WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |

««NON-MATERIAL CULTURAL HERITAGE OF THE TURKIC PEOPLE AS OBJECT OF PRESERVATION» Materials of the international scientific and practical conference «KORUNAN NESNE OLARAK TRK HALKLARININ ...»

-- [ Страница 19 ] --

The Tyumen and Tobol parlances of the Tobol-Irtysh dialect of the Siberian tartar language are spread on the territory of the fore-mentioned districts.

–  –  –

Традиционная песенная культура сибирских татар Тюменского региона по сей день остается малоизученной и поныне актуальна для татарской фольклористики. Народное творчество сибирских татар неоднократно становилось предметом исследовательского интереса. Однако современное состояние его научного изучения вряд ли можно назвать благополучным.

Так, преимущественное внимание до сих пор уделялось изучению словесного, главным образом, прозаического фольклора. В этнографических экспедициях Института языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова КФАН СССР, неоднократно направляемых в Сибирь, начиная с 1940 г.[1], собраны многие образцы фольклора сибирских татар. Тем не менее, обработка и публикация этого материала не имеет системного характера. Тексты, имеющие сибирскотатарское происхождение, издаются вперемежку с традиционными поэтическими текстами устного творчества поволжских татар в одних сборниках с ними [2]. Кроме того, образцы словесного фольклора сибирских татар помещаются в сборники в литературной обработке, т.е. на литературном татарском языке [3]. Тем самым словесный фольклор сибирских татар на собственно сибирскотатарском языке до сих пор не нашел отражения в отдельных научных изданиях. В результате такого подхода не сохраняются фонетические, лексические, грамматические особенности народно-разговорного языка, а это в известной степени снижает научную ценность зафиксированного фольклорного материала.

Что касается музыкального фольклора сибирских татар, то он до сих пор в полном объеме не изучен. Материалы, собранные сотрудниками ИЯЛИ и хранящиеся в фондах отдела народного творчества института, не нотированы. Первая, и фактически единственная, весомая публикация образцов музыкального фольклора сибирских татар осуществлена А. Ключаревым в 1955 г. [4]. На протяжении многих лет сбором, систематизацией и пропагандой фольклора сибирских татар занималась фольклорист, методист отдела татарской культуры Областного Дома национальных культур «Строитель» г. Тюмени А.С. Патршина. Результатом ее многолетнего труда стала публикация фольклорного сборника на сибирскотатарском языке «Себер татар халык ырлары» [5]. Другие же существующие на сегодняшний день музыкально-поэтические сборники татарского фольклора содержат лишь отдельные образцы напевов сибирских татар.

Темой настоящей статьи является обобщение работы, проводившейся автором в течении 15 лет. Системное собирание, изучение и нотирование музыкального фольклора сибирских татар юга Тюменской области началось в 1995 г. Местом проведения экспедиций стали населенные пункты Вагайского, Нижне-Тавдинского, Тобольского, Тюменского, Ялуторовского и Ярковского районов Тюменской области. Всего в ходе экспедиций было обследовано 75 населенных пунктов. За это время было предпринято 20 экспедиций. Результаты полевой работы – напевы различных жанров, зафиксированных от 800 исполнителей – образуют фонд, который сегодня является крупнейшим собранием музыкальноэтнографических материалов по Тюменской области.

На основе полевых материалов автором подготовлен к изданию фольклорный сборник, включающий в себя 84 нотированных песен с вариантами. Сборник составлен из материалов, собранных в деревнях Ярковского, Ялуторовского и Тюменского районов Тюменской области. Всего в ходе экспедиций были обследованы деревни Чечкино, Карбаны, Куртюганы, Тарханы, Юрто-Боры Ярковского района, деревня Ново-Атьялово Ялуторовского района, деревни Чикча, Есаулово, Ембаево, Каскара, Тураево, Чикча, Якуши, Янтык Тюменского района. Записи были осуществлены в 1992–1998 гг.

В соответствии с существующей традицией составления фольклорных сборников издание состоит из народных напевов, комментариев к ним. Материалы имеют указатели на места записи, алфавитный указатель названий песен, список информаторов. Предисловие к сборнику дано на трех языках – русском, татарском и английском. В Приложении содержатся этнографические экспедиционные фотоматериалы и СД-диск с аутентичным исполнением.

Что касается поэтических текстов песен, то они фиксируются без приведения к литературной норме, с сохранением диалектной лексики и всех фонетических особенностей. Надо отметить, что на территории Тюменского, Ярковского и Ялуторовского районов Тюменской области распространены тюменский и тобольский говоры тоболо-иртышского диалекта сибирскотатарского языка.

В настоящее время идет работа по нормированию сибирскотатарского языка. Так, за последнее десятилетие вышли в свет на сибирскотатарском языке произведения местных авторов слов и песен (К.Кучковская «йткем килте» (Тюмень, 2010), ее же «Цыйылмаган ацак» (Тюмень, 2011), М.Хуснутдинова «Алтын сагыш» (Тюмень, 2013)). В 2008 г. вышла книга М.А.Сагидуллина «Фонетика и графика современного сибирскотатарского языка», а в 2014 г. он же опубликовал исследование «Грамматика современного сибирскотатарского языка». Но, пока нельзя считать эти работы завершенными. Алфавит и орфография правописания сибирскотатарского языка еще не приняты научным сообществом.

В нашем сборнике мы применили фонетический принцип передачи на письме поэтических текстов фольклорных песен. Как отмечает Т.М.Григорьева, “при фонетическом принципе орфографии на письме обозначается не фонема, а звук. Фонетические написания поэтому похожи в некоторой степени на транскрипцию: слово пишется так, как оно произносится» [6].

В первую очередь, опираясь на работы М.А.Сагидуллина, мы в песнях для обозначения букв [к], [г], [х], как и во всех тюркских языках, применили увулярные звуки [] и [], например: пет – бхет (лит.) – счастье, шатер – шахтер (лит.), бибулла – Хбибулла, уча – хужа (лит.) – хозяин. Приведем пример из мунаджата:

Тнья, тнья тимгес, Тнья ыуып йрмгес.

Аыйрэтне уйлаыс, (ахиртне) Л илх илл Алла.

(зап. в д. Каскара Тюменского района Усмановой Сачиты, 1932 г.р.) Необходимо отметить, что в языке сибирских татар отсутствуют звонкие согласные [б], [д], [ж], [з] и вместо них в речи употребляются их глухие пары [п], [т], [ш], [с], к примеру: парабыс – барабыз (лит.) – идем, трья – дрья (лит.) – множество, скр – згр (лит.) – голубое. При расшифровке текстов песен просматривается иная картина. Информанты, во многих случаях, в песнях эти звонкие согласные буквы произносят четко под влиянием татарского языка, например: белн, рбер, бу, рхт, берг, дип, заман и другие. Это происходит вследствие обучения население в школах тюменского региона литературному татарскому языку. Например:

Алай тугел, булай, Сабанта сайрый тургай.

Тнья тынычлыклар белн, Безг д бирсен ходай.

(зап. в Юрто-Боры Ярковского района от Багаутдинова Гайфи, 1900 г.р.) Как считают лингвисты, основной особенностью речи сибирских татар данного региона является цоканье, т.е. вместо аффрикаты [ч] в любой позиции используется звук, обозначаемый буквой [ц]: цей – чия (лит.) – вишня, цацар – ччр (лит.) – сеять, киц – кич (лит.) – вчера. Но в песнях информанты подражая поволжским татарам аффрикату [ч] в большинстве случаев сохраняют и редко заменяют звуком, обозначаемым буквой [ц]. Однако, следует иметь ввиду, что звук, обозначаемый буквой [ч] передается, как в кириллице, а не так как в татарском языке мягко, как русская буква [щ]. К примеру, возьмем образец игровой песни “Уралып, уралып ага”:

Ччлрен осын пиленн, Ччлрен осын пиленн.

Чыгармасылар иленн, Чыгармаслар иленн.

(зап. в д. Чечкино Ярковского района Уразаевой Качии, 1942 г.р.) Язык сибирских татар относят к группе йокающих языков. Поэтому, при передачи на письме поэтических текстов песен мы использовали йотированные дифтонги: “й”, “йы”. Например, в песнях, когда звук, обозначаемый буквой “я” слышится как в татарском языке “й” и “”, мы ее пишем через йотированный дифтонг “й”: йтим – ятим (лит.) – сирота, йшлек – яшьлек (лит.) – молодость, йшел – яшел (лит.) – зеленый. Йотированный дифтонг “йы” в начале слова в песнях, как и в сибирскотатарской речи соответствует звуку, обозначаемого буквой “”: ыр (лит.) – йыр – песня, ыйса (лит.) – йыйса – соберет, а в разных позициях дифтонг “йы” соответствует твердой гласной “е”: ел (лит.) – йыл – год, елан (лит.)

– йылан – змея, каеш (лит.) – кайыш – пояс, ремень, йырлайым – пою. В свою очередь, звук, обозначаемый буквой “ч” заменяет звук, обозначаемый в татарском языке буквой “” как в песнях, так и в речи. Например:

мнчт – мнт (лит.), Чвит – вит (лит.) – имя собст., или образец из такмака “Паш стге ккк чит” – “Баш стге ккк ит”. Но, иногда информанты мягкий татарский звук “” поют, как русскую букву “ж”, т.е.

“жыр жырлыйбыз”. Хотелось бы также отметить одну важную деталь, при передачи на письме текстов песен, как и в башкирском варианте письменности, мы в середине слова мягкий знак не пишем, например: йшлек, йштш, ймсез. Приведем пример с йотированным дифтонгом «йы»:

Йыр пелмем, тусларым, й, Йыр пелмсмт йырлайым.

Йырауцыны ускайым.

(зап. в Тарханы Ярковского района от Кадралиевой Фаризы, 1926 г.р.) При записи текстов звуки, обозначаемые буквами “е”, “ю” и “я” в исследуемых песнях оставили. Мы сохраняем их в том случае, когда они произносятся как в кириллице. К примеру, приведем слова на звук, обозначаемый буквой “е”: ер – ир (лит.) – земля, етте – итте (лит.) – хватит, достало, елк-емеш – илк-имеш (лит.) – ягоды; на звук, обозначаемый буквой “ю”: юл – дорога, ю – нет; юалмаса – если не потеряется; и на звук, обозначаемый буквой “я”: ярты – половина, яман – злой, яра – рана, аягым – нога моя, яр – берег, ял – отдых. В образце лирической протяжной песни это отражается так:

Йшем кен етте, ай, етмешлрг, Начар кр сер кслрем.

Перкемем ю, ай янымта, Кемк ген сйлим сслрем.

(зап. в Якуши Тюменского района от Фастуллиной Халимы, 1928 г.р.) В языке сибирских татар, так же как и в тюркских языках сонант [w] в середине слова заменяется звуком [у]: сауыт – савыт (лит.) – посуда, сауап – савап (лит.) – богоугодное дело. Как и в варианте башкирского языка, в начале слова сонант [w] не меняется: вакыт – время, вак-вак – мелко-мелко, вгът – вгъд (лит.) – обещание. При записи текстов песен, мы применили эти же правила.

Согласный [ф] в давно адаптированных заимствованиях из арабского, татарского, иранских, других языков в сибирскотатарской речи переходит в [п] или, в редких случаях в приобретает фрикативный (щелевой) оттенок [б]: Шмшрипкй – Шмшрифкй (лит.) – Шамшариф (современный город Дамаск) в Сирии, Уба – Уфа. В исследуемых песнях согласный [ф] часто остается не изменяемым: офыларта – на горизонте, керфеклре – ресницы твои. Например:

Уфалара барач жыр чыартым, Йрклрем трлп янана.

Уфа слгелре бигрк матур, Сабан туйларынта элрг.

(зап. в д.Чечкино Ярковского района от Юнусовой Гайнии, 1935 г.р.) В поэтических текстах песен заимствованные слова из русского языка даются без транскрипции, например: ”совхоз”, ”совет”, ”ферма”, ”танцевайть” и другие. Так, например, в такмаках сибирских татар русские слова часто встречаются. Мы думаем, этому есть объяснение. Сибирскотатарский народ, живя в соседстве на одной территории с русским населением, хорошо знает русский язык и общается на этом языке свободно.

Часто устраивая состязания на разных вечеринках, свадьбах наравне с татарскими такмаками они поют и русские частушки. Поэтому, русские слова так благополучно проникли в народное творчество сибирских татар, в частности, в жанр такмаки. Приведем яркий пример из такмака:

Танцевайть итр итем, Танцевайть итр итем.

Сине нурлы йслрене, Рисовать ит р итем.

(зап. в д. Чечкино Ярковского района от Шараповой Зубары, 1929 г.р.).

Необходимо отметить и тот факт, что, если в одном и том же тексте, одно и то же слово произносится и в варианте сибирскотатарского, и в варианте поволжско-татарского языка, то в этом случае мы оставили только один вариант. Например, слово икн информант может спеть и так, и как игн, или наоборот, как игн, так и эйн. Или еще одно слово, которое в текстах очень часто встречается: слово белн может петься информантом и как пелн. Надо сказать, что таких примеров у нас очень много.

Фонетически модифицированные литературные татарские слова специальными знаками не выделяются. Диалектная лексика постранично выносится в сноски, где приводятся ее литературные эквиваленты и перевод на русский язык.

Следует отметить, что в данной работе мы не претендуем на окончательность и правильность варианта письменного языка сибирских татар.

Письменность любого языка должна создоваться усилиями хорошо подготовленных ученых-лингвистов.

Из всего изложенного можно сделать вывод, что в фольклорных текстах песен сибирских татар четко прослеживается влияние письменного литературного татарского языка на носителей народной культуры сибирских татар. Таким образом, идет сближение языков, вырабатывается свой вариант литературного языка сибирских татар. И как показывает практика, в песнях особо сохраняется связь с литературным языком казанских татар.

Настоящий фольклорный сборник представляет собой первый в татарской фольклористике опыт регионально специализированного исследования песенной культуры сибирских татар Тюменской области. Данная работа включает в себя лишь небольшой объем собранного материала, она является частью фундаментального исследования, которое ждет своего продолжения.

Примечания и литература

1. В 1940 г. ИЯЛИ КФАН была организована экспедиция в Омскую, Новосибирскую и Тюменскую области, в которой принимали участие писатели М. Садри, С. Амиров, В. Хаджиев, доктор филологических наук Х.Х. Ярмухаметов. В ходе этой экспедиции впервые был записан на фонограф музыкальный материал. После этого на протяжении более 20 лет работа по сбору фольклора сибирских татар не осуществлялась. С 1967 г. сотрудниками сектора фольклора ИЯЛИ был возобновлен процесс собирания и изучения фольклора этого края. До 1973 г. институт проводил регулярные экспедиции в Новосибирскую, Омскую, Томскую, Иркутскую, Тюменскую области в составе фольклористов-филологов Х.Х. Ярмухаметова, Ф.И. Урманчеева и музыковеда И.Ш. Кадырова. С 1973 г. работа по сбору образцов традиционной культуры татар Сибири фактически прекращена.

2. См., в частности, сборник татарских дастанов, изданный в серии «Татарское народное творчество» (Татар халык иаты. Дастаннар). Казан, 1984.

3. Поскольку нет особой письменности, где можно было бы отразить особенности многочисленных говоров сибирских татар, все публикации осуществляются главным образом на литературном татарском языке.

4. В сборник А. Ключарева вошли 53 песни и 3 инструментальных наигрыша, собранные в ходе экспедиции 1940 г.

5. Патршина А.С. Устное народное творчество сибирских татар. Тюмень, 2006. 84 с. В сборник вошли 44 образца (баиты, мунаджаты и песни), записанные автором в татарских деревнях Вагайского и Тобольского районов. Из них 17 песен с нотами и 28 текстовых образца.

6. Григорьева Т.М. Русский язык: Орфоэпия. Графика. Орфография.

История и современность: учеб. пособие. М.: Академия, 2004. С. 104.

Summary. The song culture of the Siberian tartars is rich in genre and themes variety, and is quite peculiar in its melody patterns. The results of the folk-ethnographic research have shown the presence of different song traditions. In this region we can observe the examples of songs that are well-known and popular among tartars of various ethnic groups. The Siberian tartars use original and specific strictly to this region melodies and tunes, which are predominant here.

Места памяти и нарративы конструирования памяти о прошлом: кейс Болгар1 Р.К. Уразманова, Г.Ф. Габдрахманова (Институт истории им. Ш. Марджани, Казань) Не канонизированные официальной религией2, но «простым» народом превращенные в места почитания древние могилы, источники возле них, называемые лиялр – изгелр – святые, у татар Волго-Уральского региона были всегда. Они наделялись особыми свойствами, как правило, помогающими избавиться от различных недугов, трудностей в жизни, а то и получить благодать Всевышнего, поминая его, сотворяя предписанные Аллахом молитвы. В немалой степени этому способствовали рукописные, а со второй половины XIX в. печатные труды местных улемов – мусульманских богословов, суфиев с указанием мест нахождения и описанием особых заслуг погребенных в них.

Особо почитаемыми были объекты, расположенные на территории раннефеодального тюрко-татарского государства Волжская Булгария и ее столицы г. Болгар. Здесь уже в 922 г. был официально принят ислам и регион стал самым северным форпостом исламского мира. Самой популярной, широко читаемой и широко используемой для написания многочисленных статей о святых местах другими авторами XIX – нач. XX вв. была книга «Таварих-и Булгарийа» («Летописи Булгар»), написанная с проповеднической целью Хисаметдин бин Шарафутдином в начале XIX в. По убедительной оценке Аллена Франка – автора исследования по «булгарской» идентичности татар и башкир, «этот труд установил как сакральную историю, так и географию региона с его обширным каталогом святых мест, который был связан с главным рассказом об исламизации»3.

Посещение таких мест было настолько укорененной традицией, что богословы-мыслители, публикации которых имели широкий резонанс среди народа, лишь констатировали факт посещения святых мест и критиковали татар за недостаток веры в собственные силы. Так, Ш.Марджани писал об одном имаме, который в начале XIX в. первым предпринял паломничество – зиярт итне чыгарды в деревню Иши, утверждая, что там есть могилы святых Хаджи Армали и его дочери Гайши. Возможно, что все это он взял из книги Хисаметдин бин Шарафутдина. Или же связал с ключом, бьющим из горы, т.к. в народе есть поверье: там, где есть могилы святых, пробивается родник4. И в начале ХХ в. исследователи отмечали, что татары продолжают считать руины Болгара святым местом и когда встречаются с трудными ситуациями или с болезнью, совершают туда паломничество, делают жертвоприношения, относясь к этому со всей серьезностью как к подобию совершения хаджа – «шул кадр хага бару дилр»5.

Паломничествам посвящались мунаджаты, в которых описывались не только чувства посетителей, но и конкретные цели и действа участников. Последние были едиными: паломники прибывают почтить, помянуть похороненных здесь святых, воздать в их честь молитвы – Шри Болгар лияларын зиярт итеп килбез; ике ркгать намаз укып, влилрг багышладым; проводят особое жертвоприношение – Габдрахман тавы астында нзер корбан чалалар; берут целебную воду – Габдрахман коенсыннан двага су алалар; раздают подаяния смотрителям гробниц, которые выходят встречать посетителей – Шари Болгар мжвирлре каршы чыгып алалар; а сами паломники получают райскую благодать – ха савабым алалар6. Следует отметить, что объекты почитания были аналогичными, а ритуал посещения, по сути, своей единым с таковым у народов Средней Азии и воспринимался как мусульманский7. Правда, природноклиматические условия, особенности ведения хозяйства ограничивали период совершения паломничества непродолжительным в Волго-Уральском регионе теплым временем года более свободным от выполнения сезонных сельскохозяйственных работ – после сева до начала сенокоса, жатвы.

Годы государственного атеизма и борьбы с религией, ее пережитками не прошли бесследно: к 1990-м гг. традиция паломничества в Болгар была на грани исчезновения. Редкие посетители не афишировали об этом.

Картина резко изменилась в постсоветское время. Толчком послужило празднование летом 1989 г. по инициативе Духовного управления мусульман, и лично его муфтия Т.Таджутдина, 1100-летия официального принятия ислама Волжской Булгарией. Впервые тысячи людей из разных регионов России, преодолев немалый путь, одновременно собрались на территории Болгарского историко-архитектурного музея-заповедника.

Кульминационным моментом был коллективный намаз, посвященный этой исторической дате, предкам, похороненным на этой земле, и покаянию – тб за все пригрешения перед их памятью.

Начиная с этого года, несмотря на все раздоры, противоречия и разногласия, происходившие в последующие годы по инициативе и при активном участии молодого духовенства, приведших в конечном итоге к расколу единого Духовного управления на множество региональных, Т.Таджутдин ежегодно в июне месяце упорно продолжал собирать мусульман, съезжающихся сюда под руководством муфтиев и имамов, организационно сохранивших свое подчинение ЦДУМ.

Постепенно сложился ритуал праздника, получившего название Болгар ыены. Главным стала его проповедь – вгазь, посвященная исторической памяти, в общих чертах сводящаяся к констатации событий, связанных с приездом в Волжскую Булгарию миссионеров из Багдадского халифата и последовавшим за тем объявлением ислама государственной религией. За проповедью следовала молитва тб, произносимая муфтием. Ей вторили сотни собравшихся, многие из которых ее слышали впервые, и с вдохновением произносили вслух. Местом проведения стала территория возле Малого минарета, к которому под зелеными исламскими стягами стекались с мест стоянок своих автобусов сотни людей, скандируя слова такбира – «Аллау кбр». Кульминацией являлся коллективный полуденный намаз на месте фундамента Соборной мечети, производящий на присутствующих неизгладимое впечатление, не в последнюю очередь, своей массовостью.

Болгар ыены стал серьезной новацией в мусульманской практике современных татар, причем вдохновляемой, организуемой самим муфтием, несмотря на то, что в традиционном быту паломничество к местным святыням официальным духовенством осуждалось8. Муфтий ратовал не только за восстановление утерянных в советское время позиций ислама, но и за единство, объединение татар, проживающих по всему ВолгоУральскому региону. В те годы основная часть прибывающих была из-за пределов Татарстана. Многие приезжали накануне, привозя с собой все необходимое для ночлега, питания, вплоть до дров для очага и углей для самовара. Для жертвоприношения – корбан, и для приготовления горячего обеда – хлл ризык, везли с собой овцу.

Очень быстро праздником и интересом к нему воспользовались торговые предприниматели. Одна из улиц русского села (с.Спасское), где расположены основные исторические памятники, во время Болгар ыены, превращалась в ярмарку, где шла бойкая распродажа не только исламской атрибутики (четки, молитвенные коврики – намазлык, религиозные книги, брошюры, платки, тюбетейки, платья и т.п.), но и другого ширпотреба; продуктов питания, в том числе чакчака, конских колбас – казылык, привезенных из татарских деревень Мордовии, Пензенской, Нижегородской областей, издавна славившихся их производством.

Многолетние личные наблюдения, интервью с участниками Болгар ыены, анализ публикаций в СМИ, проведенные на протяжении почти полутора десятков лет, дают возможность представить процесс сложения и динамичной трансформации как ритуала, атрибутов, так и сути этого нового явления в общественной жизни татар, связанной с возрождением и конструированием нарративов о значимом для народа историческом месте

– Болгар. Рассмотрим эту динамику подробнее.

Усилия Т.Таджутдина, направленные на религиозное единство татар, поддержал Исполком Всемирного Конгресса татар, по инициативе которого с 2006 г. стало участие в празднике Совета муфтиев России и ДУМ РТ. Конгресс взял на себя организацию культурной программы, тем самым внеся существенные изменения не только во внешнюю форму события, но и его суть.

Во-первых, это расширило представительность. Намного увеличилось число участников. Организаторами на местах стали не только муфтии, но и руководители татарских, иногда татаро-башкирских культурных общественных центров различных регионов России. По сведениям СМИ, различных сайтов и по нашим наблюдениям 2007 г. среди прибывших на Болгар ыены были люди как верующие, так и открывающие для себя родную историю и культуру. Например, в большом автобусе, прибывшем из г.Кирова лишь четыре человека умели совершать намаз. Остальные же ехали прикоснуться к историческому месту. Следует отметить, что основная масса участников по-прежнему, была из-за пределов Татарстана – по существу со всего Волго-Уралья, включая Челябинскую, Астраханскую, Нижегородскую, Пензенскую области и другие регионы.

Во-вторых, Болгар ыены трактовался не столько как включение татар в мировую мусульманскую умму, а как долгожданное объединение, согласованное действие всех муфтиятов в интересах татарского народа.

Правда, участие Совета муфтиев России и ДУМ РТ тогда еще ограничилось лишь представительской функцией. Тем не менее, это свидетельствовало о первых шагах к сближению позиций мусульманского духовенства.

Энтузиазм же участников из “простого” народа проявился в активном мусульманском обрядотворчестве: в ритуале появились действа, которые в традиционном быту не наблюдались. Многие, особенно усердствовали в этом дети, старались воткнуть монету в заметную щель, трещину камней древних развалин, так что видные отверствия многих археологических памятников были утыканы этими монетами. Поднимающиеся на площадку фундамента Соборной мечети паломники начинают кружить вокруг каменного столба – сохранившейся части каменной колонны молельного зала мечети. В какой-то момент появившийся здесь, как оказалось, русский студент Российского Исламского Университета отчаянно жестикулируя, буквально в крик стал обвинять остановившихся в недоумении женщин в язычестве, идолопоклонстве, на какое-то время прервав это действо. По мере смены присутствующих, ритуал возобновился. В 2009 г.

вокруг этого столба стояло несколько мужчин, вероятно, преподавателей медресе, которые фактически не давали возможность приблизиться к нему, беспрерывно объясняя, что кружить вокруг него, втыкать монеты глупо, не красиво, ведь это обыкновенный камень. Тем не менее, вновь подходящие пытались дотронуться до него; у его подножья лежали монеты.

Некоторые женщины, вступая с ними в спор, пытались услышать более подробное объяснение, желая понять, а что же нужно, а главное можно делать, приехав сюда.

Зато свою потребность действа беспрепяственно смогли удовлетворить те, кто подходил к “Выставочному залу”. Там на низких постаментах были выставлены археологические находки – фрагменты архитектурных украшений древних зданий. Подходящие поочередно до всех фрагментов дотрагивались руками – “нужно обеими”, “произнося дога”, “загадывая желания” – услышанные нами пояснения. Там же стоял ящик для сбора средств, которые пойдут на нужды заповедника. Все те, кто таким образом обходил эти фрагменты, опускали в ящик садака – по объяснению одной из женщин, только в таком случае твои пожелания, твои молитвы достигнут цели.

Иную точку зрения на происходящее среди мусульманского духовенства высказывал один из руководителей Татарстанского муфтията В.Якупов: «В прикосновением к камням г.Булгара, к колонне нет ничего удивительного, люди хотят прикоснуться к истории, ведь это же исторические, подлинные вещи, например, в музеях выставляют личные вещи Г.Тукая, и люди приходят посмотреть на них не из религиозных соображений, а из культурных. Так и в Булгаре – люди прикасаются к колонне не с целью поклонения, они лишь прикасаются к истории, к памяти своих предков, ведь для них это историческое сокровище»9. Сами же «сохранившиеся у народа верования, поговорки, легенды не являются «не исламскими», посещение могил упокоенных около этих гор – это рядовой суфийский обычай, вполне находящийся внутри исламских представлений, а никак не вне их»10.

В те годы наблюдалась полная неосведомленность прибывающих о программе праздника – месте, времени и конкретных мероприятиях. Десятки автобусов, подъезжающих ранним утром, с трудом находили место для парковки, т.к. прилегающая к заповеднику территория уже была занята прибывшими накануне с их очагами для приготовления пищи. Люди, выходя из машин, наугад шли за себе подобными: не было, по крайней мере, заметных, броских указателей маршрутов передвижения по территории заповедника.

Появление концертной программы обогатило праздник, сделало более эмоциональным. Многие с удовольствием слушали выступления артистов, умелых исполнителей мунаджатов, писателей, известных политиков.

Выстроились очереди из желающих подняться на минарет, посетить музей, послушать обзорные лекции эксурсоводов по археологическим памятникам заповедника. Правда, одновременное звучание концерта с проповедью «Тб» возле Малого Минарета, ставшей уже традиционной (в 2007 г. она проводилась в 18-ый раз), вызывало недоумение и определенный дискомфорт среди присутствующих.

Все это несколько сгладилось, когда после завершения «Тб»

представители духовенства во главе Т.Таджутдином, председатель Всемирного Конгресса татар, глава администрации Спасского района поднялись на сцену с заключительными словами. Лейтмотив этих выступлений

– призыв к объединению всех татар с целью сохранения языка, культуры, духовности, религии. Во имя всего этого – «…динебезг кт бирсче дип Аллаыга ялыныйк» (Т.Таджутдин) – последовало приглашение на полуденный намаз. Этот коллективный намаз явился кульминационным моментом праздника: все затихло, прекратилось беспрерывное движение, перемещение толп людей по территории заповедника. Большинство присутствующих выстроилось для совершения намаза. Остальные небольшими группами, по одиночке наблюдали со стороны. Огромное пространство, заполненное стройными рядами тысяч людей, совершающих одновременные движения намаза, представляло впечатляющее зрелище не только для участников, но и всех присутствующих.

В июне 2009 г. праздник был юбилейным – 1120 лет официального принятия ислама Волжской Булгарией. Возможно, это помогло надлежащим образом обустроить территорию: маршруты передвижения паломников заасфальтировали. Это не просто облегчило перемещение. Сами тропы стали своеобразными указателями расположения археологических памятников. По периметру территории заповедника были расставлены биотуалеты, а для совершения омовения перед намазом, помимо привезенных емкостей с водой, провели водопровод с достаточным количеством кранов. Возле них было оборудовано большое количество временных кабинок с настилом из досок, вполне удобных для гигиенических процедур.

Еще более масштабной стала праздничная ярмарка, на которой заметно увеличилось количество продавцов исламского ширпотреба, привезенного из Турции, арабских стран – одежда для женщин, головные уборы, атрибутика и т.п. Продавали даже «Тминное масло» египетского производства, которое, по словам активно агитирующих и рекламирующих товар молодых людей, «упоминается в хадисах Пророка и исцеляет от всех болезней, кроме смерти». Не менее активно работали сотрудники Межрегионального паломнического центра «Идель-Хадж», которые распространяли брошюру «Хадж, Умра, мусульманский отдых. Твоя дорога в Мекку».

Был упорядочен и сценарий, согласно которому появилось официальное открытие праздника – в виде представительских приветствий от имени Президента и Правительства Республики Татарстан, Всемирного Конгресса татар, администрации Спасского района, представителя Турции и др. Замыкал эти приветствия муфтий ЦДУМ Т.Таджутдин, по праву воспринимаемый большинством присутствующих тем человеком, чье слово для них наиболее значимо. Суть его короткого приветствия на этот раз была сведена к объяснению того, что, не ограничиваясь намазом в своих домах, народ ежегодно съезжается в Болгар воздать коллективную молитву Всевышнему, вспомнить и помолиться о погребенных на этой земле. Т.Таджутдин, пригласив последовать за ним, увел основную массу собравшихся у концертной площадки к Малому Минарету на проповедь «Тб».

Таким образом, в общественной жизни татар появилось своеобразное новое явление, в основе которого некий симбиоз религиозного со светским, гражданским. Новизна, необычность в данном случае, в первую очередь, заключается в том, что это не подаренный государством, не по инициативе и участии его органов организуемый праздник. Он возник стихийно на волне актуализации исторической памяти народа в результате обострения вопросов этнокультурной идентификации, с ее получившей наконец признание религиозной составляющей. Не только упорство руководителей Центрального Духовного управления мусульман, а главное ежегодное участие желающих по движению души из простого народа, подключение к его организации Всемирного Конгресса татар и других муфтиятов, более 20 лет регулярного его проведения дает основание говорить о его традиционализации.

Произошло по-существу переосмысление не только целей, но и сути посещения святых, испокон веков характерных для всего тюрко-мусульманского мира. Имена конкретных святых, объектов святости в данном случае заменились расширительным понятием Изге Болгар, которое может означать как «святое», «священное» название конкретного места, так и напоминание об истории предков татарского народа.

В название праздника добавляется слово джиен – Изге Болгар ыены, которое так же имеет ряд значений. Это и древний общественный институт родственных связей11, и народный праздник казанских татар12, и народный сход, собрание, люди одного рода, община13. «Появилась возможность приобщиться к этой земле, истории татарского народа, его духовной культуре через религию. Там есть моменты, где читают молитвы, место, где исполняют традиционные баиты, мунаджаты и народные песни. Все это там совсем по иному звучит и воспринимается при большом стечении народа. Все это имеет огромное воспитывающее значение»14.

Даже религиозная и этническая специализация ярмарки, устраиваемой в этот день на улице села, на которую со своим товаром прибывают из многих регионов России, придавала особое своеобразие празднику.

Новые нарративы возникают в 2010 г., когда Болгарский музейзаповедник оказался в центре внимания государственных органов Татарстана и «Республиканского Фонда возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан», возглавляемого первым Президентов РТ М.Ш. Шаймиевым. Болгарский музей-заповедник, наряду с другим важным историческим местом Татарстана – остров-град Свияжск, стал рассматриваться как элемент национальной политики республики, символом межэтнической и межконфессиональной толерантности и региональной идентичности. Выступая на презентации Республиканского Фонда возрождения памятников истории и культуры 20 марта 2010 г. М.Ш.

Шаймиев, отметил: «Наша стратегическая цель состоит в том, чтобы комплексы исторических памятников Булгарского государства (Биляр, Сувар, Чистополь и другие), града Свияжск стали общим достоянием. Болгар…, история реки Свияги, архитектурные сооружения Свияжска стали отражением истории и символами традиций нашего края”15. Это, в свою очередь, в разы увеличило количество прибывающих на Болгар ыены из районов самого Татарстана.

На территории Болгарского музея-заповедника появились новые сооружения (Центр болгарской цивилизации, Белая мечеть, Музей археологии, Музей хлеба, «Дом лекаря», причал, речной вокзал и т.д.), установлен памятный знак в честь принятия ислама, были отреставрированы исторические памятники, стала более развитой инфраструктура (например, для паломников ежегодно стал устанавливаться удобный и доступный передвижной палаточный городок с бытовыми удобствами). На территории заповедника стали проводить различные культурные мероприятия. Например, в 2013 г. в преддверии Всемирной Универсиады в г.Казани был организован Международный фестиваль духовной музыки. Во время Болгар ыены прошел один из его этапов, посвященный исламской музыке.

Многочисленные зрители смогли послушать исполнителей не только из Татарстана, но и из регионов России и зарубежья.

Болгарский музей-заповедник как место памяти постепенно становится популярным местом посещения туристами, растет внимание к нему со стороны татар, проживающих в разных уголках России. По нашим наблюдениям 2013 г. на празднование Болгар ыены приехали татары не только из Татарстана, но и из 20 регионов РФ. Многие приезжают уже не столько и не только ради поклонения «святому месту», преследуя свои сугубо личные интересы (исполняя данный обет – нзер, надежда на получение исцеления и т.д.), но и ради посещения культурно-исторических объектов, приобщения к культурным развлекательным мероприятиям, ради отдыха в красивом природном месте. По сути, сегодня Болгар, в том числе Болгар ыен, для татар стал огосударствленным «святым местом», теряющим традиционную сакральность, но выполняющим важную функцию этнической консолидации татар России, сохранения этнической идентичности, закрепления и распространения татарских традиций ислама.

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект №13-11-16012 а(р).

В исламе отсутствует легитимный институт канонизации святых: нет процедуры определения святости того или иного человека, нет всеми признаваемых агиологических сочинений, официальных дней почитания и официальных ритуалов поминания и прославления святых. Существует только народная молва и мнение различных богословов, уважаемых людей, правителей, которые, кстати, вправе спорить и не соглашаться друг с другом. См.: Абашин С.Н., Бобровников В.О. Соблазны культа святых (вместо предисловия)) //Подвижники ислама. Культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе. – М.: Вост. лит.,, 2003. – С.7.

Аллен Франк. Исламская историография и “булгарская” идентичность татар и башкир в России. - Казань, 2008. - С. 239.

Ризаэддин Фахруддин. Асар (на татарском и русском языках). – Казань: «Рухият», 2006. – С.310.

Аллен Франк. Исламская историография и “булгарская” идентичность татар и башкир в России. - Казань, 2008. - С.4.

Шри Болгар улиялары //Хуснуллин К. Мнтлр м бетлр. – Казань: «Раннур», 2001. – С.521-523.

Басилов В.Н. Культ святых в исламе. М., 1970; Чвырь Л.А. Обряды и верования уйгуров в XIX-XX вв. М.: “Восточная литература” РАН, 2006. – С.182.

Интересно отметить, что это было связано с появлением и проявлением развития идей и принципов чуждого для татар, являвшихся суннитами ханафистского масхаба, масхаба ханбалисткого в его крайнем выражении, оформившемся в религиозно-политическое течение в суннизме под термином ваххабизм. Его идеологи проповедовали возвращение к чистоте раннего ислама времени Мухаммада, строжайшее соблюдение принципов единобожия, отказ от поклонения святым и святым местам, отказ от заимствованных новшест (бида), требовали от мусульман избегать всяких проявлений роскоши в быту, одежде и культе. См.: Ислам. Краткий справочник. – М.:

“Наука”, 1983. – С.45.

Якупов В. Сохранение татаро-мусульманской религиозной идентичности //Конфессиональный фактор в развитии татар: концептуальные исследования. - Казань: Институт истории АН РТ, 2009. - С. 59.

Якупов Валиулла-хазрат. Язычество, которого не было // «Звезда Поволжья». 29.12.2005.

Татары Среднего Поволжья и Приуралья. - М.: Наука, 1967. - С. 196-204.

Уразманова Р.К. Обряды и праздники татар Поволжья и Урала. - Казань, 2001. - С. 70-84.

Татарско-русский словарь в 2-х томах. Т.1. - Казань, 2007. - С. 407.

Из интервью с Р.Закировым – председателем Всемирного Конгресса татар. ПМА, 2008, г.

Казань.

URL: http://www.antat.ru/index.shtml?1714 (дата обращения: 12.07.2013).

Summary. The article describes the methods of organization and meaningful historical significance for Tatars destination – Bulgaria. Provides materials XIX – beg. XX centuries. Containing information on pilgrimage Tatars in Bulgaria and the attitude of the clergy to this. Describes the formation of holiday Bolgar yeny as folk with massive participation of Tatars from different regions of post-Soviet Russia. Reveals new narrative of this holy place associated with the inclusion g.Bolgara national policy of the Republic of Tatarstan.

–  –  –

Свадебная обрядность юртовских татар, (наиболее ранней по происхождению этнической группы в Астраханской области), – сложное по драматургии, насыщенное обрядами действо. Наряду с выявлением типологических признаков и диалектных особенностей изучение свадебного музыкально-этнографического комплекса необходимо для определения степени сохранности, а также трансляции традиций в современность.

Структура свадебных церемониалов четко подразделяется на «обряды отделения, промежуточные и включения»1.

К первым относятся предсвадебные обряды (сватовство ярашу, сорау; сговор суз кую, приглашение на свадьбу эндэу); к промежуточным – пир на стороне невесты кияувсый; к обрядам включения – центральный компонент – религиозное бракосочетание никах (нике кою), увоз приданого и пир на стороне жениха. Определенную роль играют послесвадебные обряды, направленные на укрепление внутриродственных и приобретенных новых, межродственных связей.

Существенно, что, представляя собой наиболее архаичный пласт культуры, свадьба вобрала в себя и наиболее самобытные музыкальнопоэтические жанры, рассмотрение которых позволяет глубже проникнуть в сущность миропонимания близких по культуре этногрупп. Еще в XVIII веке С.Г. Гмелин при попытке описания этнически своеобразных черт свадьбы юртовских татар писал, что во «время свадеб сего народа» о музыке и пляске «самое лучшее понятие получить можно»2. Несмотря на продолжительный отрезок времени, разделяющий наблюдения путешественника и современность, можно и в наши дни рассуждать об основополагающей роли свадьбы, как обрядового действа, аккумулирующего музыкальный комплекс, в который входят плачи, причеты, песни, такмаки, танцевальные наигрыши.

Коммуникативная функция музыки реализовывается в раннем инструментальном жанре юртовских татар «разговоре на сазе» сазда сойлэшу, который приходил на помощь молодежи, не имеющей возможности свободного общения между собой. «Разговор на сазе»

служил своеобразным кодом, «языком любви» и имел определённое значение в предсвадебных этапах.

В бытовой культуре юртовских татар строго соблюдалась иерархическая лестница. Семьи в своем большинстве были сложносоставными, патриархальными. Вся семья подчинялась главе семьи: мужу, отцу. Его уважительно называли муллой («муллаб(м)ыз»), практиковалось обращение во множественном числе: «наш отец»

(«атабыз»), «наш» («безнебез»). Роль мужчины в семье отражают поговорки и пословицы: «Ир кеше – ойнен башы, хатын кеше – ирнен торнагы» («мужчина – голова дома, женщина – ноготь мужчины»). В отношении невесток в среде юртовских татар, как и для других этнотерриториальных групп татар, в частности, мишарей Среднего Поволжья, действовали «обычаи избегания»3.

В течение XX века у юртовских татар были распространены три способа заключения брака: 1) сватовством (ярашу, сорау); 2) путем похищения невесты с ее согласия (качып чыгу, алып качу), 3) путем похищения невесты без ее согласия (ырлау, алып качу).

Важное семантическое значение у татар приобретает сватовство, которое могло проходить как в один, так и два этапа: эйттеру и сырау.

Здесь впервые происходит нарушение стабильности и возникновение оппозиции «свое–чужое». Переходной символической границей выступают порог и дверь дома. Так, свахи сообщали цель прихода: «Алтын бусагыны атлап, комеш ишеген кагып, кызны сорарга кильдек!» («переступив «золотой» порог, постучавшись в «серебряную» дверь, пришли мы сватать (просить) девушку!»). Входя в дом, просили благословения у Аллаха: «Ун кулыгызны бирегез, Алла унга башарсын!» («Дайте правую руку, пусть

Аллах благословит вас!»). Продолжали приветственные речи уже в доме:

«Якты оегезгэ кериек, ачык чырай куриек!» («Войдем в светлый дом, увидим открытый взор!»). Зыбкость положения и пограничного состояния подчеркивается и тем, что до получения положительного ответа гости не угощаются. Символическое значение при угощении гостей после принятия согласия имеют масло и мед.

Принятие согласия скреплялось молитвой и демонстрацией привезенных подарков: украшений куремнек, подноса со сладостями тел булэг и отрезов ткани киит для матери девушки, уложенных в большую шаль и завязанную узлом. Важно смысловое значение дарообмена как дани уважения новым родственникам. Неоднократная повторность дарообмена в узловых переходных моментах подчеркивает его семантическую роль в свадебном цикле. Привезенный поднос с дарами уносили в другую комнату, где несколько женщин делили сладости на маленькие части, и, заворачивая их в кулечки, раздавали в тот же день всем присутствующим женщинам и соседям с пожеланием их детям счастья. Обряд этот получил название шикэр сындыру – «ломание сахара»

и символизировал для будущей молодой семьи достаток и благополучие.

Продолжением нарушений границ является сговор, целью которого является уточнение сроков свадьбы, последовательности частей проведения.

Промежуточные обряды получают воплощение в ритуалах, связанных с приглашением гостей на свадьбу. В период между сговором и свадьбой каждая из сторон проводила обряд избрания «пригласительницы на свадьбу» эндэу, эндэу алды. Каждая сторона назначала свою пригласительницу эндэуче. На обряд эндэу алды собирались избранные родственники. Хозяйка хужэбике извещала всех о том, кого выбрала в эндэуче и преподносила ей отрез ткани и головной платок. Все подарки, принесенные гостями, делились между хозяйкой и выбранной эндэуче.

Особое почтение к пригласительнице подчеркивалось ее гостеванием как в доме невесты, так и в доме жениха. Таким образом, эндэуче выступала в роли объединяющего звена между пока еще не породнившимися родами, то есть в оппозиции «свое»–«чужое».

Обычай приглашения на свадьбу с помощью эндэуче прочно вошел в традицию сельских свадеб. В современности во всех домах, куда приходит эндэуче, ее ждет теплый прием, угощение, подарки, часть из которых предназначается самой эндэуче, а другая передается хозяйке.

Укреплению внуриродственных связей у туркмен способствовал обычай девичьих вечеров. Каждый родственник невесты считал своим долгом внести свою долю в приданое девушки и провести вечер, где под наигрыши саратовской гармоники, домбры, невеста со своими подругами пели песни.

Свое полное выражение промежуточные обряды получают на свадебных торжествах на стороне невесты, состоящих из двух частей:

женской свадьбы хатыннар туе или тугыз туй и вечера угощения жениха кияувсый. Зыбкость пограничья подчеркивается тем фактом, что «женская свадьба» хатыннар туе проходит без участия жениха с невестой.

Нарушению границ чужого пространства способствует четкая оппозиция двух сторон, когда женская родня со стороны невесты на пир является ранее жениховой, и в ее функции входит приветствие и угощение сыйлу новой родни. Противопоставление подчеркивается музыкальнофольклорным содержанием свадьбы: свадебными напевами – обращениями двух сторон друг к другу. Под наигрыши саратовской гармоники и ударного инструмента кабал хозяева свадьбы «заставляют»

танцевать гостей. На мотивы Урам кий, Авыл кий поются разнообразные величальные, шуточные, гостевые песни. Значение музыки в данный обрядовый момент велико: она выполняет коммуникативную функцию сближения двух родов в момент их единения, стирает грань соблюдения официальных правил, выполняет объединяющую роль.

Гости со стороны жениха привозят с собой дары, количество которых по традиции должно достигать девяти – тугыз, определившее название этого обрядового блока. Магический смысл цифре «девять»

придавался тюрками до принятия ислама и встречается в подобной трактовке у казахов (ток, к,уз). Дары тугыз состоят из золотых украшений, одежды, головные уборов, обуви для невесты, а также отрезов ткани для ее родителей. В наши дни сюда же входит и свадебное платье и сумма денег за так называемое «молоко матери» сет акчасы. «Свадьба девяти» подчеркивает роль женского, матриархального начала в свадебной культуре, к которому можно так же отнести женскую часть свадебного действа, проводимую на обеих сторонах – хатыннар туе (женская свадьба); обряд избрания пригласительницы эндэу алды.

Особое внимание отводится свадебному угощению. Праздничный стол, изобилующий сладостями, часто с начинкой из меда, орехов, символизирует сладкую жизнь молодых. Привезенный стороной жениха в дар круглый «ногайский пирог» нугай мэлеше с начинкой из крупных кусков мяса и риса олицетворяет достаток и изобилие. Обычай «бараньего риса» «куй дегесе», вкушение мяса и риса, восходят к магии плодородия.

Кульминацией этой части свадьбы становится показ даров жениха тугыз, которые передают по всем гостям, чтобы каждый мог рассмотреть и одобрить щедрость жениха, осыпая при этом дары мелкими монетами акча шашу. Примечательно, что обряд осыпания монетами, олицетворяющий богатство и изобилие, характерен и для других обрядов жизненного цикла.

Нарушение границ чужого пространства происходит на вечере угощения жениха кияувсый, на который прибывает поезд родственников жениха и сам жених. Поезд по традиции опаздывает, заставляя себя ожидать. Танцуя от своего дома до самого дома невесты под веселые наигрыши саратовской гармоники, звонкие песни, жених и его поезжане останавливаются у шатра. Жених нарочито сопротивляется, из-за чего образуется шуточная борьба, и родственники невесты вносят жениха в шатер на руках. Так, возникает знаковая ситуация оппозиции двух чужих, еще неродственных между собой сторон. Многовековая сохранность данного ритуала подтверждается описаниями С.Г. Гмелина: «Сиповщик и бубенщик, сопровождаемые великим множеством молодых людей, идут попереди рядом…»; «жених…дает музыкантам деньги и приказывает, чтобы они на кобасе похвалу его тестю и теще и новым сосродственникам наигрывали и к тому песни припевали»4. И в наши дни вход молодых в шатер предваряет свадебный наигрыш «Марш кий».



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |
 

Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ 1.ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ. определяет общее назначение, цели, задачи, планируемые результаты реализации ООП НОО, а также способы определения достижения этих целей и результатов.1.1.Пояснительная записка ( стр. 2-8 ).1.2.Планируемые результаты освоения обучающимися ООП НОО (стр.8-14 ).1.3.Система оценки достижения планируемых результатов освоения ООП НОО ( стр. 14-18 ). 2.СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ. – определяет общее содержание НОО и включает следующие программы, ориентированные на достижение...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по курсу «Основы религиозных культур и светской этики». Модуль « Основы светской этики». 2014/2015 4 класс Учитель Денисова Елена Брониславовна Количество часов 34 за год, 1 час в неделю. Изучается в объеме 1 часа в неделю в 4-ом классе (всего за год 34 часа) Пояснительная записка В Федеральном Законе РФ от 29 декабря 2012г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в президентской образовательной инициативе «Наша новая школа», в Федеральном государственном...»

«Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа № 1 города Белореченска ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРОГРАММА по вольной борьбе Срок реализации программы 8 лет Возраст учащихся: 9-17 лет Программа разработана на основании: 1. Федерального стандарта спортивной подготовки по гандболу (приказ Минспорта России от 13.08.2013 № 679), 2. Федеральных государственных требований к минимуму содержания, структуре, условиям реализации дополнительных...»

«Ф МИ 01-03-08. Рабочая программа дисциплины. Издание третье Ф МИ 01-03-08. Рабочая программа дисциплины. Издание третье 1. Общие сведения 1.1 Характеристика дисциплины: Физическое воспитание – часть общечеловеческой культуры, направленная на разностороннее укрепление и совершенствование организма человека, и улучшение его жизнедеятельности посредством широкого круга средств: гигиенических мероприятий, естественных сил природы, различных систем физических упражнений, спорта. 1.1.1 Назначение...»

«Министерство культуры Российской Федерации Ростовская государственная консерватория им. С. В. Рахманинова Ростовская организация Союза композиторов России Ростовский государственный музыкальный театр Ростовская государственная филармония V Международный фестиваль современной музыки «РОСТОВСКИЕ ПРЕМЬЕРЫ» 12 ноября – 3 декабря Ростов-на-Дону Уважаемые друзья! Рад приветствовать организаторов, гостей и участников V Международного фестиваля современной музыки «Ростовские премьеры»! За время своего...»

«ФГБОУ ВПО «Уральский государственный университет физической культуры» Екатеринбургский филиал ЭКСПЕРТНЫЙ АНАЛИЗ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ВПО ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 100400 ТУРИЗМ ПРОФИЛЬ «ТЕХНОЛОГИЯ И ОРГАНИЗАЦИЯ ТУРОПЕРАТОРСКИХ И ТУРАГЕНТСКИХ УСЛУГ» Год разработки программы: 2011 Авторский коллектив: зав. кафедрой к.п.н., доцент С.Л. Сазонова; нач. учебного отдела к.п.н., доцент Л.А. Осадчая; зам. директора по заочной форме обучения к.п.н., доцент О.Ю. Матросова; специалист СМК,...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел отраслевой литературы Сектор аграрной и экологической литературы «Инновационные технологии в АПК» Хмелеводство и пивоварение Библиографический список литературы Вып. 19 Чебоксары ББК 42.359;я1+36.876я1 Х 65 Редакционный совет: Андрюшкина М. В. Аверкиева А. В. Егорова Н. Т. Николаева Т. А. Федотова Е. Н. Хмелеводство и пивоварение :...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от _ № г. Курган О государственной программе Курганской области «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов, проживающих в Курганской области» В целях формирования единых подходов к вопросам реализации региональной национальной политики Правительство Курганской области ПОСТАНОВЛЯЕТ: 1. Утвердить государственную программу Курганской области «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов,...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО УЧЕБНОМУ КУРСУ «Основы религиозных культур и светской этики» модуль «Основы мировых религиозных культур» НА 2015-2016 УЧЕБНЫЙ ГОД 4 КЛАСС СРОК РЕАЛИЗАЦИИ ДАННОЙ ПРОГРАММЫ – 1 ГОД УРОВЕНЬ ОБУЧЕНИЯ (БАЗОВЫЙ) СЕЛИФАНОВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА, ВЫСШАЯ КАТЕГОРИЯ МОСКВА, 2015 год Учебный модуль «Основы мировых религиозных культур» ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа составлена на основе авторской программы :Виноградова Н. Ф.,Власенко В. И., Поляков А. В. Основы...»

««УТВЕРЖДАЮ» Директор МАУК Белоярского района «Белоярская ЦБС» _ Н.Н.Воробьева «_»_2014 год Муниципальное автономное учреждение культуры Белоярского района «Белоярская централизованная библиотечная система» ИНФОРМАЦИЯ О РАБОТЕ С ДЕТЬМИ за 2014 год г. Белоярский СОДЕРЖАНИЕ 1. Организация библиотечного обслуживания детей Белоярского района 3 2. Работа по программам и проектам 4 2.1. Участие в конкурсах программах и проектах общероссийского, 4 окружного и городского значения 2.2. Библиотечные...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Содержание программы Стр. РАЗДЕЛ I. Целевой 1. Пояснительная записка 3 13 2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной 14 48 образовательной программы основного общего образования.3. Система оценки достижения планируемых результатов освоения 49-58 основной образовательной программы основного общего образования. РАЗДЕЛ II. Содержательный. 1. Программа формирования универсальных учебных действий у 59-80 обучающихся на ступени основного общего образования. 81-82 2. Программы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» ПФ КемГУ Рабочая программа дисциплины Русский язык и культура речи наименование дисциплины по специальности среднего профессионального образования ОГСЭ.08 Информационные системы (по отраслям) код, наименование специальности на базе основного общего образования среднего общего образования, основного...»

«Департамент физической культуры и спорта города Москвы Государственное бюджетное учреждение спортивная школа «Борец» УТВЕРЖДАЮ _ (подпись) (ФИО) 20. г. Вводится в действие с 01 января 2014 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА СПОРТИВНОЙ ПОДГОТОВКИ ПО ВИДУ СПОРТА САМБО Для спортсменов полного цикла обучения (этапы НП, СС, ССМ, ВСМ). Составлена на основе Федерального стандарта спортивной подготовки по дзюдо, утверждённого приказом Минспорта России от 19 сентября 2012 г. №231 Разработчик: И.И. Куринной Москва...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет физической культуры» Екатеринбургский филиал «УТВЕРЖДАЮ» Зам. директора по УР М.И. Салимов «_» _2015г.РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК Направление подготовки 43.03.02 «Туризм» Квалификация (степень) выпускника: бакалавр Форма обучения: очная, заочная Екатеринбург 2015 г. 1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ В современных условиях...»

«ПРОГРАММА ПРОЕ КТА Культурно-исследовательская познавательная академия «развитие, инициатива, самовыражение» Таганрог 2013-2014 гг. Пояснительная записка Любой человек находится в перманентном процессе познания мира: он думает, рефлексирует, говорит и понимает речь других людей, чувствует, делится ощущениями. Все эти способности развиваются и совершенствуются не сами по себе, а в активной познавательной, поисковой и исследовательской деятельности. Современные образовательные учреждения: школа,...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе А.А.Александров «_» 2015 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Маркетинговые коммуникации в социально-культурной сфере» для студентов направления бакалавриата 51.03.03 (071800.62) «Социально-культурная...»

«Некоммерческие организации – партнеры по сотрудничеству в сопредельных регионах: Россия и Финляндия Справочное пособие для развития международных проектов НКО Санкт-Петербурга и Ленинградской области в сфере молодежной и культурной работы Дорогие коллеги! НПО/НКО Северо-Запада РФ являются важной составляющей международного сотрудничества на приграничных территориях с Европейским Союзом и в регионе Балтийского Моря. Создавая партнерские сети и работая над реализацией совместных проектов, НКО...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ» ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НАПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКИ 42.03.02 ЖУРНАЛИСТИКА ПРОФИЛИ ПОДГОТОВКИ ТЕЛЕ-РАДИОЖУРНАЛИСТИКА МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КРИТИКА КВАЛИФИКАЦИЯ (СТЕПЕНЬ) БАКАЛАВР ФОРМА ОБУЧЕНИЯ ОЧНАЯ, ЗАОЧНАЯ Москва – 20 СОДЕРЖАНИЕ 1. ОБЩИЕ...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Гимназия №3» город Иваново УТВЕРЖДЕНО приказом №56/3 – о от «21» мая 2015г. Директор гимназии _М.Ю. Емельянова Согласовано Согласовано Принято Председатель МО учителей Зам. директора по УВР Решение педагогического совета физической культуры, _Груздев И.В. технологии, ОБЖ _Муравьева Н.В. Протокол педсовета №11 Протокол МО №8 «20» мая 2015г от «21» мая 2015г от «» апреля 2015г РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по предмету «Технология» (Технология ведения...»

«СОДЕРЖАНИЕ.1. Целевой раздел: Пояснительная записка С. 2 – 8 1.1. Планируемые результаты освоения обучающимися С.9 –28 1.2. основной образовательной программы основного общего образования Система оценки достижения планируемых С. 28– 38 1.3. результатов освоения основной образовательной программы основного общего образования 2. Содержательный раздел : Программа развития универсальных учебных С. 38– 5 2.1. действий у обучающихся на ступени основного общего образования Программа отдельных учебных...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.