WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

««NON-MATERIAL CULTURAL HERITAGE OF THE TURKIC PEOPLE AS OBJECT OF PRESERVATION» Materials of the international scientific and practical conference «KORUNAN NESNE OLARAK TRK HALKLARININ ...»

-- [ Страница 26 ] --

По данным письменного корпуса [6], сочетание “сущ (в.п) + саклаган/саклаганнар)” (а) встречается в письменном корпусе 948 раз, сочетание “сущ. (в.п.) + саклый/саклыйлар” (б) – 2586 раз. Анализ примеров первого типа сочетаемостей выявил, что в массиве из 948 существительных винительного падежа 253 из них выражают тот или иной тип этноценности. В таблице 2 дано распределение их по типам этноценностей.

–  –  –

Из 2586 сочетаний типа (б) путем использования текстов корпуса было проанализировано 790. В массиве данного количества существительных винительного падежа репрезентантов этноценностей оказалось

169. Распределение их по классам этноценностей приведено в колонках 6

– 8 таблицы 2.

Аналогичные исследования проведены на базе глагола хрмт ит.

Выбор данного глагола (предпочтение его, например, глаголу ярату), в основном, обусловлено постоянством его сочетаний. В частности, тем, что глагол не принадлежит бытовой лексике и не участвует в образовании терминов.

По данным письменного корпуса, сочетание “сущ (в.п) + хрмт иткн/хрмт иткннр)” (а) встречается в корпусе 279 раз, сочетание “сущ. (в.п.) + хрмт ит/ хрмт итлр” (б) – 2586 раз. Анализ предложений, содержащих сочетания типа (а), показал, что в массиве существительных винительного падежа насчитывается 124 существительных, выражающих какую-либо этническую ценность.

Из 2586 вхождений в корпус сочетаний типа (б) проанализировано 564 предложений. В этом массиве было обнаружено 169 предложений, в которых “сущ. в.п.” выражали конкретную этноценность.

В таблице 3 указан характер распределения различных типов этноценностей, которые, согласно авторам статей корпуса, заслуживают “почести”.

Таблица 3 Структурно-функциональное описание прошлого и настоящего состояния этноса на примере семантического анализа актантных составляющих предиката “хрмт ит –уважать, почитать”

–  –  –

Есть ли отличия в том, что и в какой степени берегли (саклау) предыдущие поколения татар, от того, что и как бережет современное поколение? Аналогичный вопрос можно поставить и относительно глагола “хрмт ит”. Как и в какой степени почитали предыдущие поколения татар и в какой степени почитаемы эти ценности современным поколением татар?

Обратимся к данным столбцов 5 и 8 таблицы 2. Сопоставление их показывает, что современное поколение татар существенно меньше бережет язык, Родину, профессиональную культуру (меньше читает художественную литературу, посещает театры), религию, духовную культуру, общечеловеческие ценности. Оно также меньше почитает язык, профессиональную культуру, родственные связи и религию (см. те же столбцы таблицы 3). Являются ли отмеченные различия сопутствующими явлениями языкового сдвига, либо обусловлены иными причинами – слово за будущим.

Таблица 4 Обобщенное структурно-функциональное описание прошлого и настоящего состояния этноса на примерах семантического анализа актантных составляющих предикатов саклау и хрмт ит (на базе объединения данных таблиц 2 и 3) Глаголы формы Глаголы № Этноценности неопределенно формы настоящего прошедшего време- времени

–  –  –

Как следует из представленных в объединенной таблице 4 данных, предшествующее поколение носителей татарского языка несколько больше ценили Родину, профессиональную культуру (книги, театры, кино ит.д.), общечеловеческие ценности (свободу, демократию). Современное поколение отдает предпочтение родственным связям, религии, нравственности.

По мере увеличения объема письменного корпуса татарского языка показатели структурно-функционального состояния этнографической денационализации носителей татарского языка будут уточняться и дополняться.

Литература

1. Вайнрайх У. Одноязычие и многоязычие. Зарубежная лингвистика III. Избранное. М.: ПРОГРЕСС, 1999. 350 c.

2. Бодуэн де Куртенэ И.А. Язык и языки. Избранные труды по общему языкознанию. М.: Наука, 1963. Т. 2. 388 c.

3. Хакимов Р. Не привилегии, а защита. Языковая политика в Республике Татарстан. Казань: Магариф, 1999. 342 с.

4. Герд А.С. Введение в этнолингвистику: учеб. пособие. СПб.: С.Петерб. ун-т: 1995. 91 с.

5. Ибрагимов Т.И., Сайхунов М.Р. К построению структурнофункциональной модели ценностной ориентации татарского этноса (по материалам письменного корпуса татарского языка) // Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание и изучение.

Материалы Международной научно-практической конференции (28–29 ноября 2013 г.). Казань, Изд. Казанского университета, 2013. С. 154–158.

6. Письменный корпус татарского языка / М.Р. Сайхунов, Т.И. Ибрагимов, И.Ф. Салимзянов. Казань, 2012. URL: http://corpus.tatfolk.ru (дата олбращения).

Summary.The article examines the construction of a monitoring system of a state of ethnointegrating values based on the written Tatar language.

–  –  –

Изустная литература как словесное искусство индивидуального характера сочинялась и распространялась изустным путем и выражала личное мировоззрение конкретного автора, его этическую оценку действительности.

Башкирскую изустную литературу представляют сохранившиеся в народной памяти и находившиеся в архивных хранилищах рукописные или опубликованные импровизации йырау Хабрау, Асана Кайгы, Казтугана, Шалгииза, сэсэнов Еренсе, Кубагуша, Акмурзы, Караса, Баика, Махмута, Салавата Юлаева, Буранбая Котдосова, Ишмухамета Мурзакаева, Габита Аргынбаева, Фарраха Давлетшина, Саита Исмагилова, Мухаметши Бурангулова.

Процесс расчленения изустной литературы на жанры начался на самом раннем этапе ее бытования. В обрядовой поэзии каждое поэтическое слово (или пение) имело свое предназначение: колдовало, лечило, бодрило, позорило (врага) и т.д. В дальнейшем приверженность изустных авторов к каким-либо жанрам определяла их роль в обществе. Например, деятельность друидов, аэдов, йырау и сэсэнов резко отличалась от образа жизни и природы творчества жонглеров и скоморохов. Изустная литература тюркских народов имеет сильно развитую систему жанров и жанровых форм: эпос, кубаир, толгау, ундеу (воззвание), мактау (мактоо – восхваление), арнау – (арноо – посвящение), айтыш, улен, йыр (жыр – песня), терме, айтыш (айтыс – поэтический спор), каим, шешендик сюз, каргау (кордоо – заклинание), васыят (насихат – завещание), гошма, баяти, сынсу, кара сулен, кубаир, баит и др. Но относительно творчества йырау и сэсэнов можно вести речь лишь о некоторых из них – об эпосе, айтыше, кубаире, песне и баите. Жанры с теми же названиями имеются и в поэтическом репертуаре фольклора. Однако между одноименными жанрами фольклора и изустной литературы невозможно ставить знак равенства.

Эпос мы привыкли считать исконно фольклорным жанром. Тем не менее некоторые более поздние из башкирских эпосов, появившиеся в эпоху йырау и сэсэнов, сохранили заметные следы индивидуальности. В них, наряду с другими героями первого плана, действует образ изустного творца. Как известно, в мировом фольклорном репертуаре таких эпических повествований довольно много. «Герои позднего эпоса в большинстве своем идентифицируются как персонажи, имеющие реальных прототипов, реально соотносимые с конкретным временем и реальными местами, – пишет Б.К.Путилов. –...Выдвигаются на первый план моменты поэтизации социальных, психологических, личностных признаков, значительное место занимают лирические характеристики – все это вдвигается в рамки относительной хроникальности» [9, 209-210]. Но в башкирских текстах этот образ непременно выступает свидетелем и активным участником повествуемых событий; а главное, он же – конкретное историческое лицо, один из самых знаменитых йырау или сэсэнов эпохи. В данных эпосах, как правило, речам героев отводится основная часть объема текста, а их действия и события описываются весьма кратко. Здесь монолог или обращение сэсэна, йырау к другим персонажам становится как бы «лирическим отступлением», «авторским словом», где дается строгая оценка происходящим событиям и действиям главных героев, выражается личное отношение явлениям эпохи, которые им же описываются в эпосе. Наделенное образом лирического героя повествование приобретает дополнительные черты индивидуальности, каких нет в фольклорных эпосах: избавляется от мифических элементов, фантастических эпизодов, вместо них усиливаются историческая конкретность, дух времени, дидактические и философские мотивы, главными героями выступают конкретные исторические лица – современники автора. Таковыми являются «Юлай и Салават» и башкирская версия общетюркского эпоса «Идукай и Мурадым».

Айтыш – это жанр чисто изустной литературы, «вершина искусства импровизации» [6, 113]. В процессе поэтического спора стороны интенсивно мыслят, полностью раскрывают свои творческие возможности, мировоззрение. Корни поэтического спора уходят в древность. В шумерской литературе стремление мастеров слова выявить большее значение или полезность одного из двух «антагонистических» явлений и вещей («зима и лето, скот и зерно, птица и рыба, дерево и тростник, серебро и бронза, мотыга и плуг, скотовод и земледелец») влекло их «к жанру литературного спора, или диспута, созданного наиболее одаренными из них специально для этой цели. Основную роль в таких диспутах играют доводы противников, каждый из которых «возвышает» себя и «принижает» своего противника. Все это излагается в форме поэтического произведения, ибо шумерские авторы являлись прямыми наследниками еще не знавших грамоты певцов более ранних эпох» [6, 114]. А.Н.Веселовский появление жанра агон (поэтический спор), возникшего в результате состязания поэтов, возводит к XIII–V векам до новой эры, общеиндоевропейскому этапу словесности [3, 363]. В учении великого восточного пророка Заратустры (конец VII – первая половина VI вв. до н.э.) Авесте отражен диалог его самого и «бога добра и света Ахуры Мазды; Заратустрой проповедуется «идея борьбы двух начал – добра и зла, утверждается необходимость постоянной борьбы в зороастризме за добро» [2, 64, 68]. В основе жанра танка японской поэзии раннего средневековья элементы спора, ее функционирование «мыслилось прежде всего как диалог (обмен стихотворными посланиями) или песенная перекличка с большим числом участников» [5, 65]. Разновидностью поэтического турнира двух участников в западной провансальской лирике XII в. была тенцона. Первые образцы тюркского айтыша зафиксированы в письменном памятнике «Диван лугат ит-тюрк»

М.Кашгари [4, 170]. Арабский путешественник Аль-Гарнати, посетивший в первой половине XII в. Восточную Европу, пишет об устроении в Сарае айтышов тюркских изустных поэтов [8, 49]. Его расцвет в башкирской литературе приходится на XIV-XVIII вв. Лучшими образцами данного жанра являются поэтические споры Хабрау йырау с батыром Идукай, Кубагуша сэсэна с сэсэном Акмурзай, Караса сэсэна с казахским батыром Акса, Байыка сэсэна с казахским акыном Бухаром, Салавата со своей любимой девушкой Зюлейхой. В зависимости от места рождения и личностных качеств спорящих, айтышы йырау и сэсэнов преследовали следующие конкретные цели: 1) решение важных общественно-политических, социальных проблем; 2) урегулирование междоусобиц мирным путем; 3) определение степени мудрости, остроты ума, уровня импровизаторского мастерства напарника; 4) моральное уничтожение противника перед решающими сражением; 5) выявление отношений между влюбленными парами. Во всех случаях стороны «заботились» об объекте спора – давали оценку, бросали вызов, осуждали, советовали, учили. А дидактика и нравоучение в словесном искусстве всегда связаны с авторской индивидуальностью.

Слово «кубаир» в башкирской филологической науке известно в двух значениях – эпоса и изустного лирического поэтического произведения философского или дидактического содержания. В последнем значении он бытует и в фольклоре, и в изустной литературе, но создается преимущественно профессионалами. Значит, фольклорные кубаиры стали таковыми лишь из-за забытости имен авторов. Их тексты сохранили черты индивидуальности и по сути являются анонимными произведениями изустной литературы. Кубаир, как и айтыш, рождается перед публикой, собравшейся, как правило, по поводу важных событий. Не каждый мастер изустного слова осмеливается обратиться к данному жанру, даже если обладает способностью сочинить во всех его канонах, а лишь тот, кто имеет моральное право говорить от имени народа, давать оценку самым сложным явлениям времени, деятельности правителей.

Тематический диапазон кубаиров несколько отличается от других жанров, он охватывает весьма широкий круг проблем человеческой жизни – от бессрочно вечных до безотлагательно повседневных. Но и вечное в кубаире преподносится как настоящее, выражающееся в призыве к верности обычаям, традициям, морально-этическим нормам предков. Р.Амиров видит в этом жанре яркие черты письменной публицистики, считает самым подходящим средством общения, рассчитанным на массовую аудиторию: «Стихотворная форма закрепляла актуальное содержание, облегчала ее передачу на расстояния и во времени» [1, 15-16]. Г.С.Кунафин отмечает содействие кубаира рождению жанра хитап в письменной литературе [7, 23]. Кубаир – любимый жанр народных масс, кодекс философского познания жизни.

Песня, древнейший популярный фольклорный жанр, в репертуаре изустной башкирской литературы появилась лишь во второй половине XVIII в. Башкирская народная песня всегда функционировала в единстве трех ее компонентов: слов, мелодии и истории создания (легенды). Они сохранились и в авторских песнях. Это означало, что сэсэн нового поколения стал выступать и в роли композитора, так как песенный жанр требовал соотношения содержания текста с мелодической формой и отличался от речетативного исполнения кубаира или айтыша разнообразием музыкальных мотивов. А легендарный компонент способствовал закреплению в памяти имени ее автора при распространении в массах: каждый новый исполнитель заранее непременно рассказывал, кем, когда и по какому поводу была сложена та или иная песня. Смена основных жанров изустной поэзии эпоса, айтыша и кубаира песней была обусловлена упомянутыми выше социально-историческими условиями. Потеряв массовую аудиторию, сэсэны прибегли к ней как к менее оперативному, зато подходящему для распространения из уст в уста жанру. В песне затрагивались в основном те же проблемы изустной литературы, но до основной массы слушателей доходили гораздо медленнее. Через авторскую изустность она проникла также и в письменную поэзию: «именно в изустной литературе, в творчестве йырау и сэсэнов сложились субъективные факторы формирования литературной песенной лирики и ее жанров» [7, 15]. В изустной среде этот жанр, несмотря на тенденцию к лиризации, из-за особой популярности в массах легко подвергается изменению. Песни сэсэнов второй половины XVIII–XIX вв. Байыка, Махмута, Салавата, Буранбая, Ишмухамета, Габита давно уже бытуют в фольклорном репертуаре. Вынужденный переход к песенному жанру приблизил постепенный конец профессиональной изустной литературы в башкирском словесном искусстве.

Баит преимущественно сочиняется письменным путем, а распространяется, как правило, изустно и, по дружному определению башкирских и татарских ученых, «рождается на точке пересечения фольклора и письменной литературы» [10, 9], вбирает в себя многие их черты и поэтические традиции. В таком случае, казалось бы, его законное место должно быть в изустной литературе. Однако в творчестве йырау и сэсэнов XIVXVIII вв. этот жанр вовсе отсутствует. Дело в том, что, во-первых, в его содержании преобладают вопросы частного характера; во-вторых, сочиняются они не профессионалами; в-третьих, сфера распространения баита ограничена, не достигает массового масштаба. К жанрам изустной литературы он имеет определенное касание лишь потому, что во второй половине XIX-XX вв. некоторые (и не именитые) сэсэны часть своих произведений называли «баитами».

Итак, естественное расчленение изустной словесности на жанры началось еще в древности. Формирование системы жанров и жанровых форм протекало в зависимости от социально-исторических условий, процесса изменения вкусов, духовных потребностей аудитории. Йырау и сэсэны чаще всего обращались к айтышу, кубаиру, эпосу, песне, отчасти – баиту.

При одноименности названий, жанры изустной литературы отличались от фольклорных осознанным авторством, творческой индивидуальностью, близостью объектов изображения к реальной действительности, устойчивостью текстов, преобладанием в них философии и дидактики.

Литература

1. Амиров Р.К. Летопись современности. Уфа: Башкнигоиздат, 1985.

272 с.

2. Баимов Р.Н. Восточная литература: Материалы по истории индийской, иранской арабской литератур с древнейших времен до XVIII в. Уфа:

Изд. БГУ, 1999. 166 с.

3. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.: Высшая школа, 1989. 406 с.

4. Divanu Lugat it turk: 3 baski – Cilt 1. Ankara: Turk takin kurumu basimevi, 1992. 530 a.

5. Ермакова Л.М. Ритуальные и космогонические значения в японской поэзии // Архаический ритуал в фольклорных и ритуальных памятниках. М.: Наука, 1988. 346 с.

6. Исмаилов Е. Айтыс // Краткая литературная энциклопедия, т. 1.

М.: Сов. энциклопедия, 1962. С. 113.

7. Кунафин Г.С. И песней, и сатирой. Уфа: Китап, 1999. 256 с.

8. Путешествие Абу Хамида-Гарнати в Восточную и Центральную

Европу (1131-1153) /Публикация О.Г. Большакова и А.Л. Монгайта. М.:

Наука, 1971. 136 с.

9. Путилов Б.К. Исторический эпос и действительность. М.: Наука, 1989. 226 с.

10. Урманчеев Ф. Голос народа: Очерки из истории татарских народных баитов. Казань: Тат. кн. изд-во, 1974. 128 с.

Summary. System of genres in author’s oral poetry have been formed in the course of several centuries and improved depending on social and historical conditions, changes of taste and spiritual needs of the audience. Turkic oral literature contains dozens of genre forms, each with its own purpose: proclamation, glorifying, dedication, testament, invocation, satire, and others. The most widespread genres in the works of Bashkir poets (sesens) are epos, kubair (intonated poetic narration), aytish (song poetry performed at the contest of improvising poets), song, and bait (epic and lyrical genre of Bashkir folklore). In the later epics image of the author appeared in the face of concrete yirau or sesen, his monologue became a digression and author's word, which provides a rigorous evaluation of current events and actions of the protagonists.

История применения татарского языка в 20–30-е годы прошлого века1 З.Н. Кириллова (КФУ, Казань) Татарстан является уникальным регионом Российской Федерации по многообразию представленных этносов, культур и языков. Сегодня здесь живут представители более 115 национальностей. Из них 53% составляют татары, 40% – русские, остальные 7% – чуваши, удмурты, мордва, марийцы, украинцы, башкиры и другие этнические меньшинства.

В 1992 году на основании Закона «О языках народов Республики Татарстан» русский и татарский языки были признаны равноправными государственными языками [1: 3]. Статья о государственных языках заняла также специальное место в Конституции Республики Татарстан, принятой в том же 1992 году. В трех Государственных программах (1994, 2004,

2014) по сохранению, изучению и развитию языков народов Республики Татарстан были намечены пути использования татарского языка в различных сферах общественной жизни. Одна из основных задач языковой политики заключается в повышении статуса татарского языка, расширении его социальных и культурных функций, а также в возрастании роли татарского языка в общественной жизни республики. За последние два десятилетия использование татарского языка в системе образования, издательском деле, средствах массовой информации и других областях, хоть и медленно, но заметно расширилось.

Актуальность проблемы применения татарского языка как государственного вынуждает нас обратиться как к положительным, так и отрицательным аспектам достигнутого и использовать опыт прошлого.

В 1921 году татарский язык впервые в истории был провозглашен государственным языком наряду с русским [2: 3], и была развернута большая работа по претворению в жизнь этого решения. Исследование показало, что процесс реализации татарского языка продолжался около 15 лет и сыграл определенную роль в закреплении позиций татарского языка как государственного.

Декрет, объявляющий татарский язык государственным наряду с русским, был принят 25 июня 1921 года [3: 5-7], т.е. в день первой годовщины образования ТАССР. Однако в первые годы работа носила лишь декларативный характер. Претворению в жизнь постановлений Декрета мешали, с одной стороны, малочисленность татарских служащих, работающих в государственных учреждениях, с другой стороны, нехватка квалифицированных татар, одинаково хорошо знающих татарский и русский языки. Помешал развитию этой работы и страшный голод 1921 года и его последствия. Только с середины 1922 года начали выходить новые декреты и постановления. Они были посвящены реализации татарского языка не только в государственных учреждениях, но и в кооперативах, профсоюзах, кантонах и волостях, сельских советах. Только после этого началась большая кампания в прямом смысле этого слова. Считалось, что к десятилетию ТАССР, т.е. к 1930 году, должна полностью завершиться реализация татарского языка.

Основными задачами в области РТЯ были определены следующие:

1) установление юридического и практического равноправия татарского и русского языков во всех государственных и общественных учреждениях республики; 2) установление активного основного делопроизводства на татарском языке во всех тех учреждениях и предприятиях, большинством обслуживаемого населения которых является татарское, с сохранением в них пассивного делопроизводства на русском языке, т.е. с обеспечением в них также устного и письменного сношения на русском языке для русского меньшинства; 3) установление пассивной реализации татарского языка во всех тех учреждениях, где обслуживаемое население в большинстве своем является русским, но имеется татарское меньшинство; 4) обеспечение для национальных меньшинств устного сношения на родном языке, а также письменного сношения на том из двух государственных языков ТР, на котором им удобнее; 5) в первую очередь обеспечение устного и письменного сношения на родном языке в низовом советском аппарате, сельсоветах, волостных исполнительных комитетах, фабзавкомах, месткомах, первичных кооперативах, судебных и следственных участках, милиции и т.п., и только постепенно охватывать соответствующие вышестоящие органы.

Проведение этих мер было связано с рядом других задач: 1) усиленное привлечение в аппарат наличных работников-татар; 2) подготовка новых работников из татарского населения через краткосрочные курсы по соответствующим специальностям, а также усиленный прием татар в учебные заведения; 3) обучение татарскому языку русских служащих и русских учащихся в учебных заведениях повышенного типа; 4) приближение к татарским трудящимся массам всех опорных куьтурноэкономических пунктов (школы, библиотеки, больницы, агрономические и ветеринарные пункты, учреждения связи, кооперативные объединения и т.п.); 5) техническое приспособление татарского языка к огосударствлению (разработка терминологии и форм делопроизводства, издательская работа, заготовление пишущих машин и т.п.) и др. [4: 40].

Такой обширной и вобравшей в себя сложные задачи работой реализации татарского языка (РТЯ) руководила постоянная Центральная комиссия по реализации татарского языка (ЦК РТЯ), созданная в сентябре 1921 года специально при Центральном исполнительном комитете Татарстана (ТЦИК).

Президиум, который является стержнем комиссии, включает в себя следующих работников: председателя, ответственного секретаря, исполнительного работника и несколько членов. Численность и состав президиума и членов комиссии постоянно меняются. Обязанности председателя ЦК РТЯ всегда выполняет председатель ТЦИКа. Во время работы комиссии под председательством Рауфа Сабирова, Гали Ганиева, Шайгардана Шаймарданова выполняются особенно важные дела по РТЯ. Обязанности ответственного секретаря обычно выполняются секретарями ТЦИК.

Единственным исключением из правила является известный ученый Галимджан Шараф.

В период создания комиссии, который считается самым тяжелым временем в ее работе (1921-1923 гг.), Г.Шараф является ее секретарем, а позднее, несмотря на то, что он не является членом ЦК, принимается решение об использовании его как научного сотрудника и об отдельной оплате некоторых его трудов. Работавшие друг за другом секретарями ЦК РТЯ после Г.Шарафа Николай Петров и Кариб Валиев также внесли большой вклад в работу РТЯ. Членами центральной комиссии назначались руководители высших органов.

Центральная комиссия организовала работу реализации татарского языка в 50 организациях республики Татарстан, в подведомственных им учреждениях и 12 кантонах. В целях облегчения управления деятельностью таких многочисленных организаций почти в каждом комиссариате и центральном учреждении создавались ведомственные тройки по РТЯ, а в кантонах комиссии из 5 членов. Эти комиссии работали под руководством ЦК, и ЦК требовала от них отчеты по выполнению ее заданий, производила обследования путем посылки инструкторов, проводила анкетирования с целью узнать о состоянии дел по выполнению инструкций и приказов, заслушивала доклады руководителей организаций или кантонов [3: 28-29].

Кроме принятия законов и руководства работой РТЯ, Центральная комиссия выполняла задачи учета и трудоустройства татар, организации курсов, подготовки пишущих машинок с татарским шрифтом, взаимосвязи с комиссиями по реализации татарского языка в других республиках и т.д. ЦК РТЯ также принимает активное участие в работе комиссий по реализации башкирского, марийского, удмуртского языков, турецкого языка в Азербайджане, в работах комиссий по коренизации аппарата республик Киргизии, Туркмении и Белоруссии, а также устанавливает связь и участвует в распространении опыта работы Центрального исполнительного комитета Немецкой автономной республики Поволжья по реализации родного языка. Взаимосвязь проходит в виде обмена между собой важными декретами, инструкциями, постановлениями и планами, касающимися реализации языков в национальных республиках. Работа ЦК РТЯ также вызывает интерес в других республиках.

В 20-е годы началось интенсивное обучение татарскому языку под руководством комиссариата просвещения и центральной комиссии по реализации татарского языка.

Если в первом декрете 1921 года обучение татарскому языку было только для желающих [3: 6], то на основании инструкции 1922 года во всех школах второй ступени (7 или 9 лет), профессионально-технических учебных заведениях, в партийных школах, рабочих факультетах и вузах для всех учащихся изучение татарского языка стало обязательным [3: 13].

В татарских школах первой ступени (т.е. в четырехлетках) обучение велось на татарском языке, но уже с 1924 года появляются мнения о том, что нужно обратить больше внимания обучению в этих школах русскому языку [5: 3–4]. Как известно из истории, именно это направление позднее получает интенсивное развитие и вытесняет из школ татарский язык. Приверженцы этого направления доказывают, что в дальнейшем дети татар не смогут продолжить свое образование, так как в школах второй ступени, в профессионально-технических учебных заведениях обучение ведется на русском языке, для поступления в вузы также необходимо было знать русский язык.

На основании многочисленных постановлений государства, в средних и высших учебных заведениях обучение татарскому языку стало обязательным [3: 9, 13]. Происходит заметный сдвиг в привлечении татар в вузы, профессионально-технические учебные заведения, курсы, школы фабрично-заводского ученичества, техникумы и рабочие факультеты. Так, на протяжении 1922–1931 гг. количество татар, обучающихся в вузах, увеличилось на 18,8%. В 1920–1925 годах для татар открываются 6 техникумов, 1 рабочий факультет. Чтобы облегчить поступление татар в учебные заведения, образуются подготовительные курсы и группы [4: 106Как видно из справки Центральной комиссии, студенты должны были сдавать зачеты по татарскому языку, как и по другим предметам; тем же, кто не сдал зачета, диплом не выдавался [6: 229].

Самое важное внимание уделялось созданию программ, учебных планов и учебников по татарскому языку. В эти годы Академическим центром были созданы новые программы по татарскому языку для школ 1 и 2 ступени обучения, ответственных работников, советских учреждений, русских школ и техникумов. Среди авторов были видные ученые Г.Ибрагимов, Ф.Сайфи, Г.Шараф, Х.Бадиги и др. Эти учебники были целиком и полностью проникнуты идеями той эпохи и брали за основу марксистскую теорию и трудовой процесс. В описываемый период широкое распространение получает отрицание предметной системы и создание учебников по комплексной системе [7: 41], которую диктуют программы по русскому языку.

С начала 1921 года с целью обучения русских татарскому языку и подготовки специалистов, знающих два государственных языка, в разных центральных организациях, комиссариатах и районах начинают работу курсы-кружки по обучению русских татарскому языку. Кружки преследовали цель обучения русских служащих разговорному языку, письму, чтению, ведению делопроизводства на татарском языке, свободному изложению своих мыслей на татарском языке как устно, так и письменно. Занятия должны были вестись по разговорному методу и, по возможности, с практическим уклоном в направлении реализации татарского языка в соответствующих учреждениях и предприятиях [3: 24–26]. По границам, установленным Академическим центром, в среднем, чтобы обучить русских татарскому языку, необходимо было 400 часов: 200 часов – для того, чтобы уметь свободно читать и писать по-татарски, обладать достаточным объемом разговорной речи, чтобы можно было вести прием тех, кто приходит в организацию, понимать общее содержание писем и бумаг, и еще дополнительно 200 часов, чтобы свободно оформлять различные бумаги и доклады [8: 18].

Несмотря на то, что курсы должны были создаваться не в обязательном порядке, а по желанию и в целях оказания помощи, имеющим возможность изучать татарский язык [4: 24-25], видя довольно холодное отношение русских служащих к изучению татарского языка, некоторые организации и комиссариаты ставят вопрос об обучении татарскому языку в обязательном порядке. Например, Таткожтрест 31 января 1924 года издает следующий приказ: «Служащие, не посещающие курсы без уважительной причины, будут наказываться: за один пропуск занятия – строгое предупреждение, за два – удержать однодневную заработную плату в пользу Воздушного флота, за три пропуска – обратиться в управление треста и в профсоюз с просьбой уволить этого работника с занимаемой должности за невыполнение приказа Центрального исполнительного комитета Татарстана» [9: 45]. Об обязательном характере занятий объявляют также комиссариат внутренних дел, комиссариат труда и столичное управление ветеринарии. Совершенно ясно, что одними административными мерами нельзя было добиться больших успехов, но представляет интерес то, что, по сведениям, предоставленным Центральной комиссией, именно эти организации и комиссариаты по результатам обучения служащих татарскому языку добились положительных успехов. Как видно из источников, во всех комиссариатах, разных учреждениях: союзах, трестах, клубах, банках, издательствах, редакциях, в артиллерийском полку, даже в тюрьме работали кружки по обучению татарскому языку.

Документы показывают, что в 1932-1933 гг. делается попытка объединить мелкие и разрозненные кружки, собрать их в одном центре: при Центральном исполнительном комитете Татарстана образуются двухгодичные Центральные курсы [10: 29]. В штате закрепляются 8 преподавателей, среди которых были видный татарский писатель и поэт А.Кутуй и ученый-языковед Л.Джаляй. В сохранившихся документах имеется положительная характеристика работы А.Кутуя (например, профсоюз железнодорожников Казани сообщает о том, что он выгодно отличается от других преподавателей, старается заинтересовать учащихся, но, к сожалению, переведен на другое место) [10: 14].

Однако почти во всех документах 20-х годов однозначно отмечается, что курсы-кружки по обучению татарскому языку не дали желаемых результатов. Несмотря на многолетнюю работу курсов, проучившиеся там русские служащие, в основном, не научились говорить по-татарски и не могли вести работу в организациях на татарском языке.

Наше исследование показало, что в 20–30-е годы была развернута большая работа по реализации татарского языка как государственного во всех сферах общественной жизни республики (государственный аппарат, делопроизводство, здравоохранение, образование, периодическая печать и др.), в кантонах (районах), волостях и сельских советах и т.д. Государственная языковая политика в эти годы способствовала более полноценному функционированию татарского языка, развитию двустороннего (татарскорусского и русско-татарского) двуязычия и благоприятному отношению к нему общества в целом. К сожалению, государственные решения в 20-30-е годы не были последовательно воплощены в жизнь, этому способствовали и большие трудности, возникшие на пути процесса реализации татарского языка как государственного наравне с русским, некоторые из которых заключаются в следующем:

1. Не хватало грамотных, опытных преподавателей, обладающих эффективной методикой преподавания татарского языка, особенно для русскоязычных.

2. Отсутствие достаточного финансирования. По этой причине организации не могли содержать специальных переводчиков и практикантов, приглашать квалифицированных преподавателей, покупать учебники;

знатоки татарского языка из-за низкой заработной платы вынуждены были искать другую, более высокооплачиваемую работу.

3. Одной из главных преград явилось отсутствие желания у нетатарского населения изучать татарский язык. Эта часть населения, которая до сих пор обходилась и продолжала обходиться без знания татарского языка, считала, что эта работа бесполезна и бессмысленна.

4. Не было определенной регламентации профессий, для которых знание татарского языка было обязательным. Общие выражения, типа «те, кто тесно связан с татарским народом», оставляли лазейки для конкретных дел.

5. Кружки татарского языка для русскоязычных не добились особых успехов, так как: 1) занятия проводились вечером после восьмичасового рабочего дня, а служащим приходилось после рабочего дня участвовать еще на собраниях, лекциях, выполнять поручения организации; 2) руководители, ответственные работники не могли найти время для посещения занятий, у кружков, состоящих, в основном, из технического персонала, авторитета не было; 3) состав посещающих занятия постоянно менялся, это осложняло работу преподавателя, снижая результаты обучения; 4) не было точного определения объема часов для изучения языка, а также конкретного расписания; 5) трудности в изучении татарского языка русскими создает и алфавит, основанный на арабской графике; 6) не было достаточного контроля над работой кружков, руководство и организация их работы переходили из рук в руки и т.д. [11: 175–178].

В то же время, несмотря на эти трудности, процесс реализации татарского языка как государственного в 20-30-е годы в определенной степени выполнили свои функции и, возможно, только благодаря этому в 90е годы стало возможным придание татарскому языку, наравне с русским, официального статуса как государственного.

Литература

1. Закон Республики Татарстан о государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан. Государственная программа Республики Татарстан по сохранению, изучению и развитию государственных языков Республики Татарстан и других языков Республики Татарстан на 2004-2013 годы. Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. 69 с.

2. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 732. Оп. 1. Д. 49.

103 л.

3. Сборник декретов, постановлений, важнейших циркуляров и других материалов в области реализации татарского языка. Казань: Изд. ЦК по РТЯ, 1925. 88 с.

4. За 5 лет. К 5-й годовщине провозглашения ТССР. –Казнь: Изд-во ТЦИК, 1925. 208 с.

5. хмдиев Ш. Татарстанда тел мсьлсе // Мгариф. 1925. № 9.

Б. 3–8.

6. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 732. Оп. 1. Д. 768.

297 л.

7. Третья сессия ЦИК 5-го созыва (с 3-го по 5-е декабря 1925 г.).

Стенографический отчет. Казань: Изд. ЦИК ТССР, 1926. 159 с.

8. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 732. Оп. 1. Д. 526.

290 л.

9. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 732. Оп. 1. Д. 766.

204 л.

10. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 128. Оп. 1.

Д. 2291. 32 л.

11. Кириллова З.Н. Татар телен длт теле буларак гамлг кую (20–30 нчы еллар). Казан: Мастер-Лайн, 2000. 208 б.

Публикация осуществлена при финансовой поддержке РГНФ и Правительства Республики Татарстан, проект № 14-14-16024 а (р).

Summary.This paper investigates the history of the formation of the Tatar language as a state in the 20-30-ies of XX century. Particular attention was paid to the functioning of the Tatar language in a variety of educational institutions, courses and clubs, as well as identifying the main difficulties hindering the implementation of the Tatar language as the state.

Художественное воплощение фольклорного образа Богатыря в поэзии народов Поволжья и Приуралья Л.И. Мингазова (КФУ, Казань) Общеизвестно, что начало ХХ века стало переворотным этапом для народов Поволжья и Приуралья, в часности, в ракурсе развития и межнациональной интеграции. Под влиянием революционных переворотов 1905-1907 годов в большинстве из них начинается процесс становления периодической печати, художественной литературы и книгопечатания.

В начале ХХ века Казань, как общественно-политический и культурный центр, имела значительное влияние на формирование национальной интеллигенции и художественной литературы чувашей, марийцев и удмуртов, что в свою очередь, является неоспоримым фактом.

Ознакомившись с историей поближе, можно убедится в том, что крепкая дружба народов Поволжья и Приуралья ведет свое начало с незапамятных времен. Неоспоримо и то, что в период древних Булгар у нынешних татар, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов и башкир прослеживались общие мотивы религиозно-мифологического характера.

Кроме того, длительная взаимосвязь, схожие исторические этапы развития и природные условия также повлияли на совокупность традиционных обрядов, религиозную и обыденную жизнь данных народов.

Общность исторической судьбы ярко отражена и в поэтическом творчестве народа – фольклоре. У народов Поволжья и Приуралья общие мотивы и сюжеты прослеживаются в таких жанрах как мифы, легенды, сказки и песни. Зачастую, данные схожества встречаются в произведениях, описывающих большие социальные перемены и исторические события. Как известно, довольно затруднительно отследить принадлежность фольклорного произведения к тому или иному народу и его дальнейшее распространение. На примере литературного достояния народов Поволжья и Приуралья, можно отметить тот факт, что в подавляющем большинстве произведений устного народного творчество этих народов наряду со сказками «Почему так повелось?» («Почему ель вечно зеленая?», «Почему у зайца короткий хвост и рассечена губа?» и др.) встречаются следующие образы и сюжеты «Девушка на луне», «Шурале», «Водяной», «Камырбатыр» («Чуста-батыр», «Нынчек-патыр»). Как следствие, с точки зрения вкладываемый морали, сюжетно-образной конструкции, данные произведения идентичны и взоимозаменяемы. Лишь отдельные, исторически сложившиеся особенности и детали говорят нам о самобытности и менталитете того или иного народа.

Теперь обратимся к нашей главной теме – теме «батыров»

(богатырей). Произведения татарского устного народного творчества издревле населяли исторические герои, алыпы (великан, исполин) и батыры (богатыри): Идегей, Танбатыр, Камыр-батыр, Айгали-батыр, Мешек-алып, Кадыш-Мерген, Жик-Мерген, Кара-Кукел и др.

(разумеется, некоторые из них встречаются и в фольклоре других тюркских народов), главными героями поэтического творчества чувашского народа являются Чуста-батыр, Юман-батыр, Алмас-батыр, Адъл, Улъп, Иван и др. В удмуртском фольклоре воспеваются Эш-Терек, великан Алангасар, Торо, в мордовском – Сияжар, Перя-богатырь, Сабан-богатырь. В марийском же фольклоре популярны Ненчык-патыр, Эппатыр, великаны Чумблат, Мостый, Чоткар, князья – Акпарс, Йыланда, Чавай. Башкиры широкому читателю известны своими богатырями Алпамышем, Урал-батыром, Сукем-батыром, Баязит-батыром, Каранаем.

Известно, что рожденные народной фантазией красивые образы, увлекательные сюжеты постепенно переходят и в национальную письменную литературу. Они, в первую очередь, используются в качестве средства, связующего прошлое с настоящим. Часто через эти образы до читателя доводится философия народной жизни, его быта и бытия. Для литературно-художественного изображения таких масштабных явлений как история, нация, судьба земли также используются фольклорные образы. Использование в произведениях этих героев, для раскрытия конфликта между добром и злом, имеет свои особенности и заставляет читателя задуматься.

Наряду с этим, аккумулируя в личности батыра свои представления и идеалы как о совершенном телом и духом человеке, народ, а в дальнейшем, и поэты, облекали героя в прекрасные художественные формы. Он – самый сильный, красивый, надежный, обеспечивающий устойчивость мира и счастье людей. Во всех эпических сказаниях, мифах, преданиях и исторических хрониках со словом «батыр» связаны лучшие представления людей о героях, а также идеалы настоящего Человека.

Общеизвестно, литературы Поволжья и Приуралья имеют богатые художественные традиции в использовании фольклорных мотивов и героев. Такие поэты как Р.Файзуллин, Р.Миннуллин, Р.Харис, А.Адиль, Р.Мингалим, И.Юзеев, Зульфат, С.Чавайн, К.Иванов, М.Сеспель, Я.Ухсай, П.Хузангай, А.Юзыкайн, В.Владыкин, А.Тимирков, Ф.Сюйн и др. умело ипользовали и пользуются по сей день более сложными творческими приемами народной словесности. Между тем, данные приемы носят не только традиционный характер, т.к. современные татарские поэты часто пользуются новыми символами. Здесь – переплетается и синтезируется восточная традиция с западной, начинают проявляться своеобразные стилевые особенности поэтического мышления. Следует отметить, что наряду с этим, очень ценно отражение в них обновляющихся нравственнофилософских основ народного мировосприятия. Продолжая эту мысль, можно привести примеры из творчества А.Аделя. В стихотворении «Син сйлгн киятлрне...» («Сказки, что ты рассказала...») он с помощью гиперболы заново воссоздает образы богатырей, используемых в фольклоре, и передает свое чувство гордости за них: «Расправив крылья птицы-симурги / Пролетели над страной. / Идегеи, Алыпы, Чура-батыры / Оседлали быстрых коней» [1: 137].

Гиперболически описывая и восхваляя батыров, поэт создал лирические произведения, направленные на укрепление веры, оптимизма и духа народа. В стихотворении «Алпамша», посвященного казахскому писателю Уразбеку Бадыкову, поэт эту мысль развивает дальше. Автор, используя лирического героя Алпамшу, передает свои философские размышления о любви и предательстве, правде и несправедливости доносит до читателя, облачив их в многозначительную мысль: «Я – Алпамша – / Сын победы, правды! / Мелкие делишки, / Не касайтесь меня! / В глубине своей памяти сохраните: / Я – Алпамша – / только в сказке одинок, А в жизни – я народ, / Так и знайте: Народ» [1: 97].

Далее, через сравнения поэт говорит о неиссякаемой силе народа, подчеркивает, что Алпамша – сын народа, что народ и Алпамша неразделимы. В конце он делает заключение: Алпамша и народ – это истина.

Мысль о единстве богатырей и народа в отдельных лирических произведениях служит для раскрытия образа человека труда. Например, чувашский поэт Юрий Айдаш в стихотворении «Холмы России», связав судьбу народа с историей, после описания событий Великой Отечественной войны переносит свои чувства и переживания в более позднюю эпоху и мысль обретает следующий вид: «И когда я вижу человека-трудолюбца, / В нем Улыпа-великана узнаю по всем чертам, /...

Чую сердцем: наступило время сказочно-былинных – / Кровь Улыпа, мощь Улыпа в жилах нынешних людей» [2: 8].

Разумеется, в основе стихотворений и поэм об алыпах и батырах лежат широко распространенные в народе легенды и предания, дастаны и сказки. Они в стихотворной форме (в отдельных случаях используются и народные песни) раскрывают эпическую храбрость, все богатство и красоту фольклора.

Если в стихотворении чувашского поэта Федора Сюйна «Улъп» с использованием народного разума, смекалки описывается борьба добра и зла, то в стихотворении марийского поэта Сергея Чавайна «Последний Онар», как и в предыдущем, описание переходит из прошлого в настоящее и выражается уверенность в том, что «батыр Онары» живут и сегодня. В целом, Сергей Григорьевич Григорьев (Чавайн) – поэт, прозаик и драматург, взявший себе в качестве псевдонима имя марийского богатыря, уделяет большое внимание образам марийских богатырей и героическому эпосу. Образ Чавая переходит из одного его стихотворения в другой. В стихотворении «Деды» поэт даже называет Чавая своим родственником. В другом стихотворении «Могучий дуб» он использует дуб в качестве символа прошлого, оживляет его, стремится поднять национальный дух:

«Жил тогда народ на свете / Исполинских сил и роста, / … Сын того народа младший / Через дуб шагнул высокий, / Свод небесный подпиравший, – / Порвалась у великана / Правая пола кафтана…» [3: 69].

Как видим, опираясь на легенду об Алыпе поэт обновляет историю, обработав его литературно, вновь возвращает народу. Древнему богатырю, силачу он выражает свой восторг.

С.Чавайн в фольклоре ищет богатырей, сражающихся за народное счастье, и находит их в легендах, преданиях, дастанах и сказках. Если сохранившаяся в марийском народном творчестве сказка «Алып патыр»

лежит в основе его поэмы «Баба-Яга», в которой проблема героизма раскрывается несколько обобщенно, то в стихотворении «Марийские богатыри» воспеваются конкретные образы богатырей Мостая, Чавая, Корка. Через этих героев выражается народная ненависть к угнетателям.

На стыке чувств образ-антипод Маршан становится объектом осмеяния, будучи посаженным в бочку с дегтем.

Мифические богатыри разных народов очищают землю от различного рода зла и нечисти: драконов, змеев, чертей; они независимы ни от страха, ни от трудностей. Именно поэтому, как нам кажется, историю и происхождение, свое будущее народ связывает с именем и героизмом своих батыров. Как следствие, в такого рода стихотворениях, проблематика дружбы также тесно переплетается с именами батыров. Например, в стихотворении «Там, где солнце всходит и заходит» марийский поэт А.Юзыкайн создает образы марийского Онар-батыра и венгерского Юлиана и воспевает их дружбу. В стихотворении чувствуется стремление подчеркнуть, что языки марийского и венгерского народов относятся к группе угро-финских языков. Автор обращает внимание на исторические корни марийского и венгерского народов, акцентирует внимание на том, что марийцы и венгры – родственные народы: Юлиан, гонец Онара... / Он сказал бы, если б мог: / – Далеко за синей Волгой, / где текут, как время, реки – / Кама, Белая и Вятка, / Наша древняя отчизна, / далеко, где всходит солнце! [3: 44].

Подтверждением сказанному служат и другие прекрасные примеры из творчества ряда татарских поэтов. Так, например, Ренат Харис, выражая равноправие и дружбу народов, их ответственность за судьбы мира пишет: «У каждого народа – свой герой. / Он всех сильней, он всех мудрей на свете. / Плечом к плечу стоят Алып с Ильей – / Одной земли, одной Отчизны дети!». Далее, с помощью образов народного эпоса Р.Харис воспевает дружбу, констатирует необходимость единения, сплочения батыров, тем самым и народов. «Не их вина – скорее их беда, / Что шли они войною друг на друга» [4: 146].

Цели использования в литературе великанов и богатырей, как было замечено выше, достаточно широки. В стихотворениях, содержащих мотивы воспитания детей и молодого поколения, призывающих любить природу и все прекрасное («Алыплар», Р.Мингалим, «Кадерле йолдызлар», А.Тимеркаев), передающих дух времени («Эш-Терек», К.Митрей), героические мысли («Акпарс» Г.Матпоковский, «Песня о старом богатыре», А.Коринфский) Батыры также устанавливали гармонию в том Времени и Пространстве, в которых им суждено было жить.

В татарской поэзии более позднего периода через образы великанов и богатырей отражаются несколько своеобразные пессимистические взгляды на сегодняшний день, образ жизни, размышления о судьбах. В качестве прмера можно привести стихотворение Зульфата «Чабата»

(«Лапти»): «…На этот вопрос не будет ответа – / Без лаптей остались / Алыпы. / Мы бы тоже встряхнули лаптями… / Только из чего и как их сплести?» [5: 346].



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |
 

Похожие работы:

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт культуры» Программа вступительного испытания История искусств по направлению подготовки50.04.03История искусств ООП-01М-ПВИ/03-2015 Утверждена приказом ректора от 12.11. 2015 г. № 1949-О Система менеджмента качества ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ ИСТОРИЯ ИСКУССТВ ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 50.04.03 ИСТОРИЯ ИСКУССТВ...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Академия МНЭПУ» Пензенский филиал УТВЕРЖДАЮ Заместитель директора по учебно-методической работе С.А. Глотов 03.09.2015 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Культурология Для направления: 37.03.01 Психология Кафедра: Экологии, естественнонаучных и гуманитарных дисциплин Разработчик программы: к.п.н., доцент С.А. Глотов СОГЛАСОВАНО: Заведующий кафедрой Н.П. Головяшкина 03.09.2015 Пенза Введение Рабочая программа...»

«УТВЕРЖДЕНО на совместном заседании Совета учебно-методического объединения основного общего образования Белгородской области и Совета учебнометодического объединения среднего общего образования Белгородской области Протокол от 4 июня 2014 г. № 2 Департамент образования Белгородской области Областное государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Белгородский институт развития образования» Инструктивно-методическое письмо о преподавании...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский городской университет управления Правительства Москвы» Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе _ Александров А.А. «_» 2015 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Москва – культурный центр России» для направления подготовки бакалавриата 39.03.02 «Социальная работа» очно-заочной формы обучения...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел отраслевой литературы Центр поддержки технологий и инноваций «Энергетика и энергосбережение» Энергосбережение Библиографический список литературы Вып. 4 Чебоксары ББК 31.19; я1 Э 65 Редакционный совет: Андрюшкина М. В. Аверкиева А. В. Егорова Н. Т. Николаева Т. А. Федотова Е. Н. Энергосбережение : библиографический список литературы /...»

«ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ 29 января 2015 г. № 2/9 Екатеринбург Об утверждении Программы Избирательной комиссии Свердловской области «Повышение правовой культуры граждан, обучение организаторов и участников избирательного процесса» на 2015 год и о реализации Программы в 2014 году Заслушав информацию о реализации Программы Избирательной комиссии Свердловской области «Повышение правовой культуры граждан, обучение организаторов и участников избирательного процесса» в...»

«1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине (модулю), соотнесённых с планируемыми результатами освоения образовательной программы. В результате освоения ООП обучающийся должен овладеть следующими результатами обучения по дисциплине, направленными на формирование следующих общекультурных (ОК) и профессиональных (ПК) компетенций: Номер В результате изучения учебной дисциплины обучающиеся должны: / п индек Содержание с компетенции (или ее / № компе части) Знать Уметь Владеть тенци и...»

«Акты Генеральной конференции 36-я сессия Париж, 25 октября – 10 ноября 2011 г. Том Резолюции Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры Издано в 2012 г. Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры 7, пл. Фонтенуа, 75352 Париж 07 SP Набрано и отпечатано в типографии ЮНЕСКО, Париж © UNESCO Примечание к Актам Генеральной конференции Акты 36-й сессии Генеральной конференции печатаются в двух томах : настоящий том, содержащий резолюции,...»

«М инистерство культуры Российской Федерации Ф едеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫ Й УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» Рабочая программа учебной дисциплины «Транспортное обслуживание в туризме» Направление подготовки/специальность: 43.03.02 «Туризм» (100400.62 «Туризм») Квалификация (степень): бакалавр Форма обучения: очная Выпускающая кафедра: управления экономическими и социальными процессами Институт экономики и...»

«Министерство культуры Свердловской области ГБПОУ СО «Свердловское музыкальное училище им. П.И. Чайковского (колледж)»ПРИНЯТО УТВЕРЖДАЮ: Научно-методическим советом Директор ГБПОУ СО ГБПОУ СО «Свердловское музыкальное училище «Свердловское музыкальное училище им. П.И. Чайковского (колледж)» им. П.И. Чайковского (колледж)» Протокол № 1 А.Н. ВАЖЕНИН от «27» августа 2015 г. Приказ от «31»августа 2015г. №092-О Программа подготовки специалистов среднего звена углубленной подготовки по специальности...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования Российской Федерации Л.С. Гребнев 12.02.2003 г. Номер государственной регистрации 557 иск/сп ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 053100 Социально-культурная деятельность КВАЛИФИКАЦИИ 01. Менеджер социально-культурной деятельности. 02. Технолог социально-культурной деятельности. Преподаватель. 03. Постановщик...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел отраслевой литературы Сектор аграрной и экологической литературы Инновационные технологии в АПК Хранение и переработка сельскохозяйственной продукции Библиографический список литературы Вып. 10 Чебоксары ББК 36я1 Х-90 Редакционный совет: Андрюшкина М. В. Аверкиева А. В. Егорова Н. Т. Николаева Т. А. Федотова Е. Н. Хранение и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ Г. В. ПЛЕХАНОВА» ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ КРАСНОДАРСКИЙ Ф ИЛИАЛ КРАСНОДАРСКИЙ ФИЛИ АЛ ФГБОУ ВПО «РЭ У Г. В. П Л Е Х А Н О В А » И М. СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Протокол заседания УМС филиала Директор Краснодарского филиала от 28.12.2011 № 4 ФГБОУ ВПО «РЭУ им.Г.В.Плеханова» А.А.Кофанов « »2014г. ПАСПОРТА И ПРОГРАММЫ...»

«Извлечения из государственной программы Российской Федерации Развитие образования на 2013-2020 годы (утв. распоряжением Правительства РФ от 15 мая 2013 г. № 792-р) Паспорт государственной программы Российской Федерации Развитие образования на 2013-2020 годы Ответственный исполнитель Министерство образования и науки Российской программы Федерации Участники программы Федеральное агентство лесного хозяйства, Министерство культуры Российской Федерации, Министерство здравоохранения Российской...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ФАКУЛЬТАТИВНЫХ ЗАНЯТИЙ ДЛЯ УЧРЕЖДЕНИЙ ОБЩЕГО СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ С БЕЛОРУССКИМ И РУССКИМ ЯЗЫКАМИ ОБУЧЕНИЯ ЧЕЛОВЕК В МИРЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ X КЛАСС (ПОВЫШЕННЫЙ УРОВЕНЬ) 2015 г ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебная программа факультативных занятий «Человек в мире художественной культуры» для изучения на повышенном уровне разработана для учащихся X классов, имеющих намерение осваивать теорию и историю искусств с целью дальнейшего...»

«СОСТАВИТЕЛИ: А.В.Поливкин, старший преподаватель кафедры гимнастики учреждения образования «Белорусский государственный университет физической культуры»; О.В.Карась, старший преподаватель кафедры гимнастики учреждения образования «Белорусский государственный университет физической культуры»; Т.А.Микулич, старший преподаватель кафедры гимнастики учреждения образования «Белорусский государственный университет физической культуры; В.М.Миронов, профессор кафедры гимнастики учреждения образования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Факультет культуры РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Реклама и дизайн в библиотеке Кафедра библиотековедения и библиографии факультета культуры Образовательная программа по направлению 51.03.06 Библиотечно-информационная деятельность Профиль подготовки Библиотечно-информационное обеспечение потребителей информации Уровень высшего...»

«Пояснительная записка. Направленность Направленность данной образовательной программы — военнопатриотическая, направлена на формирование и развитие в сознании, чувствах подростков социально-значимых ценностей, гражданственности, патриотизма и здорового образа жизни в процессе воспитания и обучения. Программа ориентирована на ребят, склонных к исследовательской, поисковой и физкультурно-спортивной деятельности Актуальность Важнейшей составной частью воспитательного процесса в современной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет» Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал) АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.Б.3 Физическая культура (индекс и наименование дисциплины по учебному плану) Направление подготовки/специальность 45.03.02 Лингвистика (код и наименование направления подготовки...»

«Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранного языка при Посольстве России в Индии Рассмотрена и рекомендована Принята «Утверждаю» к использованию на заседании Директор школы педагогическим советом МО учителей предметов ЗОЖ, технологии и эстетики. протокол №1 Ю.В.Мещеряков протокол №_1_ от «30» августа_ 2014г. приказ №66 от «_28_» августа 2014 г. от «01» сентября 2014г. Рабочая программа по физической культуре для 11 класса на 2014-2015 учебный год Пояснительная записка...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.