WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 30 |

««NON-MATERIAL CULTURAL HERITAGE OF THE TURKIC PEOPLE AS OBJECT OF PRESERVATION» Materials of the international scientific and practical conference «KORUNAN NESNE OLARAK TRK HALKLARININ ...»

-- [ Страница 6 ] --

10. Сгъдиева Р. ырларыбыз башында Тукай // Мгариф. 2000.

№ 4. 33–34 бб.

11. Тукай Г. срлр: 5 томда. Казан: Татар. кит. ншр., 1986.

12. Тукай Г. Избранное. М.: Советская Россия, 1975. 176 с.

13. Тукай Г. Избранное. Казань: Татар. кн. изд-во, 1978. 272 с.

14. Тукай Г. Сайланма срлр: 2 томда. Казан: Татар. кит. ншр., 2006.

15. Тукай Г. Стихотворения, поэмы, сказки. Казань: Татар. кн. издво, 1986.

16. Тукай турында хатирлр. Казан: Татар. кит. ншр., 1976.

17. Тукай турында хатирлр. Казан: Татар. кит. ншр., 1986.

18. Фридерих М. Габдулла Тукай как объект идеологической борьбы. Казань: Татар. кн. изд-во, 2011. 343 с.

Summary. The author raises the question of updating works of the Tatar folklore in cultural and educational activities of Literary Museum ofG.Tukay.

He reveals the ways of solving this problem, describes the cultural and educational activities of the museum staff.

Проблемы развития этнохореологии в контексте сохранения нематериальной культуры татарского народа Д.И. Умеров (РЦРТК, Казань) На сегодняшний день изучение традиционного мировоззрения народа через осмысление «природы танца» становится одним из приоритетных направлений отечественной этнохореологии. «Формирование знания о природе танца является одним из основных вопросов его изучения», пишет А.С. Фомин [1, с. 26]. Высокий семантический статус хореографического фольклора позволяет избрать его в качестве объекта специального рассмотрения. Более того, «недостаточность полевых исследований, отсутствие научной базы позволили сложиться и укорениться некоторым фальсификациям или ложным представлениям о многих явлениях и фактах традиционной народной хореографии» [2, с. 3–9].

Хореографический фольклор татар занимает заметное место в комплексе проблем по изучению нематериального культурного наследия тюркских народов. У татарского народного танца очень богатая история, уходящая своими корнями в глубокую древность и связанная с этническим разнообразием народа.

Танец – это отражение жизни и истории определенного этноса. Народный танец сочетает в себе не только движения тела, но и его ритмическую основу, имеющую отражение в музыкальном сопровождении на национальных инструментах. Народно-сценический танец создается профессиональными хореографами на основе бытового народного танца или фольклорной пляски. На современном этапе в сценическом народном танце сохраняются основные элементы традиционных танцев прошлых веков.

Отдельно следует остановиться на понятии «пляска».

До сих пор в татарской народной хореографии считалось, что слова «танец» и «пляска» являются синонимами. Однако известно, что слово «танец» происходит от немецкого слова «danz» и по сообщению корельской исследовательницы Виолы Мальми «окончательно вошло в обиход при царствовании Петра I» [4, с. 4–5] По определению марийского этнохореолога О.М. Герасимова «пляска – это нечто спонтанное, импровизационное, а танец – это подготовленное по особым правилам изученное и закрепленное, то есть канонизированное действо». [5, с. 12] Исходя из вышесказанного, в данной работе мы будем четко различать эти два понятия. Термином «пляска» будет обозначаться татарское аутентичное фольклорное игровое действие («татар халык биюе»), а термин «танец»

будет обозначать законченное народно-сценическое действо в форме кадрили или бытового танца. Аутентичная фольклорная пляска или песенноплясовая игра для постановщиков имеет разные пути развития, каждый хореограф может поставить один и тот же фольклорный обряд по своему усмотрению, т. е. как ее видит. Танец, подобно балету, является законченным произведением автора. Фольклорная пляска, как и игра, может длиться до бесконечности, пока сами исполнители не остановятся. Танец имеет законченную, по правилам драматургического построения, форму.

Для исследования и сохранения фольклорного наследия предполагается использовать методы фиксации и описания хореографического материала. Хореография – «есть искусство записывать танцы с помощью различных знаков, наподобии того, как записывают музыку» писал Ж.Ж. Новерр. В разных странах существуют различные методики описания танцев, но единой универсальной системы пока нет. Современным методом фиксации танцевального наследия народа является видеосъемка, которая позволяет записать танец в мельчайших деталях, но даже если записать танец в 3D, невозможно будет различить некоторые мелочи в исполнении ногами, если у девушки, например, длинное до пола платье. Однокамерная видеосъемка танцевального действа поможет лишь вспомнить танцору танец, который он уже заучил или танцевал. Для точной видеофиксации танца необходимо снимать с пяти ракурсов: снизу, сверху, сзади, сбоку и анфас.

В странах Западной Европы этнохореологами используется метод немецкого ученого Рудольфа Лабана. Рудольф фон Лабан разработчик своей системы записи трехмерного отношения к пространству, теории танца под названием «Хореотика». ««Лабонотация» является широко распространенной системой записи, в первую очередь, хореографического типа танца. Последователи Рудольфа фон Лабана основали 1940 году Международное бюро записи танца, которое фиксирует хореографические произведения и классическое наследие». В нашей стране наиболее популярной и распространенной системой записи был и остается способ фиксации танцев, разработанный украинским хореографом В. Верховинцем и усовершенствованный Э.А. Королевой, Т.С. Ткаченко, Е.М. Марголисом. Но эта система записи больше подходит к записи сценический обработанных танцев, и хореограф, который не знаком с описанным танцем, не сможет его разобрать и выучить.

С.С. Лисициан в книге «Старые пляски Армянского народа» столкнулась с такой проблемой: если словесный текст и музыкальный материал можно записать, то танцы с предельной точностью записать невозможно.

Поэтому в 1940 году исследователь издает книгу «Запись движения. Кинетография». В ее основе лежит предложенная еще А. Эйзенштейном идея обозначения в виде вертикальных символов. Эта система позволяет отразить положения различных частей тела на горизонтальной и вертикальной поверхностях. На этой основе М.Я. Жорницкая создала целую школу этнохореологов, которые были разбросаны по самым разным уголкам бывшего Советского Союза. Это Л.И. Нагаева (по танцам башкир), Т.Б. Бадмаева (по танцам калмыков), С.Ф. Карабанова (танцы малых народов дальнего востока), Виолла Мальми (Карелия), К.М. Бикбулатов (танцы саратовских татар).

С.С. Лисициан пишет: «…на первом этапе собирания невозможно предвидеть ряд вопросов, которые назревают из года в год по мере более углубленного собирания. Целый ряд пробелов по ранее собранным материалам впоследствии удается восполнить путем дополнительных расспросов. Чтобы правильно записать все движения пляски, необходимо выучить их наизусть, подобно тому, как музыкант заучивает, запоминает мелодию, пропевает ее, прежде чем записать. …Выучивание плясок помогает также прочувствовать характер каждого движения и все нюансы» [12]. В своей книге «Запись движения» С.С. Лисициан пишет о необходимости кинетической письменности: «…до нас дошло множество книг, посвященных истории танца с древнейших времен и до нашего времени, дошли записки путешественников с описанием и перечислением ряда плясок, игр и пантомим. Материал о них есть у Гомера, Геродота Лукина, Либания, Арбо и др. И все же нет почти ни одной пляски, переданной хотя бы с той степенью точности, как передается стих буквами, мелодия – нотами, образ – рисунком. Мы будем иметь полноценный материал для изучения народных и сценических танцев и всех видов искусства движения лишь тогда, когда он будет точно фиксирован» [6].

«…Потребность в азбуке для записи движения существовала всегда, но быть может, острее всего нуждаются в ней наше современное искусствоведение, этнография и сценическое искусство. Настало время наряду с музыкальной литературой создать и литературу «кинетическую», т.е. литературу по всем видам искусства движения» [12]. С.С. Лисициан нашла наиболее рациональные формы обозначения движений в танце, предложив таблицу из 34 условных знаков, которые дают возможность отобразить на кинетограмме движения человеческого тела.

Кроме того С.С. Лисициан ввела понятия: 1) кинетический такт (сокращенно кинетотакт) – запись одного «телесного аккорда», т.е. запись движения исполнителя в единице времени; 2) кинетическая фраза (кинетофраза) – запись целого законченного движения из ряда аккордов, другими словами, несколько кинетических тактов составляющих законченную группу движении; 3) кинетограмма – запись целого законченного кинетического явления, или то, что является партитурой телодвижении человека, фиксирующего все движения исполнителя. Графление полного кинетотакта и таблица знаков кинетографии представлены ниже.

А) 1. Мелодия, 2. Аккомпанемент, 3. Ритм головы, ритм плеч, ритм ног, 4. Мимика (глаза и рот раскрыты), 5. Линия подбородка, 6. Верхний телесный пояс, 7. Нижний телесный пояс, 8. Следы ступней и других частей тела на горизонтальной плоскости.

Б) 1. Ступни (закрашенная правая нога, не закрашенная левая нога.

Вес тела на закрашенной ноге). Производные от знака ступни – знаки частей ступни. 2. Поставленные пальцы (носок). 3. Поставленные пятки.

4. Перекатные полупальцы. 5. Перекатные пятки. 6. Ребра ступни в записи на горизонтальной плоскости. Вся ступня в записи на вертикальной плоскости. 7. Ступни плашмя (на подъеме). 8. Колени. 9. Локти. 10. Плечи.

11. Таз. 12. Кисти рук. Шея. Черта фаса. Знак выпрямления колен.

13. Кисть при подогнутых почти до положения кулака пальцах. 14. Сочетание большого пальца с остальными. 15. Кулаки. 16. Сцепление рук за мизинцы. 17. Сцепление рук ладонью к ладони при скрещенных и перекрещенных руках и переплетенных пальцах. 18. Черточка: пальцы рук и ног; знак скрещения ступней; ладони вперед; девочки и мальчика (в сочетании со знаками мужчины и женщины); направление наружу; отсутствие мускульного напряжения – passive. 19. Голова.

В) 20. Все суставные радиусы: плечевая, локтевая, бедренная, берцовая кости. Торс от шеи до талии и от талии до точки паха. Оба плеча. Верхние и нижние веки. Верхняя и нижняя губы. Нос от лба до середины и от середины до ноздрей. Знак глиссандо. 21. Язык. Знак прогиба или выпрямления колен.

22. Зубы. Трель. Мелкие прогибы колен. 23. Женщина мужчина. 24. Знак направления. 25. Стрелка направления. 26. Точка – знак прикосновения.

Проставленная в кружке направления – знак «внутри». 27. Знак скрещения.

28. Activo – наличие мускульного напряжения. 29. – Знак полного поворота.

30. Лигатура. Знак неподвижности части тела. 31. – Апострофы. Знак отрыва части тела от земли и друг от друга. 32. Акценты для левых и правых частей тела. 33. и 34. Знаки повторения движения.

Мы считаем, необходимо внедрить фольклорный танец в институтах. Система образования вузов испытывает большие трудности, нет методики преподавания фольклорного танца. Пытаясь поставить фольклорный танец, невозможно добиться того, чтобы студенты двигались, не вытягивая носок и т.д. Фольклористов-хореографов нет. В институтах преподаётся народный танец, но не фольклор. Поэтому необходимо изучить:

1) танец как средство общения;

2) особенности национального и географического характера субэтнических групп татар;

3) национальный костюм того региона, где находится та или иная субэтническая группа татар;

4) обрядовую культуру, историю развития разных этнических групп татар;

5) собственно лексику танца, обряд, описательную методику. Научить составлять полевой опросник.

С помощью сравнительно-исторического метода выявить локальные особенности народной хореографии татар Среднего и Нижнего Поволжья и Сибири. Сравнительный анализ народных танцев татар позволит проследить генезис традиционных форм. Структурно-функциональный метод дает возможность рассмотреть танец в социально-коммуникативном ракурсе.

Чтобы сдвинуть проблему с мёртвой точки, необходимо открыть кафедру татарского фольклорного танца в КазГУКИ, (например, в МГУКи есть кафедра русского фольклорного танца). Здесь студентов обучали бы не только основам татарского народного танца, исполнению фольклорных танцев всех субэтнических групп татар, а также определённым научным навыкам сбора фольклорного танца, их расшифровки, навыкам описательной методики, практикующейся в России и мире, тем самым можно научить студентов увидеть красоту, яркость, красочность татарского фольклорного танца. Впоследствии необходимо выбрать 2–3-х лучших студентов для последующего обучения в аспирантуре, тем самым создать татарскую школу этнохореологии.

Татарский фольклорный танец подошёл к опасной черте бесследного и безвозвратного исчезновения. При этом до сих пор не изучен весь пласт народной хореографии, самое печальное – татарский танец как явление народного искусства уходит из своей естественной среды. Но всё же есть и положительные результаты.

Республиканский центр развития традиционного культуры проводит планомерную работу по сбору, изучению и сохранению фольклорного наследия татар. За годы своего существования организацией были проведены многочисленные комплексные фольклорно-этнографические экспедиции. Постоянно действующая экспедиция Центра работала в регионах компактного проживания татар: Тюменской, Красноярской, Пермской, Пензенской, Свердловской, Челябинской, Оренбургской, Самарской, Кировской, Астраханской, Ульяновской областях и республиках Башкортостан, Марий Эл Российской Федерации. В рамках семилетней программы «Фольклор татар Заказанья», начатой в 2002 году, исследованы Кукморский, Балтасинский, Мамадышский, Сабинский, Тюлячинский, Арский, Атнинский, Пестречинский, Высокогорский, Зеленодольский районы РТ.

В ходе вышеназванных экспедиций собраны уникальные образцы фольклорного наследия татар, которые представляют огромный интерес для выявления семантики концептов, характерных для национальной картины мира, а также определения особенностей их видоизменения в современных условиях. На сегодняшний день в фондах Центра насчитывается более 100 000 единиц хранения.

В настоящий момент пришло время обозначить новый ракурс видения и осмысления хореографического фольклора в контексте этнической культуры. Своевременность в этом смысле – один из мотивирующих прецедентов. Сегодня, а не через пятьдесят или сто лет, необходимо открыть татарскую школу этнохореологии. Внести важные штрихи в познание, исследование и становление татарского фольклорного танца, тем самым исключить ложные представления о татарском народном танце. В век глобализации традиционная культура является важным элементом и служит связующим звеном между поколениями.

В заключение можно сделать вывод о том, что хореографический фольклор жив, но живет он в изменённой форме. Постоянно меняющиеся условия быта вытесняют одни жанры фольклора, на смену приходят другие.

На данном этапе важно зафиксировать те формы хореографического фольклора, что живут еще в народной среде. И если мы сегодня не возьмёмся за подробнейшее исследование, классификацию и выявление типологических особенностей татарского фольклорного танца, то можем потерять огромное наследие мирового значения – танцевальную лексику народа.

Литература

1. Фомин А. С. Танец в системе воспитания и образования: учеб. пособие. Новосибирск: Новосибирский полиграфкомбинат, 2005. Т. I: Природа, теория и функции танца. 624 с.

2. Шилин А.И. Этнохореология – от искусства к науке // Традиционная культура. 2011. № 3. С. 3–9.

3. Хайруллин Г. История татар. Алматы: Казинтерграф, 1998. 178 с.

4. Мальми В. Истоки карельской хореографии. Петрозаводск: Карельский центр народного творчества, 1994. 62 с.

5. Герасимов О.М. Очерки народной хореографии мари. ЙошкарОла, 2001. 104 с.

6. Лиссициан С.С. Старинные пляски и театральные представления Армянского народа. Ереван, 1958. Т. 1.

7. Жорницкая М.Я. Народные танцы Якутии. М.: Наука, 1966.

8. Нагаева Л.И. Танцы Восточных Башкир. М.: Наука, 1980.

9. Бадмаева Т.Б. Танцевальный фольклор Калмыков. Элиста: Калмыкское книжное издательство, 1982.

10. Карабанова С.Ф. Танцы малых народов Дальнего Востока. М.:

Наука, 1979.

11. Бикбулатов К.М. Танцы татар-мишар. Казань, 1999.

12. Лисициан С.С. Запись движения (кинетография). М: Искусство, 1940.

13. Исхаков Д. Татарская нация: история и современное развитие.

Казань, 2002.

Summary. The article discusses the role of the choreographic folklore of the Tatars in a complex of problems of the study of the intangible cultural heritage of the Turkic peoples. The preference is given to the problem of studying the traditional worldview of the people through the understanding of "the nature of the Dance", which has become one of the priorities of native etnochoreology.

Нематериальное культурное наследие народа как культурологический аспект (к написанию раздела «Литературы» в семитомном издании «Духовной культуры башкирского народа»: к постановке вопроса) Н.А. Хуббитдинова (ИИЯЛ, Уфа) На сегодняшний день одним из важных задач, стоящих перед прогрессивной общественностью и учеными, является сохранение духовной культуры народа для будущих поколений. Для Республики Башкортостан она представляется не менее важным и значимым делом в сохранении духовного наследия башкирского народа. В век глобализации, ускоренного развития в области технологий… глубинных преобразований в социальноэкономической сфере страны на рубеже ХХ–XXI вв. …конкуренции в сфере образования и науки «усиливают технократические представления в российском, в том числе башкирском обществе, что ослабляет внимание государства к развитию духовной сферы». Все это, несомненно, «угрожает этнической самобытности многих малых народов, в том числе башкир, ведет к сужению сферы функционирования родных языков и культур, подрывает адаптационные возможности местного населения к новому витку развития человеческой цивилизации…»1. В связи с этим сегодня назрела острая необходимость в сохранении и увековечении духовных культурных ценностей народа, в связи с чем, в частности, на базе Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН разработана концепция по написанию семи томного издания «Духовной культуры башкирского народа», составлены планы по различным направлениям, ярко отражающим культурные ценности народа.

Научный проект рассчитан на 2013–2020 гг. В его осуществлении примут участие помимо сотрудников ИИЯЛ УНЦ РАН ведущие ученые Башкирского государственного университета, Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, Уфимской государственной академии искусств им. З. Исмагилова и других отечественных научных центров.

Исходя из поставленных целей и задач многотомное академическое исследование имеет следующую структуру: Том I. Происхождение и этнокультурное развитие башкирского народа; Том II. Мифология, религия, философия; Том III. Башкирский язык и письменность: история и современность; Том IV (в 2 кн.). Башкирский фольклор и литература;

Том V. Историческая и правовая мысль; Том VI. Естественно-нучные и гуманитарные знания и их трансляция; Том VII. Профессиональная культура и искусство.

Существуют разные пути сохранения нематериального духовного наследия. Одной из них является включение эпоса «Урал-батыр», как величайшего памятника человечества, в Список нематериального культурного наследия ТЮРКСОЙ, внесение в предварительный Список ЮНЕСКО «Шедевры устного и нематериального наследия человечества».

Сегодня нашим следующим шагом является разработка, написание и издание семи томного труда «Духовная культура башкирского народа». Для нас литературоведов, конечно, важное значение имеет его 4-ый том «Фольклор и литература» (в 2- книгах, научные руководители: к.ф.н. Г.Р. Хусаинова, д.ф.н. Ф.А.Надршина, д.ф.н. М.Х.Надергулов, д.ф.н. Г.С. Кунафин).

Башкирская литература как духовная культура башкирского народа рассматривается в историко-хронологическом аспекте, где выделяются следующие этапы: Тюркская литература Урало-Волжского региона или булгарский период – XI–XIII вв. Литература кыпчакского периода – середина XIII – середина XIV в. Литература после вхождения в состав Русского государства – вторая половина XVI – конец XVIII в. Башкирская литература XIX – начала ХХ в. Литература советского периода (1917–1985 гг.):

жанры, направления, тенденции. Современная башкирская литература в контексте мировой литературы.

В современной гуманитарной науке «культура» как понятие относится к фундаментальным наукам. Следовательно, изучение национальной литературы в культурологическом аспекте, как культурная антропология также соотносима с фундаментальными разделами науки о формах социальной коммуникации и трансляции опыта – филологические, педагогические, искусствоведческие науки и религиоведение. Рассмотрение литературы с привлечением культурологического метода исследования способствует обобщению анализируемого материала – художественных произведений прозы, поэзии, драматургии.

Это позволит созданию концептуально нового явления, описывающего не то, как художественная литература как духовная культура вообще функционирует и каковы границы ее существования в целом, а то, как она адаптируется к меняющейся действительности, как она сама себя воспроизводит, каковы причины и механизмы ее упорядоченности и т.д. В рамках литературы можно выделить такое поле исследований, которое касается механизмов и способов организации, регуляции и коммуникации людей в соответствующих областях их жизнедеятельности. Это то, что принято называть экономической, политической, религиозной, языковой, литературоведческой и т.д. культурой. Другими словами, все это позволяет взглянуть на объект исследования – на литературу, в данном случае, с инновационной позиции, то есть рассматривать ее с привлечением новых методов анализа.

Культурная антропология, занимающаяся исследованием этнических культур, описывая их культурные феномены, систематизируя их и сравнивая, позволяет рассматривать с этой же позиции литературные процессы, историю национальной литературы, особенности ее развития на фоне исторической действительности, современное ее состояние и т.д. Башкирская литература, как духовное наследие народа, художественно отражает образ человека в его становлении как личности, показывает в аспекте выражения его духовной картины мира, в идейно-эстетическом плане изображает его во взаимоотношении с культурой, в приспособлении к окружающей культурной среде, в воплощении творческих потенциалов в деятельности и ее результатах, а также несет информацию о жизни и быте народа описываемой эпохи, о культурном фоне периода и т.д.

Таким образом, при написании семи томного труда «Духовной культуры башкирского народа» или любого другого народа, раздела литературы, в частности, видимо, следует включиться в процесс интеграции с другими областям гуманитарной науки и рассматривать проблему в аспекте культурологического метода исследования. Это позволит выявить и обобщить идейно-художественные, идейно-тематические, эстетические, морально-этические особенности в изображении исторического процесса, специфику каждого этапа жизненного пути человека и общества, изучить влияние культурной среды, систему образования и воспитания, роль семьи, поколения, уделяя особое внимание психологическому обоснованию таких универсальных явлений, как жизнь, душа, смерть, любовь, дружба, вера, смысл, духовный мир мужчины и женщины в их художественном проявлении в литературе2. Сказанное не претендует на окончательное решение ряда вопросом, которые возникают при изучении духовной культуры народа, освещении раздела литературы, в частности.

Summary. Today, many people are puzzled preserving their spiritual heritage. These aspirations are amplified in an age of modernization and globalization, when national identity tradition destroyed, disappear in the background of these changes. This trend has largely served as a reason for writing many tomes labor "Spiritual Culture of the Bashkir people". The author suggests that one of the methods of studying this problem, writing the work itself – Literature section in this case – could serve as a method of studying cultural studies. Study of national literature in a cultural aspect as cultural anthropology also correlated with the fundamental branches of science of the forms of social communication and broadcast experience. Consideration of cultural literature involving research method promotes generalization analyte – artistic works of prose, poetry and drama.

Из рабочего проекта «Концепции и плана-проспекта многотомного академического исследования «Духовная культура башкирского народа» (ИИЯЛ, Уфа, 2014).

Культурология как наука. URL: www. Gradars. ru

ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ И ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА

ТЮРКСКИХ НАРОДОВ

–  –  –

Предметом исследования являются «своеручные записи» казака Нестерова Павла Ивановича (1886–1921), которые позже были систематизированы его сыном Александром Павловичем Нестеровым (1885–1969). В настоящий момент эти записи хранятся в архиве семьи Нестеровых и представляют важный материал об истории переселения казаков Нижнеозерской станицы на земли Верхнеуральского отдела в начале ХХ века.

И.А. Филиппова в своей работе «Ценностные доминанты казачьей культуры (по родословным записям казаков Нестеровых)» пишет о том, что родословные записи Нестеровых, безусловно, можно отнести к текстам так называемой «наивной литературы»1. Рукопись семейной истории, в первую очередь, предназначена потомкам казачьего рода Нестеровых, бытование текста ограничено узким семейным кругом. «Для наглядный памяти детишкам и внучатычкам» – так Александр Павлович Нестеров определяет цель своего труда, сразу же оговаривая, что источником для создания родословных записей стали «записи покойного родителя» – Павла Ивановича Нестерова – и «собственная память»2.

Нестеров Павел Иванович родился в 1866 году в семье казака станицы Нижнеозерной первого отдела Оренбургского казачьего войска (ОКВ).

Женился в 1884 году. Жена Наталья Сергеевна 1868 года рождения, дочь казака той же станицы. Действительную службу исполнял во втором казачьем полку 1888–1891 годы в Варшаве.

Станица Нижнеозерная расположена около города Оренбурга. Земли, отведенные станице, в основном были освоены. На севере губернии во втором отделе ОКВ (центр Верхнеуральск) имелись свободные (резервные) земли, которые можно было заселить.

В соответствии с разрешением заселить выделенный дополнительный надел, правление первого отдела в начале 1901 года объявило по станице условия переселения казаков на новые земли из первого отдела во второй отдел. Объявлялось, что при необходимости могла быть оказана помощь зерном на посев и питание, помощь в приобретении мелкого сельхозинвентаря, а также могла быть предоставлена отсрочка по отправке в полк на действительную службу. Первоначально изъявили желание переселиться на дополнительный надел всего полтора десятка семей.

В этом числе была и семья Нестеровых. Все первопоселенцы приехали в станицу Магнитную в первой половине сентября 1901 года. Осенью, этого же года, в воскресный день, первопоселенцы побывали на землях Сухореченской пустоши и на месте обоснования будущего своего поселка, обговорили планировку поселка в деталях.

Павел Иванович Нестеров начертил на бумаге план поселка уже с обозначением площади, церкви и других общественных построек. Этот план был одобрен всеми первопоселенцами, зимовавшими в станице Магнитной. По этому плану он застраивался до 1906 года. В 1906 году хутор «Красный Яр» был переименован в поселок Агаповка3.

О причинах переименования хутора «Красный Яр» писал местный краевед-любитель, потомственный казак Ю.Я. Козлов. В своей книге «В Верховьях Урала 1743-1917» он отводит этому вопросу отдельную главу и именует ее «Загадка топонима»4. По его мнению, название хутора было связано либо с красноглинистым обрывом, который, как и стародавние времена, высится неподалеку от посёлка, над рекой Урал, либо с протяженной горной грядой в том же районе, которая на плане земельного надела, отведенного новоселам, носила название Красный Яр.

Топонимические работы по региону немногочисленны. Одним из авторитетных и самый распространенных исследователей топонимики Южного Урала и Челябинской области является Н. И. Шувалов. О нашем материале он пишет так: поселок «Основан в 1902 году казаками-переселенцами из станицы Нижнеозерной Оренбургской губернии. Отводил им земельный участок на новом месте землеустроитель Агапов»5. Однако Ю.Я. Козлов, проработав сборники Оренбургского статистического комитета, приходит к заключению, что землемер Агапов в штате межевого отделения не значился. При ознакомлении с архивными документами Агаповского райкома ВКП (б), автор подробно останавливается на материалах 3-й районной партийной конференции, состоявшейся 25 мая 1938. В резолюции, восьмой пункт которой обязывал новый состав РК: «В ближайшее время разрешить вопрос с местом пребывания районного центра, а также просить ОК, ВКП (б) и ОИК о переименовании нашего района из Агаповского в Чапаевский, т. к. название первого дано в честь генерала Агапова»6. Таким образом Ю.Я. Козлов документально устанавливает тот факт, что Агаповка названа в честь казачьего генерала Агапова. В дальнейшем политически «вредная» составляющая часть топонима претерпела трансформацию и стала идеологически приемлемой – генерал Агапов «стал землемером»7. В главе «Генералы Агаповы» краевед представляет нам биографии братьев-генералов Петра и Павла Агаповых. Следует отметить, что генералы Агаповы были родом из станицы Нижнеозерной и являлись представителями одного большого старинного казачьего рода8. Завершая статью, автор делает вывод, что поселок скорее всего был назван в честь генерала-лейтенанта Павла Осиповича Агапова за особые заслуги при исполнении должностей «начальника Межевого отделения Войскового хозяйственного правления Оренбургского казачьего войска» и «представителя при Главном управлении землеустройства и земледелия Комитета по землеустроительным делам». По словам Ю.Я. Козлова, исполняя должность начальника Межевого отделения, Павел Осипович внес большой вклад в плановую работу по отводу дополнительных земельных наделов.

Возвращаясь к биографии П.И. Нестерова, следует сказать, что до избрания атаманом в 1906 году Павел Иванович был старшим поселка.

В составе правления кредитного товарищества он исполнял обязанности счетовода.

К 1917 году семья состояла из семнадцати человек – три женатых сына с семьями: Александр, Яков, Леонид, сын Михаил, дочери Анастасия, Аграфена и Мария. Проживали все вместе. Создали общее крепкое хозяйство:

имели несколько рабочих лошадей, коров, быков, овец, птиц. Имелся и сельхозинвентарь. Работников не нанимали – управлялись своей семьей.

Павел Иванович продолжительное время болел и скончался 18 августа 1921 года в возрасте 55 лет. Похоронен на кладбище поселка Агаповка.

Его жена, Наталья Сергеевна умерла 25 сентября 1933 года, похоронена рядом с мужем.

Все эти сведения мы взяли из книги еще одного местного краеведа И.А. Жохова «Корни и крона» в которой автор представляет нам биографии не только П. И. Нестерова, но и других первопоселенцев (М.С. Васильева, Ф.А. Дурманова, С.Я. Желтоухова и др.) 9. И.А. Жохов опирается на воспоминания дедов по отцу и матери Жохова Ивана Александровича и Емельянова Петра Алексеевича, которые были в числе первых семей оренбуржцев, основателей поселка в 1902 году.

Родословные записи П.И. Нестерова представлены в двух тетрадях, объемом в 96 и 78 листов. Как уже было сказано выше, «своеручные» записи были систематизированы его сыном Александром Павловичем Нестеровым.

Точное время создания записей Нестерова неизвестно. И.А. Филлипова в своей работе «Ценностные доминанты казачьей культуры (по родословным записям казаков Нестеровых)» пишет о том, что «А.П. Нестеров начал систематизировать записи своего отца в начале 50-х годов ХХ века; последние записи рукописи о «возмужалости внучат» относятся к 1966 году»10.

В «своеручных» записях Нестеров Павел Иванович описывает свой образ жизни, сугубо важные для него и для окружающих его людей вопросы и события как исторического характера, так и личного. Иными словами, мы можем сказать, что автор ведет своего рода дневник, в котором акцентирует внимание на точных датах с указанием месяца и года, именах и различного рода подробностях и деталях.

В его дневник вошли записи, касающиеся киргизов, проживающих в то время на левом берегу Урала. Историко-культурный комментарий этих страниц и является предметом данной статьи.

Отрывок о киргизах в «своеручных» записях занимает немаловажную роль. В записях ему отводится 17 листов. Отрывок располагается в первой тетради, и имеет не только этнографический характер, но и раскрывает особенности «наивного» авторского взгляда на быт, образ жизни другого народа. Записи относятся к 1902 году. Автор описывает род деятельности, быт киргизского народа: «работали они очень и очень мало, а зимой совершенно не работали, а толька раз езжались друг другу в види гостей, как они называли в то время их (кунака пришол), а он фактически не пришол, а приехал на лошади, и лошадь стоит [за пряженой] пока он не отгостит. А отгостился разпрощаясь выходит и едит обратно домой в свою землянку и свой аул, как они называли по своему обряду»11. Павел Иванович акцентирует внимание и на образ жизни киргизов: «построек деревянных у них не имелось, зимовали они в землянках, каковые были у них сложены ис земляных пластов, жили по берегу Урала небольшими группами: в пять ли десять землянок с промежутка через две три версты друг от друга»(I,23-24).». Автор географически точно указывает, место проживания/стоянки: «левая сторона рек Урала» (географич. подробность), чем занимались: «профессия иха была скотоводческая, земледелием в то время они не занимались». До мелочей Нестеров описывает традиции встречи уважаемого гостя. По всей вероятности, для него была удивительна и значима любая деталь: «хозяин ставит любимому гостю простую деревянную чашку, а сам с кунганом с водой в руках, и вот над етой простой чашкой в порядки очереди с любимого гостя начинают мыть руки а хозяин им поливает, и когда всех обойдет моит потто и сам, а затем садится с ними в крук. На нары после этого зингей т.е. хозяйка разстилает им на нары белое полотно в виде скатерти, а затем ставит им в крук большую деревянную чашку наполненную мясом, тогда они все как один с засученными до локтей руками склоняются над этой чашкой и начинают угощаться», «хозяин со своей руки мяса ета подает ему в рот с возгласом (ма)-(ма), и тот таковое ест. Ето у них считалась самое лудшая угощение». Останавливается автор на ритуале приёма пищи:

«На столе же не ложки не вилки ни ножа кроме хозяйского ни найти, да и вообще у них предметов не имелось, они обходились бес Них» (I, 28-30).

Он говорит о том, как принимают гостей киргизы: «гостя приимство у них друг друга да и вообще очень приветливые», «и вот когда один к другому приезжает гость а особенно самый блиский, которого они называют посвоему Кунак, то хозяин его усаживает своих гостей на нарах любимому гостю. Кладет подушку и сажает его на подушку», чем угощают «…зингей в свою очередь быстро несет мяса, которого у них в то время было невпроворот», «..как они посвоему называют бижбармак»; указывает на такую особенность «спиртных напитков не употребляют»(I, 27– 28). Не остаётся и без внимания описание жилища киргизов: «обстановка в землянки нада сказать плохая, в землянки не белёна, пол земляной, столов, стульев, тубареток и скамеек совершенно не было, был только общие из досок нары, на которых они сидели обедали, пили чай, а ночью на них спали. Потолок в землянки из жердей, а на жердях настелен троеник или тальник, а с верху навалена земля, с внутренней стороны не обмазан.

В углу землянки складаная горнушка в види печки, не из камня, не ис кирпича в этой горнушке и в казан, в котором они и готовят себе пищу, крышка на котел деревянный котел».

Исходя из анализа данного отрывка, мы можем сказать, что автор неоднозначно понимает быт и образ жизни соседей. П.И. Нестеров удивляется многим фактам из описания быта киргизов – почему они едят руками, без вилок, без ложек, почему едят и спят там же. Факт удивления подчеркивает проблему «своих» и «чужих» в культуре. Автор видит действительность своими глазами, трактует в границах своего мировосприятия.

Привлекая труды специалистов по межкультурной коммуникации, на примере данного отрывка мы можем проследить, как диалог представителей разных культур проходит от уровня «Я – «иной» через «я – он» к «я – ты» 12. «Иным» автор записок считает представителя другого этноса.

Для него важна система обычаев, традиций, предметов быта, не характерных для казачьего образа жизни. Предметом фиксации становится все, что не так, как у казаков. Мы наблюдаем непонимание отношения к работе, спиртному, жилищу, традиций гостеприимства. П.И. Нестеров, удивляясь проживанию киргиз-кайсаков в землянках, не принимает во внимание тот факт, как не выгодно киргизам со своим многочисленным скотом строить дома, и обустраиваться в одном месте. В тоже время в дневнике мы встречаем запись, обнаруживающую результат уступки в пользу иной культурной среды. Уступки эти связаны с общей благожелательностью и открытостью обеих сторон друг другу. Об этом говорит сам автор несколькими страницами ниже: «и с киргизами стали находить общий язык, и гостепримчивость стала рости» (I, 34).

Таким образом, страницы дневника Нестерова позволяют представить, как проходил процесс межкультурного общения казаков-первопоселенцев с народами издревле кочующими по левобережью реки Урал.

В записках П.И. Нестеров подробно указывает место своего проживания: « К нам Магнитная 12 верст, Чесноковский и тоже как и мы в прибывание 18 верст.. Наваринский поселок 18 верст, Аблязова тоже как и мы в новь заселяющим 8 верст. Янгельская 18 верст …вот и всё наши окружающие населения»(I, 33-34). Перечисленные топонимы сохранили свое название до сих пор. Это поможет выяснить, какой киргизский род проживал в районе левой части Урала в начале ХХ века.

Впервые наш регион описывается в работах П.И. Рычкова «Топография Оренбургской губернии» (1755–1760)13. Он приводит четкую классификацию киргизских родов. П. С. Паллас «Путешествие по разным провинциям Российской империи» (1773–1788) делает акцент на этнографических подробностях быта и деятельности киргизов, на особенностях характера и темперамента этого этноса14. М.Н. Галкин в своем труде «Этнографические материалы по Средней Азiи и Оренбургскому краю» (1867) опирается на материалы П.И. Рычкова и использует его классификацию киргизских родов15. М.Н. Галкин уточняет места проживания киргизкайсаков, в частности, пишет о том, что Джагалбайлинский род кочует на реках Тогузак, Таук-Аятъ, Куянъ, Гумбалка, Сурамсаклъ, Кызыл-Чиликъ, Кызыл, Кум-Истыкъ, Кутъ-Уякъ, Орь, Ташлы, Куянъ, Каратаилъ, Бутакъ, Карабулакъ, Юнгалка, Кипчакъ, Суюндук (Суундук) и др., против станиц Янгельской, Сыртинской, Увальской, Кизильской, и др. Топонимы подтверждают современные карты Уфимского наместничества 1792 года.

Мы обратили внимание, что на сегодняшний день на этой территории проживают семьи с фамилиями и личными именами, связанными с вышеперечисленными топонимами. Например: Тауковы, Сарамсаковы, Суюндуковы, Тугузовы, Кизильбаевы, Тоболовы, Кутояковы и др. В семье Суюндуковых до сих пор жива топонимическая легенда, сохраняющая толкование двух местных рек Суюндук и Айдырля. В легенде говорится о любви бедного молодого табунщика Суюндука и дочери местного бая Айдырли. Топонимические легенды и фамилии позволяют нам конкретизировать, какие семьи проживали на территории близ левой части Урала.

Таким образом, историко-культурный комментарий к страницам дневника позволил нам установить, о каких казахских семьях писал Нестеров, с кем приходилось им общаться первое время. По итогам предварительного полевого исследования, можно сделать вывод, что на территории левой части Урала, в особенности близ станицы Магнитной проживали и проживают в наши дни преимущественно представители таких киргиз-кайсацких племен, как (Шыны) Бозбет, Балгожа, Аккожа, Сиракты, отоносящихся к роду Джагабайлы.

Филиппова И.А. Ценностные доминанты казачьей культуры (по родословным записям казаков Нестеровых) // Четвертые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры:

прошлое, настоящее, будущее»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 15–17 мая 2008 г.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств; ред. проф. Н.Г. Апухтина; Челябинск,

2008. Ч.1. С. 103–107.

–  –  –

Название хутора было связано либо с красноглинистым обрывом, который, как и стародавние времена, высится неподалеку от посёлка над рекой Урал, либо с протяженной горной грядой в том же районе, которая на плане земельного надела, отведенного новоселам, носила название Красный Яр. Козлов Ю.Я. В верховьях Урала, 1743–1917. Челябинск: Книга, 2008. С. 97.

Козлов Ю.Я. В верховьях Урала, 1743–1917. Загадка топонима. С. 169–172.

Шувалов Н.И. От Парижа до Берлина по карте Челябинской области. Челябинск,

1989. С. 14.

–  –  –

Жохов И.А. Корни и крона. Магнитогорск, 2003. С. 156 – 160.

Филиппова И.С. Ценностные доминанты казачьей культуры… С. 103–107.

В цитировании сохраняются особая орфография автора. Первая цифра указывает номер тетради, вторая – страницу.

Бондырева С.К., Мурашов А.А. Коммуникация: от диалога межличностного к диалогу межкультурному: учеб. пособие для вузов. М.: Изд-во МПСИ, 2007. 383 с.

Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Ч. 1. Уфа: Китап, 1999. С. 73–87.

Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. Ч. I., кн. I.

СПб., 1773.

Галкин М.Н. Сведения о местахъ расположенiя киргизскихъ родовъ Оренбургскаго края // Этнографическiе матерiалы по Средней Азiи и Оренбургскому краю. СПб.,

1867. С. 240–250.

Summary.Performance assumes the historical and ethnographic comment to notes of Cossack P. I. Nesterov (1886-1921), one of the first inhabitants on new lands of the Orenburg province. Notes fix life and a life of Kyrgyzkaysatsky childbirth wandering in this territory. Subject of supervision is crosscultural dialogue and communication of toponymics of the territory with an origin of the Kazakh surnames.

Имамзаде – памятники средневекового зодческого искусства Азербайджана Р. Амензаде (Институт архитектуры и искусства, Азербайджанская Республика) Имамзаде – как культовые комплексы, так и самостоятельные строения – возводились над захоронениями потомков Имама Али (ум. 21 янв.

661 г.), четвертого праведного халифа, с именем которого связано в исламе зарождение шиитского толка. Бесспорная суннитская доктрина, господствовавшая в период правления Аббасидов (749–1258) уступает место шиизму, получившему статус государственной идеологии в теократическом Сефевидском государстве (1501–1736), который был подготовлен и упрочен при Ильханидах (1256–1335).

Имамзаде строились много и повсеместно. Они представляют большой интерес «с точки зрения установления того, как в эту эпоху многие мавзолеи приобрели свойства культовых сооружений, все более утрачивая черты мемориальных памятников» (1, 23). В самом деле, Имамзаде – это особые погребальные сооружения имеющие характерные особенности поминальной мечети, хотя и без михраба.

Комплексы Имамзаде слагались зачастую путем постепенного присоединения строений в гармонической взаимосвязи, приобретая часто характер анфиладной многокамерной композиции с главенствующим ядром.

Характерная для культовых комплексов практика «взаимовложений»

иных архитектурных единиц наблюдается и здесь, это-мечеть, медресе, худжры, помещения для ритуальных обрядов. Небольшие комплексы также включали ритмично расчлененную глухую ограду, разработанную архитектурно входную группу, а также некрополь, который в свою очередь еще больше подчеркивает монументальность этих строений.

Устады средневекового Азербайджана уделяли первостепенное внимание силуэту монументальных строений в оценке композиции. Для того, чтобы придать Имамзаде выразительный архитектурно-художественный образ была использована традиционная палитра архитектурных средств – они возвышались на доминирующих отметках рельефа (Имамзаде Мухаммед Тадж, Южный Азербайджан), с обступающими строение минаретами (Имамзаде в Барде), в них купол на промежуточном барабане высоко парит над многочисленными строениями, создавая запоминающийся чеканный силуэт (Имамзаде в Нахчыване, ХIII–XVIII вв., Нахчыванская АР).

Особенно характерным для Имамзаде является органическая связь с природным окружением. Это выражается в устройстве развитой входной группы: глубоких порталов – эйванов, нескольких входных проемов, глубокого портика. Важнейшую роль в композиции приобретает тема непрерывного «перетекания» пространств, возможным становится неопределенность границ, в известном смысле их стирание между внутренним и внешним пространством.

Находящийся близ Гянджи Имамзаде или Гей Имам (ок. 7 км к северу от развалин старой Гянджи, XIV-XVII вв.) – многосоставной архитектурный комплекс, состоящий из поминальной мечети, такийе, худжр, стен, портала-ворот, пристроек и некрополя на обширной территории с высокой оградой. Возведенный над захоронением Ибрагима сына Мухаммеда Багира мавзолей – двухъярусная квадратная в плане призма завершена высоким барабаном с куполом. Определенной интерес представляет то, что мавзолей приобрел значение культового строения, все сильнее утрачивая особенности мемориального, что собственно не было единичным явлением. Определенные изменения в его архитектурно-художественном образе произошли здесь гораздо позже, (ремонтно-реставрационные работы, 1878–1879 гг.), это способствовало окончательному формированию комплекса и его декоративного убранства (2, 226–235).

Исключительно интересен Имамзаде в Барде (нач. ХVII в.), обладающий композицией принципиальный значимости, где полностью выявляется концептуально организованная архитектурная среда, ориентирующая на определенный график движения, связанный с ритуальным обрядом освященного веками зиарета. В композиции главенствует продольная ось, она организует всю прилегающую территорию, обведенную оградой с двумя архитектурно обработанными проемами.

Центральное пространственное ядро строения крестообразный, перекрытый куполом зал, композиционная схема которого издавна прочно обосновалась в зодчестве Востока. Отметим, что коридорообразные сводчатые отсеки-мотив древний, а в Имамзаде – необходимый связан с функциональным процессом и соединен с функционально-оправданным вестибюлем.

Глубокие сводчатые порталы-эйваны купольного строения создают пластические и светотеневые акценты. Северный выделен парой круглоствольных минаретов-более масштабных и высоких, чем минареты, фланкирующие противоположный – южный эйван.

Культовый комплекс Имамзаде в Нахчыване, (XIII-XVIII вв.) находится в районе старой крепости, на восточной окраине города. Наиболее ранний, квадратный в плане мавзолей, построенный из светло-орхистого «эпохового» кирпича, посредством изысканно разработанных сталактитовых рядов переходит к сфере купола. Снаружи кубическое основание переходит в восьмигранник, над которым высится высокий цилиндрический барабан перекрытый куполом шлемовидной формы. Поверхность барабана разработана вертикально уложенными глазурованными темнофиолетового цвета кирпичами, которые образовали многократно повторяющийся «Аллах». Второй, прямоугольный в плане кирпичный мавзолей, пристроенный к нему перекрыт цилиндрическим сводом. Третий – пристроенный к первым двум строениям мавзолей сложен из кирпича и камня и перекрыт сферой купола, украшенного по наружной поверхности кирпичиками. Стены декорированы стрельчатыми нишами.

Монументальные сооружения в городах определяют важные вехи развития зодчества. Но картина последовательного развития того или иного архитектурного типа была бы неполной без связующих звеньев в логической цепи ее построения. И здесь, как отдельные стадии морфогенеза выступают периферийные строения, связанные теснейшими и глубокими узами с народными традициями. Однако и в них мастера избегают повторения однородных схем композиций строений, единых по своему назначению.

Имамзаде в сел. Аламдар (р-н г. Джульфа, Южный Азербайджан) возведен из бутового камня и представляет собой продолговатый призматической объем с двойным арочным входом, ведущим в вытянутый вдоль фронта фасада вестибюль. Он предшествует главному, квадратному в плане купольному помещению (d– 3,50 м) с пространственно развитыми «рукавами» в виде греческого креста. Округлые трехчетвертные башенки в углах сооружения – некое подобие контрфорсов, выполнявших конструктивную роль, служивших, вместе с тем важным элементом выразительности (3, 183).



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 30 |
 

Похожие работы:

«Муниципальное казнное учреждение культуры «Централизованная библиотечная система» Московского района г. Нижнего Новгорода Центральная районная детская библиотека им. В.Г. Белинского Отдел научно-методической и инновационной деятельности «СОГЛАСОВАНО» «УТВЕРЖДАЮ» Начальник отдела культуры, спорта и Директор МКУК ЦБС Московского района молодежной политики администрации Московского района И.А. ЗАХАРЫЧЕВА _ В.А. АМОСОВ _ «_» _ 2014 г. «»2014 г. «Листая книжные страницы, мы путешествуем по свету!»...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе А.А.Александров «_» 2015 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Молодежные движения в городе Москве» для студентов бакалавриата направления 38.03.04 «Государственное и муниципальное управление» для очной...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» УТВЕРЖ ДАКЭ^ Прор^Кторщо учебной работе Д.П. Барсуков 2014 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Учет и анализ деятельности предприятия туризма» Направление подготовки/специальность: 43.03.02 «Туризм» (100400.62 «Туризм») Квалификация (степень): бакалавр Форма обучения: очная Выпускающая кафедра:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» в г. Анжеро-Судженске Факультет педагогического образования УТВЕРЖДАЮ Декан факультета педагогического образования И. В. Гравова « 1 » сентября...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ» ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НАПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКИ 51.04.06 БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ СТЕПЕНЬ МАГИСТР ФОРМА ОБУЧЕНИЯ ОЧНАЯ Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Основная...»

«М инистерство культуры Российской Ф едерации Ф едеральное государственное бюджетное образовательное учреждение вы сш его образования «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫ Й УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» Рабочая программа учебной дисциплины «Виды и тенденции развития туризма» Направление подготовки/специальность: 43.03.02 «Туризм» (100400.62 «Туризм») Квалификация (степень): бакалавр Форма обучения: очная Выпускающая кафедра: управления экономическими и социальными процессами Институт экономики...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1 Нормативные документы для разработки основной образовательной программы 1.2 Общая характеристика основной образовательной программы 4 1.2.1 Цель основной образовательной программы 4 1.2.2 Сроки, трудоемкость и квалификация выпускника 4 1.2.3 Требования к абитуриенту 5 2. Характеристика профессиональной деятельности выпускника 2.1 Область профессиональной деятельности выпускника 5 2.2 Объект профессиональной деятельности выпускника 5 2.3 Виды профессиональной...»

«Эмблема конференции П Р О Г Р А М МА XIII Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА. ПРОЕКТЫ И ТЕХНОЛОГИИ ВНЕДРЕНИЯ ВСЕРОССИЙСКОГО ФИЗКУЛЬТУРНО-СПОРТИВНОГО КОМПЛЕКСА ГТО» Тюмень 2015 МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ПО СПОРТУ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ПО СПОРТУ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА ТЮМЕНИ ИНСТИТУТ ФИЗИЧЕСКОЙ...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ» X фестиваль науки в Москве ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ НАУКИ РОССИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ДРУЖБЫ НАРОДОВ В рамках проведения Всероссийского фестиваля науки в Москве в 2015 г. (базовая площадка ЮЗАО г. Москвы) МЕРОПРИЯТИЯ ФЕСТИВАЛЯ НАУКИ НА ФАКУЛЬТЕТАХ И В ИНСТИТУТАХ РУДН 9 октября 2015 года факультеты, институты РУДН ТЕМА: «Живая планета в эпоху открытий: технологии будущего»...»

«ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДВО РАН INSTITUTE OF HISTORY, ARCHAEOLOGY AND ETHNOGRAPHY OF THE PEOPLES OF THE FAR EAST FEBRAS История и культура дальневосточной России и стран АТР XII всероссийская научная конференция молодых ученых 19-21 апреля 2010 г., Владивосток Программа и тезисы History and Culture of Far Eastern Russia and the Pacific Rim Countries The XII All-Russian Conference of Young Scholars April 19-21, 2010, Vladivostok Program and Theses...»

«Муниципальное образование – городской округ город Сургут Администрация города Сургута Управление охраной труда и повышение культуры охраны труда в городе Сургуте наиболее актуальная задача в обеспечении здоровых и безопасных условий труда работающих сургутян. период 2012 – 2013 годов Содержание • Основные задачи управления охраной труда в городе Сургуте • Основные направления деятельности отдела по труду департамента по экономической политике Администрации города Сургута.. 4 • Организация...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ.. 1.1. Пояснительная записка.. 1.2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы начального общего образования. 1.3. Система оценки достижения планируемых результатов освоения основной образовательной программы начального общего образования. 2. СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ.. 56 2.1. Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся при получении начального общего образования.. 56 2.2. Программы отдельных учебных...»

«Программа дополнительного вступительного испытания профессиоАВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ нальной направленности по дисциВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ плине «Физическая культура» МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ Страница 3 из 6 Дополнительное вступительное испытание профессиональной направленности по дисциплине «Физическая культура» проводится в формах:письменного тестирования;тестирования физических способностей ИСПЫТАНИЕ ПО «ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ» В ФОРМЕ...»

«Сельскохозяйственные науки Литература 1. Скворцов А.К. Ивы СССР: систематический и географический обзор. – М.: Наука, 1968. – 262 с. 2. Правдин Л.Ф. Ива, ее культура и использование. – М.: Изд-во АН СССР, 1952. – 168 с. 3. Матвеева Р.Н., Буторова О.Ф. Интродукция деревьев и кустарников в условиях юга Средней Сибири: учеб. пособие. – Красноярск: Изд-во СибГТУ, 2009. – 128 с. 4. Лобанов Г.А. Программа и методика сортоизучения плодовых и ягодных, орехоплодных культур. – Мичуринский: Изд-во ВНИИ...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Самарский государственный институт культуры» УТВЕРЖДАЮ Председатель приемной комиссии, доктор культурологии, профессор _ Э.А. Куруленко «17» марта 2015 г. ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА В АСПИРАНТУРУ ПО СПЕЦИАЛЬНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ «Теория и история культуры» (по направлению подготовки 51.06.01 – Культурология) Самара Программа вступительного экзамена в аспирантуру по...»

«НАША ПРОФЕССИЯ. КАДРЫ. ОБРАЗОВАНИЕ УДК 026.06:37 А. В. Соколов, Ю. Н. Столяров Концепция реализации библиотечно-информационной магистратуры в России Рассмотрены достоинства и недостатки федеральных образовательных стандартов по обучению библиотечно-информационных магистров. Обоснована структура примерной основной образовательной программы подготовки магистров по направлению «Библиотечно-информационная деятельность». Предложен путь реализации программы в российских вузах культуры. Ключевые...»

«Елена Алексеевна Москвина Галина Валентиновна Леонидова Александра Анатольевна Шабунова Развитие муниципальной инфраструктуры: физическая культура и спорт Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6571489 Шабунова, А.А. Развитие муниципальной инфраструктуры: физическая культура и спорт [Текст] / А.А. Шабунова, Г.В. Леонидова, Е.А. Москвина: ИСЭРТ РАН; Вологда; 2010 ISBN 978-5-93299-158-9 Аннотация В книге представлены результаты исследования уровня...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Образовательная программа: понятие, структура 1.2. Основные пользователи образовательной программой 1.3. Используемые сокращения 2. Паспорт образовательной программы по специальности СПО 49.02.01 Физическая культура 2.1. Нормативно-правовые основы разработки образовательной программы 2.2. Сроки освоения и трудоемкость образовательной программы 49.02.01 Физическая культура 2.3. Квалификация выпускника 2.4. Характеристика профессиональной деятельности...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «СУРГУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ Б 2.2 НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРАКТИКА ПРОГРАММА Направление подготовки 390601 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Направленность Социология культуры Квалификация Исследователь. Преподаватель-исследователь Форма обучения очная, заочная Сургут 2015 ОБЩИЕ...»

«Министерство физической культуры, спорта и молодежной политики Свердловской области Государственное автономное образовательное учреждение Среднего профессионального образования Свердловской области «Училище олимпийского резерва № 1 (колледж)»РАССМОТРЕНО: СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДЕНО: на заседании МО математического на заседании методического и естественно-научного цикла совета Председатель МО Председатель МС Директор /Г.Г. Московских/ _ /А.А. Мотовилов/ _ /С.В. Степанов/ Протокол № _ Протокол № _...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.