смыкались с землями тарских татар, а на востоке кочевья охватывали район озера Убинского, где в верховьях Оми они предположительно контактировали с чатами.2 Как известно, в этих степях еще до нашей эры, особенно в первое столетие нашей эры, проживали многочисленные тюркские, а также хуннские племена. Исходя из этнографических, антропологических, лингвистических особенностей, барабинские татары близко стоят к местным народам, особенно к шорцам, алтайцам, тувинцам. На происхождение барабинских татар оказали влияние также самодийцы и угры. И все же основу барабинских татар составляют кимаки и кипчаки. Еще во времена Кимакского каганата Бараба считалась одним из густонаселенных районов Западной Сибири. В XVI веке часть барабинских татар, оказавшаяся неспособной противостоять нападениям кочевых племен, переселяется на берега Тобола и Иртыша – в места проживания тарских татар. Одну часть барабинских татар кимаки вытесняют на северную часть долины.

Н.М. Ядринцев и С.К. Патканов указывают, что еще в ХVIII в. барабинские татары занимали все берега Чановских озер, а к 1880-189I гг. только северный и восточный. Н.М. Ядринцев считает, что передвижение их с южных берегов относится к концу ХVIII – началу XIX вв. и связано с колонизаторской политикой русского царизма в Барабинской степи.

В XVI – начале XVII в. были известны следующие подразделения барабинских тюрков, которые многие ученые называли племенами: 1) бараба (барама, параба, парама); 2) любай (люба, луба, любей, любар, лювей, ловей); 3) угуй (лугуй); 4) кулеба (келеба, кулем, келема); 5) ланга (лонга); 6) тунус (тунис, тунух); 7) турас (тураж, тураш, тары, тара); 8) узук; 9) чой (чей); 10) кирчак (кирчик, курчик); П) каргал (карган, каргалы); 12) тереня (терене, терена) (Филимонов, 1892, с. 37, 50; Долгих, I960, с. 52-53; Титова, 1976, с. 115-116; Миллер, 1937, с. 188; Потанин, 1867, с 12; 18846, с 101). Б.О. Долгих считал, что бараба с прилегающими к ним группами тунус, тураш (кулеба), любай, чой, тереня и др. «составляли одно племя и, возможно, волость Тереня была относительно самостоятельной группировкой татарского населения»3 (Долгих, с. 52-53) Барабинские татары никогда не были многочисленной группой. В XVI веке их численность составляла 1500-2000 человек. В 1734 году насчитывалось 1100, в 1897 году – 4280, в 1959 году – 6113 барабинских татар. Они проживали в маленьких деревнях, состоящих из 5-10 домов.

Барабинские татары по вероисповеданию мусульмане. Ислам сюда завезли бухарцы и казанские татары. До ислама барабинские татары были язычниками. Поклонялись куклам (курчак) и приносили в жертву животных. До середины ХХ в. еще встречались шаманы, которые лечили больных и камлали во время жертвоприношений.

В 1854 г. барабинцев насчитывалось до 4946 чел., в 1897 г. – 4433 чел., а в настоящее время – около 8000 чел. Они живут в следующих населенных пунктах: в Барабинском районе аулы – Тамдау (Тандов, Тандово), Бакчагюль (Ново-Курупкаевка), Энгельде (Ингильдинка), Кесякей (Кусекеевка); в Куйбышевском районе – Шагыр, Омаул (Осинцево), Яргуль (Бергуль); в Чановском районе – Унар (Тармакуль), Кошкуль, Чёплигюль, или Тилегюль (Тебисс), Белихте, Чёртанну, или Чёртанкуль (Малый Тебисс), Аялу (Аялуцк); в Венгеровском районе – Воробьи (в него вошли Мангыт, Акбалык), Улуцк (в него вошли Арынцасс, Кучугач); в Кыштовском районе - Кыштау (Кыштовка, в него вошли Большой Чалтак и малый Чалтак), Янга Майзасс (Новый Майзасс), Тарлар (Альменево), Усманка. В ауле Белихта преобладают теперь татары – переселенцы из европейских районов; в Каргатском районе, как уже отмечалось, барабинские семьи есть в аулах Шибаки и Теренино, есть они и в ауле Чик (Чеки) Кыштовского района4.

Существует многообразие мнений о происхождении барабинских татар, которые сводятся к двум теориям. Первая (Л. Лянге, Д.Г. Мессершмидт, Ф.И. Стралленберг) предполагает финно-угорскую природу барабинского этноса. Эта концепция была подвергнута критике Г.

Ф. Миллером, который считал, что «барабинцы по происхождению своему татары». Позднее, в XIX в., эту же идею развивал В.В. Радлов, который на языковом и этнографическом материалах показал генетическую связь аборигенов Барабы с народами Алтая, и прежде всего, с телеутами. В сопоставлении с лингвистическими факторами эта концепция предполагает участие в этногенезе барабинцев, как угорских, так и тюркских племен. Ряд авторов высказывает мысль о возможности включения барабы в ареал формирования самодийских этносов – ненцев и селькупов. Но по отношению к северным самодийцам эта мысль вызывает серьезные возражения5.

Наиболее последовательно особое положение барабинского языка отражено в классификации В.В. Радлова. Он отнес барабинский диалект к восточной группе тюркских языков, в то время как тоболо-иртышские диалекты сибирских татар – к западной группе. В восточную группу, наряду с барабинским, были включены алтайский, шорский, хакасский, чулымо-тюркский, тувинский, тофаларский и уйгурский языки. Кроме того, все языки рассматриваемой группы были подразделены на подгруппу языков домонгольской формации и подгруппу языков послемонгольской формации. В первую подгруппу были включены: алтайский, телеутский, кумандинский, киргизский, кумыкий, карачаевский, балкарский, барабинский, караимский языки, а также языки тобольских и казанских татар и мещеряков.

А.Н. Самойлович в своей классификации тюркских языков выделил особую, северо-западную, или кыпчакскую, группу тюркских языков, которая (как и остальные пять выделенных им групп) характеризовалась определенными фонетическими признаками, отраженными в соответствующих словах. Идеи А.Н. Самойловича развиты в классификации К.Х. Менгеса. В кыпчакском, или северо-западном, отделе тюркских языков им выделен регион Волго-Камья и Западной Сибири, где говорили на языках казанских татар, башкир, а также на западно-сибирских диалектах.

Таким образом, в разбираемой классификации язык барабинских татар занимает особое положение и не включен в число западносибирских диалектов. На обособленное положение барабинского языка специально обратил внимание К. Томсен. Сначала он, а затем Д.Г. Тумашева подчеркивали промежуточное положение барабинского языка, как сочетающего в себе классификационные признаки северо-западных (кыпчакских) и северо-восточных (распространенных преимущественно на Алтае) языков.

А.П. Дульзон, как и другие ученые до него, выделяет язык барабинцев из числа диалектов сибирских татар. Процесс татаризации барабинского языка, по его мнению, «не зашел так далеко, как у иртышских татар»6. Он отмечает общие черты в языках барабинских татар и чулымских тюрков. По его данным, следы ассимиляции тюрками предшествующего нетюркского населения отразились в такой яркой языковой особенности, как распределение в слове глухих и звонких смычных согласных. Глухие обычно употребляются только в начале и конце слова, звонкие – внутри, например: naш – «голова», пажы — «его голова». Эту особенность наряду с барабинским имеют и другие тюркские языки: тувинский, хакасский, алтайский, шорский, карагасский, чулымско-тюркский, камасинский. Та же особенность характерна и для угро-самодийских языков (мансийского, хантыйского, ненецкого, селькупского), и енисейских (арийского, ассанского, коттского). Дульзон отметил также наличие угорской топонимики на местах расселения барабинских татар.

Среди многочисленных гипотез о проблеме этногенеза и этнической истории барабинских татар, появившихся в последнее время, привлекает внимание историков работа казанского ученого Р.А. Шайхиева «Татарская народная краеведческая литература. XIX-XX вв.» (Казань, 1990), основанной по данным рукописи Ахмаджана Гиззатуллина, найденной в 1961 году М.А. Усмановым в ауле Умы Куйбышевского района Новосибирской области, которая хранится под названием «Тетрадь Ахмаджана Гиззатуллина. История Барабы и Тобольска» хранится в ОРРК Научной библиотеки Казанского университета.

В вступительной части автор отмечает, что необходимо иметь в виду, что барабинцы в ранний период своей истории не были однородной этнической группой, а состояли из различных родов, среди которых выделялся род Бараба или Улуг Бараба (Большая Бараба).

В период же написания сочинения А. Гиззатуллиным барабинцы были уже более или менее однородной группой. Поэтому исторические события, предания, относящиеся к прошлому одного рода, в XIX-XX вв. могли восприниматься как общебарабинские. В исследуемой рукописи в общих чертах определяет границы Барабы, заключая ее с Оби до Иртыша, с Тары до озер Чаны и Сартланкуль (л. 24 об.), т.е. территория, куда входят как сами исторические барабинцы, так и бывшие в прошлом отдельными татарскими родами эуштинцы (яушталар) и чатцы.

В работе излагается распространенная легенда о возникновении названия «бараба» от глагола «бару» - идти, уходить, потому что якобы предки барабинцев на призыв биев (в других легендах – Кучума) – следовать за ними, сказали «барабыз» (т. е. пойдем, уходим), но не выполнили свое обещание, отсюда получили прозвище «бараба». Сообщая о такой народной этимологии этнонима, автор рукописи приводит и другое толкование, например, мнение «сведущих лиц» о том, что в действительности слово «Бараба»

происходит от топонима «Фараб», что находится в Туркестане (л. 24 об.-25).

Такая этимология, впервые приведенная автором сочинения, представляет несомненный интерес. В средние века под названием «Фараб» или «Бараб»

подразумевался округ в среднем течении Сыр-Дарьи, там, где справа впадает р. Арыс. По мнению академика В.В. Бартольда, первоначальным произношением топонима была форма «Параб», так как «Фараб» является арабизированной версией «Параб» или «Бараб» [л. 35]. Центр округи – Кердер – находился недалеко от Отрара. Преобладающим населением последнего были тюрки, из среды которых вышел, знаменитый философ IX-X вв. АбуНаср ал-Фараби. В средневековье «даже позднейший Отрар постоянно отождествляется с городом Фарабом» [л. 36]. В 1219 г. в результате походов Чингис-хана город Отрар был разрушен до основания и население было подвергнуто жестокому избиению [л. 37]. Р.А. Шайхиев выдвигает предположение, о том, что в результате этих бурных событий известная часть тюркоязычных племен округа Фараб переместилась на север и осела в тех степях, которые позднее получили наименование Бараба (в лингвистическом отношении возможность перехода «фпб» или наоборот не вызывает сомнения, Однако, данная гипотеза нуждается в объяснении появления конечного гласного «а».

Неавтохтонность тюркоязычного населения Барабинских степей была отмечена также В.В. Бартольдом, который писал, что «тюркское население переселилось в эту местность – по-видимому, в монгольское время в связи с основанием «Сибирского царства» [л. 38]. К сожалению, здесь у Бартольда не вполне ясно сказано о периоде тюркизации Барабинских степей, так как от начала «монгольского времени» до образования Сибирского ханства прошло несколько столетий. Но все же достойно внимания то, что известие анализируемого источника в определенной степени перекликается с мнением неоспоримого авторитета В.В. Бартольда. При описании переселения предков барабинцев из Средней Азии в Барабинские степи в источнике допускается анахронизм; сообщая, что они сначала жили среди кара-киргизов, а потом перебрались к озерам Чаны и Сартланкуль.

Интересна также трактовка присоединения барабинцев к России. И в этом вопросе чувствуется переплетение исторически достоверного с легендарным. Объясняется это, видимо, тем, что, во-первых, во время прихода русских сами жители Барабы делились на несколько родов, которые в разное время вошли в состав России. По его толкованию, Бараба граничит на востоке с Обью. По летописным и другим письменным источникам известно, что на Оби некогда обитали чатские мурзы и род эуштинского князя Тояна, которые также разными путями вошли в состав России. Но в годы жизни автора эти родовые деления во многом стерлись и остались только легендой и преданием, воспринимаемые населением как общебарабинские. Барабинцы, продолжает автор, измученные набегами казахов, сначала просили защиты у калмыков, но они не смогли им обеспечить безопасность [л. 39]. Затем барабинцы подчинились Кучум-хану, но и он не смог полностью защитить их [л.

40]. Как-то они узнали, что есть справедливый белый царь, «будто бы он татарин», и направили двух представителей своих на его поиски. Одного из них звали Ималдашем, другого – Малтабаром. Эти посланники барабинцев нашли царя в Москве «в то время действительно Борис Федорович, татарин, был временно на царском престоле». Тогда те двое подали прошение и вступили в его подданство, за что царь обещал беречь их от набегов казахов, а барабинцы, в свою очередь, стали платить ему ясак (л. 25 об.) [41]. По словам некоторых, продолжает автор, барабинцы уговорили всех татар, обитавших до Амура, стать подданными русского царя. Татары направили к царю большое посольство, состоящее из 92 человек, в числе которых были и представители барабинцев (л.25, об.-26). Известные исторические документы и русские летописи не подтверждают этих данных, а сообщают, что барабинцы вступили в состав России раньше, чем пришел к власти Борис Годунов. В это время Кучум-хан был еще жив, свое ханское становище он устроил в Барабинских степях. Для дальнейшей борьбы с ним в 1594 году на реке Тара русские строят новую крепость, превратившуюся в дальнейшем в одноименный город. С наступлением весны 1595 года тарский воевода Андрей Елецкий начинает военные действия против волостей Барабинской степи, которые платили ясак Кучуму и Ногайскому правителю Алию. В том же году часть барабинских волостей была им приведена в русское подданство, но основная волость – Большая Бороба (произношение вместо тюркского ао явление иранского субстрата. Ф.Ю.) осталась еще независимой. И только в 1596 г., после нового похода, Бараба и соседние с ней Чойская, Теренинская и Каргалинская волости были присоединены к Русскому государству и обложены ясаком в пользу царя. Г. Ф. Миллер отмечает: «Волость Бараба имела всегда преимущество перед всеми остальными волостями из-за знатности живущих там людей, а также из-за числа ее жителей» [42].

Таким образом, Барабинские волости были покорены русскими еще в период правления Федора Ивановича, хотя часть их и до этого платила ясак царю, а поэтому можно полагать, что в рукописи эти события излагаются в несколько сжатом виде, подвергая факты хронологической контаминации. Анализируя события, изложенные в рукописи, о добровольном вступлении барабинцев в русское подданство во времена правления царя Бориса Федоровича и об отправке в Москву указанных выше посланников, необходимо иметь в виду, что автор чрезмерно расширяет границы Барабы того времени, включая в ее состав земли эуштинских и чатских родов. Как известно по другим, более достоверным источникам [43], после укрепления русских в Таре и Барабинских степях их движение на восток не прекратилось. Для укрепления нужно было построить новую крепость, которая впоследствии превратилась в г. Томск. Земля, где должна была стоять данная крепость, принадлежала татарскому князю из рода эушта Тояну. Этот князь в 1604 году, во время правления Бориса Годунова, поехал в Москву и подал челобитную о принятии его со всем родом и улусными людьми в русское подданство, в которой подчеркнул, что он является владельцем всех волостей татар на этих землях. Тоян тоже обещал помочь царю покорить чатских татар, киргизов (хакасов) и дать свою землю для постройки городка. Для себя же и для эуштинцев он выпросил освобождение от ясака [44]. Эти факты, зафиксированные в русских документах, вероятнее всего сохранились в памяти эуштинцев, живших восточнее барабинцев. Поэтому вполне допустимо, что исторические явления, относящиеся к эуштинцам, позднейшими авторами воспринимались как общебарабинские.

Таким образом, подмена Федора Ивановича Борисом Годуновым не является результатом простой ошибки, а есть следствие чрезмерного расширения «барабинского сюжета» для XVI – начала XVII в.

Далее в сочинении идет рассказ о том, что в Сибирь были проложены дороги, которые должны были обслуживать ямщики из местных народностей. Но, поскольку это причиняло «большую тягость», как отмечает автор, - «хуже казахских набегов», барабинцы, перебив приставленных к ним солдат, которые издевались над местными женщинами, откочевали в сторону калмыков. Головой барабинцев в это время был Мангкудай Чичен (л. 26-26 об.). О том, что местные народы Сибири не хотели нести ямскую службу и всячески отказывались от нее, есть много свидетельств. Примером может быть посланная царю в 1601 г. челобитная тюменских татар с просьбой об освобождении их от ямской гоньбы. Борис Годунов освобождает их от этой повинности, о чем свидетельствует его грамота [45]. Конкретно по барабинским волостям такие документы не сохранились или еще не выявлены, но приведенные выше автором данные рукописи вполне могут восполнить такие пробелы, так как ямской службой были недовольны и жители Барабы. Хотя автор «Барабинской истории» дает несколько фольклоризированный вариант рассказа о выступлении барабинцев, суть его подтверждается и другими косвенными сведениями русских документов, рассказывающих о восстаниях 20-30-х гг. XVII в.

Например, мы знаем о восстании барабинцев в 1628 г. под руководством князька Когутайки [46], когда барабинцы перебили 18 служилых людей во главе с боярским сыном Еремеем Пружининым, которые здесь находились на случай нападения калмыков. После этого Когутайка вместе со своими людьми перекочевал к калмыкам. Поэтому в 1628г. против Когутайки были снаряжены два похода русских во главе с Богданом Бойкачом. После первого похода к татарам отправляются посланники во главе с сыном боярским Д. Черкасовым и тобольским татарином Кизылбаем Копландеевым. Как говорится в русских документах, Когутайка «признал свою вину» и дал клятву на Коране более не «изменять» царю [47]. При этом посланники обещали провести «крепкий сыск» о насилиях, учиненных над барабинцами со стороны воевод и служилых людей, а для этого, в свою очередь, Когутай должен был послать челобитчиков в Тобольск. Однако, как свидетельствуют документы [48], челобитчики не посылались, ибо, согласно мнению Г.Ф. Миллера, «...у Когутайки и его людей не было необходимости добровольно и без принуждения признать вновь зависимость от русских» [49]. Таким образом, рассказ «Барабинской истории» об убийстве русских служилых и перекочевке барабинцев к калмыкам, затем приглашение предводителя повстанцев Мангкудая Чичена в Москву к царю Годунову, который якобы об убитых служилых сказал: «Собакам собачья смерть» (л. 27), имеет вполне реальное основание. Не должно смущать несовпадение имен предводителей повстанцев по двум версиям рассказов. Вполне возможно, что в русских документах «инородческое» имя искажено. В «Барабинской истории», таким образом, довольно правильно названы причины восстания: непосильная ямская служба и злоупотребления со стороны представителей русской администрации. Правда, говоря о приглашении Мангкудая в Москву к самому царю Б. Годунову, умершему еще в 1605 г., автор сочинения повторяет фольклорные варианты исторических событий и, факты преподносит в скомканном, несколько запутанном виде. В исследуемом документе сообщается о выплате ясака лисьими шкурами, упоминается о крестьянских податях, недоимках по Барабинской степи, отмененных великим князем Владимиром Александровичем.

В ней даются краткие сведения об административном делении Барабы в ХVIII–XIX и в начале XX в.

В этой связи интересно отметить, что до создания инородческих управ в середине XIX века здесь было 7 аймаков (л. 27об.–28). В самом конце (л. 28–29 об.) приводятся сведения о вероисповедании барабинцев, об их мечетях, известных муллах, о школах; вновь ссылаясь на слова уже названного Хабибуллы, автор пишет, что барабинцы были мусульманами уже по выходе из Средней Азии, но, оказавшись в изоляции от культурного мира, они постепенно «впали в невежество», хотя, в общем, оставались мусульманами. В заключительной части сообщается о том, что среди отдельных групп барабинцев до последних лет существовал обычай поклоняться куклам, идолам. На этом сообщении кончается первая часть этого весьма интересного источника по истории барабинских татар.

М.Ш. Абакиров, этнический предствитель барабинских татар, современную этнодемографическую ситуацию барабинских татар характеризуют следующим образом: средняя численность населения барабинских татар с 1760 по 2007 держится в пределах, примерно 4000 тысяч человек, колебания в сторону увеличения происходят 1795, 1805 годах до 5060 тысяч человек. В 1959 году численность населения достигает своей максимальной отметки – 6113 тысяч человек. Необходимо учитывать факторы, влиявшие на демографическую ситуацию в разные периоды, например, факторы, влиявшие на демографическую ситуацию XVII – первой половины XVIII в.: многочисленные войны в Барабе, бои с калмыками (джунгарами), кучумовцами, казахами, русскими, восстания, грабежи, набеги кочевников с последующим уводом жителей Барабы в плен, эпидемические заболевания, ухудшение условий жизни.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |
 

Похожие работы:

«ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ на 2014-2015 учебный год I. Целевой раздел.1.1.Пояснительная записка:1.2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы начального общего образования 1.3. Система оценки достижений планируемых результатов освоения ООП НОО. II. Содержательный раздел. 1. 2.1.Программа формирования универсальных учебных действий (УУД) у обучающихся на ступени начального общего образования. 2.2. Программы отдельных...»

«XXV ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ Коломна МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОУ ВО МО «Государственный социально-гуманитарный университет» РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ФГБНУ «Институт возрастной физиологии»МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ ФГБУ «Федеральный научный центр физической культуры и спорта» XXV ЮБИЛЕЙНАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ УЧАЩИХСЯ «ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБАЗВАНИЯ по специальности 071001.65 «Литературное творчество» Квалификация (степень) «Литературный работник, переводчик художественной литературы» г. Пятигорск 2013 г. Настоящая основная образовательная программа высшего профессионального образования (ООП ВПО) разработана на...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ Г. В. ПЛЕХАНОВА» ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ КРАСНОДАРСКИЙ Ф ИЛИАЛ КРАСНОДАРСКИЙ ФИЛИ АЛ ФГБОУ ВПО «РЭ У Г. В. П Л Е Х А Н О В А » И М. СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Протокол заседания УМС филиала Директор Краснодарского филиала от 28.12.2011 № 4 ФГБОУ ВПО «РЭУ им.Г.В.Плеханова» А.А.Кофанов « »2014г. ПАСПОРТА И ПРОГРАММЫ...»

«Департамент культуры Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Музей геологии, нефти и газа» Музейное дело в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре Выпуск Издательство Томского государственного университета Ханты-Мансийск УДК 0 ББК 79. М Музейное дело в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре: Научметод. сб. – Вып. 3 / Отв. ред. Я.А. Яковлев. – Ханты-Мансийск: Изд-во Том. ун-та, 2013. 276 с.: ил. ISBN 978-5-7511-2085Третий...»

«ГБОУ ГИМНАЗИЯ №5 ПЕТРОГРАДСКОГО РАЙОНА ИННОВАЦИОННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «ЧТЕНИЕ С УВЛЕЧЕНИЕМ»: развитие читательской компетенции и информационной культуры школьников в процессе реализации программ основного и дополнительного образования Руководители группы разработчиков: Пильдес М.Б., директор ГБОУ Гимназия №56, Народный учитель РФ Тенютина Е.Д., заместитель директора, Заслуженный учитель РФ, канд. пед. наук Загребельная Е.Н., заведующая медиатекой, Почетный работник общего образования...»

«Рабочая программа по курсу Основы религиозных культур и светской этики модуль Основы православной культуры (предмет) 4 класс учителя начальных классов 1 категории Смирновой Татьяны Анатольевны Составлена на основании рабочей программы «Основы религиозных культур и светской этики» модуль Основы православной культуры Данилюк А.Я.Москва «Просвещение» 2013 2015год Пояснительная записка Одна из актуальнейших в настоящее время проблем, которые решает общество, это проблема духовно нравственного...»

«Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральский государственный университет физической культуры» Екатеринбургский филиал «УТВЕРЖДАЮ» Зам. директора по учебной работе М.И. Салимов «_» _2015 г.РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) СТАНДАРТИЗАЦИЯ, СЕРТИФИКАЦИЯ И ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ В ТУРИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Направление подготовки 43.03.02 «Туризм» Квалификация (степень) выпускника бакалавр Форма обучения очная, заочная...»

«ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования города Москвы колледж «МОСКОВСКОЕ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ при Московском государственном академическом театре танца «Гжель» ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬТАТАХ САМООБСЛЕДОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования города Москвы колледжа «Московское хореографическое училище при Московском государственном...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт культуры» Программа вступительного испытания Социально-экономическая география по направлению подготовки43.04.02Туризм, ООП-21М-ПВИ/03-2015 профиль Теория и практика туризма и туристской деятельности Утверждена приказом ректора от 12.11. 2015 г. № 1949-О Система менеджмента качества ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ...»

«RU Основные достижения программы Темпус в в странах Восточной Европы 1993 – 2013 годы Выпуск 16 – июль 2013 года www.eacea.ec.europa.eu/tempus Erasmus+ ОСНОВНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ПРОГРАММЫ ТЕМПУС В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ 1993-201 Документ разработан в рамках Программы Европейского Союза Темпус, которая финансируется Генеральным директоратом по вопросам развития и сотрудничества – EuropeAid и Генеральным директоратом по вопросам расширения ЕС. Исполнительное агентство по вопросам образования,...»

«1. Цели производственной практики аспиранта Целями практики являются приобретение и закрепление у аспирантов производственных технологических приемов возделывания сельскохозяйственных культур.2. Задачи производственной практики Задачами практики являются формирование понимания сущности проблемы агрономии, познание научно-технической политики в области производства;использование инновационных процессов в агропромышленном комплексе при внедрении эффективных технологий выращивания культур;...»

«ГР А Н И GRANI Verlagsort: Frankfurt/M., Juli-September ОБРАЩЕНИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ПОСЕВ» к литературной молодежи, к писателям и поэтам, к деятелям культуры — ко всей российской интеллигенции Русское издательство «Посев», находящееся в настоя­ щее время за рубежом, во франкфурте-на-Майне, пре­ доставляет вам возможность публиковать те ваши про­ изведения, которые по условиям политической цензу­ ры не могут быть изданы на Родине. Напечатаны эти произведения могут быть в журнале «Грани», в ежеме­...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Академия МНЭПУ» Пензенский филиал УТВЕРЖДАЮ Заместитель директора по учебно-методической работе С.А. Глотов 03.09.2015 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Русский язык и культура речи Для направления: 37.03.01 Психология Кафедра: Экологии, естественнонаучных и гуманитарных дисциплин Разработчик программы: к.п.н., доцент С.А. Глотов СОГЛАСОВАНО: Заведующий кафедрой Н.П. Головяшкина 03.09.2015 Пенза Рабочая...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе _ Александров А.А. «_»_ 2014 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Иностранный (английский) язык в профессиональной сфере» для студентов направления подготовки бакалавриата 38.03.04 «Государственное и...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт культуры» Программа вступительного испытания Основы социально-культурной деятельности по направлению подготовки51.04.03 Социально-культурная деятельность, ООП-03М-ПВИ/03-2015 профиль Менеджмент социально-культурной деятельности Утверждена приказом ректора от 12.11. 2015 г. № 1949-О Система менеджмента качества ПРОГРАММА...»

«Программу составил(а): Ст. преп. Батчаева К.Х.-Д.Рецензент(ы): к.п.н. Лепшокова С.Х. Рабочая программа дисциплины Основы медицинских знаний составлена на основании:а) Государственного образовательного стандарта ВПО (СПО) Специальности 034300.62 Физическая культура (бакалавр) профиль – Спортивная тренировка в избранном виде спорта б) Рабочего учебного плана 034300_62_10_1234_3332.plm/xml Специальности 034300.62 Физическая культура профиль – Спортивная тренировка в избранном виде спорта в)...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» ПФ КемГУ Рабочая программа дисциплины Русский язык и культура речи наименование дисциплины по специальности среднего профессионального образования ОГСЭ.08 Информационные системы (по отраслям) код, наименование специальности на базе основного общего образования среднего общего образования, основного...»

«Департамент образования города Москвы Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» Педагогический институт физической культуры и спорта Кафедра теории и методики физического воспитания и спортивной тренировки РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ «Современные концепции развития систем физического воспитания и становления форм физической культуры» Направление подготовки 44.04.01 Педагогическое образование...»

«37 C/     рганизация бъединенньх аций по вопросам образования, науки и культуры 37 C/ 2014 -2021 гг. проект СреднеСрочной Стратегии Издано в 2013 г. Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры 7, place de Fontenoy, 75352 PARIS 07 SP Набрано и напечатано в типографии ЮНЕСКО Фотография на обложке: © Shutterstock/cluckva © UNESCO 20 Отпечатано во Франции Содержание Введение генерального директора к проектам документов 37 C/4 и 37 C/5........ I....»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.