WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 30 |

«ПСИХОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ: ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫЕ, РЕЛИГИОЗНЫЕ, ПРАВОВЫЕ И РЕГУЛЯТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Материалы международной научной конференции 15–17 октября 2015 г., Самара PSYCHOLOGY OF ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таким образом, сознание, выступая одновременно объектом, предметом, контекстом, условием, инструментом, формой, содержанием и, возможно, другими модусами проявлений, определяет не однозначную многомерность, а множество различных пространств сознания, возможно, в Петренко В.Ф. Многомерное сознание: психосемантическая парадигма. М., 2010.

Акопов Г.В. Психология сознания. Вопросы методологии, теории и прикладных исследований. М., 2010.

См.: Dennett D.C.. Consciousness Explained. Boston, 1991.

См.: Wilber K. An integral theory of Consciousness. The Journal of Consciousness Studies. 1997. 4(1).

P. 71–92.

одном носителе (человек) или в групповом выражении – все человечество. Разные пространства наделены различной «метрикой», что и определяет те или иные системы детерминации. Свобода человека как исследователя человеческого или иного сознания в этом контексте определяется произвольностью выбора, а также проектирования и конструирования новых или трансформации старых пространств. Если говорить об историческом прогрессе в этом плане, то на смену «подчиняющим» детерминативным механизмам вслед за конкурентными и формально равноправными должны придти содержательно консолидирующие механизмы взаимодействия людей и человеческих сообществ во всех наследуемых средах обитания.

Акопов Гарник Владимирович, доктор психологических наук, профессор кафедры общей и социальной психологии. Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Россия, Самара.

Akopov Garnik Vladimirovich, doctor of psychological sciences, professor. Povolzhskaya State Academy of Social Sciences and Humanities. Russia, Samara.

akopovgv@gmail.com УДК 159.922+159.95

–  –  –

Consciousness and creativity D.B. Bogoyavlenskaya Материалы подготовлены в рамках реализации проекта, поддержанного РФФИ (грант № 13-06Аннотация. В отличие от анализа трудовой деятельности, где ведущая, решающая роль сознания не подвергается сомнению, роль сознания как решающего фактора в процессе творчества передается на этапе инкубации бессознательному. Как преодоление такого подхода рассматриваются отечественные концепции О.К. Тихомирова и авторская. Подробно анализируется концепция Я.А. Пономарева. Раскрывается противоречивость ее интерпретаций.

Ключевые слова: сознание, бессознательное, мышление, творчество, вербальное, визуальное, структура, интуиция, усмотрение, побочный продукт.

Abstract.Unlike analyzing work activity, where the leading role of the consciousness is beyond question, in the incubation phase of the creative process the role of the governing factor is transmitted from the consciousness to the unconscious. In the article we examine O.Tikhomirov’s and author’s conceptions as ones overcoming such approach. Also Ponamarev’s conception is parsed closely and the divergence of its interpretations is revealed.

Key words: consciousness, (the) unconscious, thinking, creativity,verbal, visual, structure, intuition, insight, detection.

Из одиннадцати возможных значений сознания, приведенных В.М. Аллахвердовым в его фундаментальном труде1, мы остановимся на двух, таких, как «как осознанное – в оппозиции бессознательному» и «как выражаемое в словах (вербальное) – к словесно невыразимому». Фактически движение мысли в этой проблематике, как и простая логика, делает эти два значения идентичными.

Пример тому, открытие Я.А. Пономаревым феномена визуального «усмотрения» решения и отнесение его к интуиции как явлению, диаметральному логическому процессу рационального мышления. Отсюда его отнесение к бессознательному. Стало даже традицией при описании моментов бессознательного даже в высшей степени профессиональных статьях2 ссылаться на теорию творчеАллахвердов В.М. Неизбежный путь творчества: от инкубации к инсайту // Творчество. М., 2011.

С. 29–30.

Там же ; Селиванов В.В. Осознанное и неосознанное в продуктивном мышлении субъекта // Творчество: от биологических оснований к социокультурным феноменам. М., 2012.

ства Я.А. Пономарева и О.К. Тихомирова1. Не спасает и утверждение Пономарева, что затем человек «карабкается по уровням вверх, вербализуя усмотренное, чтобы рассказать другому»2.

В ряде публикаций мы подчеркиваем силу таланта Я.А. Пономарева, который в рамках дипломной работы сделал шаг вперед в развитии закона «транспозиции отношений». Он фиксировал не просто перенос функционального значения из одной ситуации в аналогичную по структуре, а усмотрение его в «побочном продукте» деятельности.

Перенос, который исследовал Пономарев, действительно, невозможен без реального взаимодействия с предметами. Он не возможен в уме, т.е. логически или по памяти. Интуитивное усмотрение – узнавание отвечающей наличной доминанте структуры, предшествует ее вербализации, и лишь поэтому оно «интуитивно». Пономарев относит этот феномен к интуиции, чтобы подчеркнуть его специфику. Оно не получено в результате логической процедуры, и только наглядно студент философского факультета в 50-х гг.

прошлого века мог оперировать только этими двумя понятиями: или результат получен в последовательно логически выводном процессе, либо он относится к интуиции.

Построению окончательной теории творчества предшествовала большая работа Пономарева по анализу онтогенеза мышления и затем перевода этапов его развития в структурные уровни его функционирования. Если задача не решается на верхнем уровне логического мышления, то возникает необходимость опуститься на нижний уровень наглядно-действенного мышления, т.е.

реального взаимодействия с предметами в рамках конкретной деятельности. Именно здесь возникает возможность увидеть нечто, отвечающее по своей структуре решению стимулирующей задачи. Это нечто является некоторым моментом выполняемой деятельности, ее побочным продуктом, но не целью. В ином случае это был бы повтор исходной задачи. Возможность заметить этот «побочный продукт» переводит его в «прямой», т.е. делает актуальным для сознания.

Усмотрение – узнавание – структуры, отвечающей наличной доминанте, предшествует ее вербализации, и лишь поэтому оно отнесено Пономаревым к интуиции.

Классический вариант с подсказкой возможен только в искусственной ситуации эксперимента. Исследование феномена подсказки потому важно, что в жизни мы их постоянно получаем, но как «побочный продукт» окружающей нас реальности. Инженер, работающий над проектом моста через широкую часть реки, видит ее в паутине между кустами, где он лежит в отчаянии от отсутствия решения. А устройство вязального станка подсказывают движения рук вяжущей бабушки в электричке. В теоретическом объяснении проявления данного феномена сказался талант психолога Пономарева.

В отличие от анализа трудовой деятельности, где ведущая, решающая роль сознания не подвергается сомнению, роль сознания как решающего фактора в процессе творчества передается бессознательному. «Неизбежный путь творчества: от инкубации к инсайту», – утверждает В.М. Аллахвердов.

Знаменитое высказывание Пуанкаре: «Поднимая ногу на ступеньку омнибуса, я понял….»

воспринималось как демонстрации того факта, что решение сложной проблемы Творчество: от биологических оснований к социокультурным феноменам происходит не в процессе ее сознательного анализа, а, напротив, в момент свободы от размышлений над ней, как результат неконтролируемого бессознательного. Конкретность момента – «поднимая ногу на ступеньку» – более доказательна, чем абстрактные утверждения о том, что это происходило в период отдыха, прогулки и т.д. Каждый понимает, что, заходя, например, в трамвай, человек в этот момент сосредоточен именно на этом процессе. Для нас, психологов, «поднятие ноги» означает лишь направление внимания субъекта, а, значит, отсутствие размышления о чем-либо другом. Именно для работы бессознательного в решении проблемы выделен этап «инкубации». Но туда не может проникнуть наша мысль, и мы лишены возможности прогноза. Вместе с тем это признание невозможности научного раскрытия и понимания процесса творчества.

Оговоримся сразу: Пономарев изучал частный случай решения творческих задач. В рамках школы С.Л. Рубинштейна было показано, что догадка возникает как стремительно кристаллизующийся закономерный результат проведенного анализа. Следовательно, решение творческих задач не обязательно осуществляется на уровне подсказки «побочного продукта», как на этом настаивал Пономарев, а может проходить в рамках последовательно разворачиваемого рационального мышления3.Но он прав в том, что «подсказку», как нечто внешнее со стороны, в своем уме не увидеть.

Тихомиров О.К. Психология мышления. М., 1984.

Пономарев Я.А. Психология творчества. М., 1976. С. 190.

Богоявленская Д.Б. Психология творческих способностей. Самара:, 2009 ; Рубинштейн С.Л.

О мышлении и путях его исследования. М., 1957.

Данные Ю.Б. Гиппенрейтер подтвердили сформулированные Пономаревым требования, обеспечивающие перенос. Это, прежде всего, наличие доминанты, т.е. стойкого интереса и стремления решить задачу. Поэтому принципиально, что подсказка действует только тогда, когда она дается после основной задачи. В качестве подсказки может выступать предмет, который вызвал на себя ориентировку. Поэтому значимость выполняемой деятельности, в процессе которой можно увидеть подсказку в ее побочном продукте, не должна конкурировать с имеющейся доминантой. Сам же «побочный продукт» возникает вопреки сознательному намерению. Однако это не значит, что он неосознан, поскольку складывается под влиянием тех свойств предметов и явлений, которые вовлечены во взаимодействие.

Одновременно Ю.Б. Гиппенрейтер выявила и новые условия: перенос происходит, когда задача-подсказка дается на поздних этапах решения основной задачи, и не происходит, когда она предъявляется на ранних. Это было объяснено Рубинштейном как отсутствие необходимого анализа условий задачи на ранних этапах и, напротив, достаточного анализа исходной задачи для усмотрения подсказки на поздних этапах ее решения1.

Наряду с теорией Пономарева в качестве неосознаваемых явлений приводитсяся факт открытия О.К. Тихомировым феномена «предвосхищающих эмоций», фиксирующих правильный ответ до его логического обоснования в словесной формулировке. И это вызывает вопрос: «Как люди до осознания самого решения могут догадаться, что найден верный путь к решению»?2.

Здесь мы не согласимся с классиком данной проблемы, что в силу этого факта роль эмоций стала совсем загадочной3. Тактильная деятельность слепых шахматистов позволила О.К. Тихомирову фиксировать наличие невербализованного операционального смысла решения. В свою очередь, это привело его к открытию логически ранее не предполагаемого феномена «предрешения» задачи. Для нас принципиально важно, что Тихомиров при этом подчеркивает значимость анализа исследовательской деятельности, предшествующей возникновению у испытуемого «предрешения» задачи – невербализованного операционального смысла решения. Он пишет:

«Именно это звено процесса решения задачи обычно ускользало от исследователей, пользующихся исключительно либо данными словесного отчета, либо рассуждений вслух, что и порождало иллюзорные представления о том, что сущность мышления состоит в далее нерасшифровываемом акте «усмотрения». На самом же деле, как теперь стало ясно, данные представления связаны с ограниченностью методов анализа мышления»4. Тихомиров обращает внимание на то, что анализ протоколов речевого рассуждения испытуемого обнаруживает классический феномен внезапного появления «идей», определяющих ход решения задачи. Он подчеркивает, что если ограничиться только данными речевого протокола, этот акт действительно выступает как внезапный. Но главное, на что обращает внимание Тихомиров, это то, что в научной литературе «часто этот акт характеризуется как внезапный, непосредственно из предшествующей деятельности не вытекающий, и получает далее нерасшифровываемое наименование «интуиция», «усмотрение решения», которые противопоставляются аналитическому, или дискурсивному, мышлению»5. Удивительно, но он тоже дискутирует с Пономаревым.

Анализ осязательного поиска позволил Тихомирову выйти за пределы наблюдаемой феноменологии, и он показал, что «действительная природа процесса не соответствует ее видимости, что в осязательной активности происходит подготовка вербализованного отражения свойств элементов ситуации»6. Итак, процесс подготовки «внезапного» появления вербализованного продукта, в том числе того, который выступает как принцип решения данной задачи, является результатом сложной исследовательской деятельности (установление взаимодействий между элементами и тем самым выявление их свойств), которая предшествует возникновению этих образований и создает опосредствующие продукты в виде невербализованных смыслов, что и фиксируют эмоции.

Мы видим, что дихотомия сознательного и неосознанного проходит по одной границе:

вербальный – невербальный. Научная заслуга Тихомирова как раз и состоит в том. что он фиксирует в эксперименте невербальные смыслы, характеризует их как более широкие, а вербальные – как обобщенные и высоко вероятностные.

Богоявленская Д.Б. Психология творческих способностей ; Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования.

Аллахвердов В.М. Неизбежный путь творчества: от инкубации к инсайту // Творчество. М., 2011.

С. 179.

–  –  –

Вместе с тем именно по этой линии раскрытия разных языков мышления лежит решение проблемы природы мышления, того процесса, который приводит к открытиям. Вслед за Н.И. Жинкиным, рассматривающим мышление как процесс постоянного перекодирования1, мы считаем, что даже невербальный, образный язык неоднороден на разных этапах процесса решения задачи. В наших работах обращается внимание на интенсивность речевой активности (неоднократное проговаривание условий) при усвоении условий задачи. Длительность этого этапа, скорее всего, связана со сложностями построения «картины событий».

Полагаем, что образный код не является однородным на выделяемых этапах овладения условиями задачи. На первом этапе он выступает как собственно предметный код, и с его помощью строится образ проблемной ситуации. На втором он выступает как знаковый код и позволяет выделить собственно условия. На третьем он выступает как код знаково-символический, с помощью которого осуществляется схематическое построение системы отношений данной проблемной ситуации. Конечно, мы учитываем, что речедвигательный анализатор обязательно включается в процесс построения этой системы: постоянно – на уровне внутренней речи и речи вслух, когда у испытуемого нет других условий объективации (карандаша, бумаги). В этом случае вербализация является средством усиления фиксации элементов, из которых строится эта система отношений, а также результатов построения отдельных ее звеньев.

Является ли представленная нами система лишь описывающей, отображающей, или она выполняет некоторую активную функцию? Как показывает эксперимент, здесь мы имеем дело со структурой, не только отображающей, но и порождающей: являясь результатом анализа отношений в данной проблемной ситуации, она выступает как ее субъективная мысленная модель, с которой как бы «считывается» тот или иной принцип решения (идея, гипотеза, концепция). В конечном счете модель строится как замыкание гештальта, с чем и связано понимание ситуации, ее «ощущаемый смысл»2. Это действительно «видящая мысль» (В. Гете). В этом первая эвристическая функция модели проблемной ситуации. Действительно, человек сначала видит, но мысль фиксируется уже в слове. Если в это мгновенье вклинивается отвлекающий раздражитель, мысль исчезает и требует своего повторного возрождения.

Таким образом, центральным звеном «усмотрения» идеи решения в подходах О.К. Тихомирова и нашем выступают невербализованные, наглядные структуры, которые не связаны лишь с выявлением «побочного продукта». В рамках последовательного развиваемого рационального мышления по анализу ситуации они выступают как всеобщая закономерность, постулируя свой осознанный характер.

Первым в отечественной психологии феномен «усмотрения» увидел Я.А. Пономарев. Выделив «усмотрение» идеи решения как невербализованное явление, он отнес его к интуиции. К сожалению, он оказался узником своей теории, не позволившей ему выйти в исследовании мышления и творчества за пределы лишь одного из механизмов нахождения решения – переноса, и жестоко критиковался в дальнейшем, когда вышли его первые книги, коллегами-философами за утверждение, что творческие задачи могут решаться только с помощью интуиции.

Как мы видим, путь от инкубации к инсайту не оказывается таким уж неизбежным. Просто когда он наступает как закономерный результат проведенного анализа, он представляется естественным его следствием и его переживание не вызывает вопросов о его истоках. Человек знает, как он к этому пришел.

Это легко продемонстрировать на примере Дункеровской задачи со спичками. Эта головоломка провоцирует построение треугольников на плоскости, но из 6 спичек построить 4 равносторонних треугольника невозможно. Пробы иногда длятся до нескольких часов. Только после эмоционального взрыва испытуемые переходят к анализу неудач и, наконец, делают обобщение:

для 4 треугольников надо иметь 12 спичек, а у нас есть только 6. Значит, каждая должна быть общей. Формулировка задачи меняется, и ее анализ включается в систему геометрического знания. По мнению С.Л. Рубинштейна, этот процесс является основным нервом мышления, т.к.

включение предмета в новую систему знания позволяет выделить его новые свойства. В данном случае вопрос, как в геометрии может получиться линия, вызывает представление о двух пересекающихся плоскостях, вследствие чего следует «АГА! реакция». В терминологии гештальтпсихологии: испытуемый увидел другой гештальт и поэтому нашел решение. В рамках концепции Рубинштейна мы можем детально описать процесс, к этому видению приводящий.

Жинкин Н.И. О кодовых переходах во внутренней речи // Вопросы языкознания. 1964. № 6. С. 26–38.

–  –  –

Следует также отметить, что в процессе решения данной и других «творческих задач»

очень часто процесс развернутого мыслительного анализа прерывался неожиданным для самого испытуемого решением в связи с его усмотрением в «побочном продукте». Так, в условиях длительного эксперимента, когда начало смеркаться, был зажжен свет. При взгляде на плафон люстры в виде пирамиды испытуемая засмеялась: «Ну, да. Конечно же, надо было строить в пространстве! Что же я так долго не додумалась до этого?»

В другом случае длительного эксперимента при наступлении позднего вечера экспериментатор сделал попытку повторить условия, в которых один из испытуемых обнаружил «побочный продукт». (Ему очень не хотелось терять данные этого испытуемого). Испытуемого попросили перенести в другую комнату очень тяжелый ящик с книгами. Он поднял его с большим трудом, донес до следующей комнаты, и оттуда раздался радостный крик: «Понял!»

Повторим: не интуиция, не бессознательные переживания привлекли сознание испытуемого к предмету, ее вызвавшему, переведя «побочный продукт» в прямой. Потребность перемещения тяжести, давящей на плечо, привлекла внимание к деталям формы ящика. Вместе с тем мы привели выше перечисленные примеры не для того, чтобы подвергнуть сомнению возможность последовательного анализа проблемы и возникновения инсайта на этом пути. Напротив, мы хотим подчеркнуть, что «подсказка» окружающей реальности действует тогда, как утверждал С.Л. Рубинштейн, когда сама задача достаточно проанализирована и созрели условия ее увидеть.

Описанные два пути решения проблемы не противоречат друг другу. Сокращенный путь решения при усмотрении «побочного продукта» говорит о сохраненной доминанте у ее субъекта.

Богоявленская Диана Борисовна, доктор психологических наук, профессор. Почетный член РАО. ФГНУ «Психологический институт» РАО. Россия, Москва.

Bogoyavlenskaya Diana Borisovna, doctor of psychological sciences, professor. Honorary member of Russian Academy of Education, "Psychological Institute" RAE. Russia, Moscow.

mpo-120@mail.ru УДК 159.9(091); 159.9(092)

–  –  –

The History of Terms 'Conscience’ and ‘Contemplation’ I.Е. Garber Аннотация. Главным достоинством истории психологии является то, что она позволяет хронологически упорядочить значимые события, а ограничением – низкие прогностические возможности. Рассмотрены различные способы решения этой проблемы. Особое внимание уделено феномену инвариантности психологической терминологии. В качестве примера обсуждается история терминов «сознание» и «созерцание».

Ключевые слова: сознание; созерцание; категориальный анализ; трансспективный анализ;

клиометрический подход Abstract.The main virtue of the history of psychology is the possibility of chronological sorting of significant events, while its main restriction consists in low forecasting power. Different ways of solving this problem are considered. Special attention is devoted to the phenomenon of invariance of psychological terminology. As example, the history of terms 'conscience’ and ‘contemplation’ is discussed.

Key words: Сonscience; contemplation; categorial analysis; transspective analysis; cliometric approach.

ГРНТИ 15.01.

09 История психологии. ВАК 19.00.01, 07.00.10.

Объединяющим элементом различных учебников по истории психологии является время.

Именно оно предоставляет возможность упорядочить последовательность научных школ, персоналий ученых, рассмотренных проблем, поставленных целей и задач, предложенных гипотез, идей, методов, теорий и проведенных исследований, обнаруженных фактов, ключевых публикаций, организационных мероприятий (открытий журналов, факультетов, лабораторий, проведения конференций), составляющих главное, если не единственное, достоинство данной дисциплины.

Представляется, что это не случайное совпадение: «классицизм, опирающийся на статику ставшего, на «психологические окаменелости», исключает историю как динамическое явление, оставляя в ней только хронологическую компоненту»1.

Хронологический подход естественен и нагляден. Он позволяет связно и логично описать прошлое, оценить изменения культуры и потребностей общества, направленность усилий ученых и прогресс науки, понимаемый как рост числа психологов, факультетов, лабораторий и журналов, публикаций, усложнение их тематики и содержания. Однако, как показала практика его применения, он не ведет к надежному прогнозированию тенденций и перспектив психологической науки, хотя такого рода оценки необходимы организаторам психологического образования и науки, обществу в целом. История психологии с эволюционной и когнитивной точки зрения, подчеркивающая динамические аспекты ее становления и развития, еще не написана. Совершенствование дисциплины идет двумя путями: переопределения понятия времени или устранения его, тем или иным способом, из науки.

В.Е. Клочко считает, что «мы плохо прогнозируем в связи с тем, что все наши инструменты познания ориентированы на изучение ставшего2, предлагает трансспективный анализ, в ходе которого «историческим временем становящейся системы необходимо считать не прошлое, будущее или настоящее, а перекрывающий эти времена процесс превращения поливариативного будущего в моновариативное прошлое»3, и отмечает, что «наука пока не разработала способов и приемов психологического и историко-психологического анализа, адекватных постнеклассицизму»4. Как следствие, в настоящее время этот подход слабо разработан технологически и не поддерживается существующими в Интернете базами данных.

Более продвинутым представляется клиометрический подход, развиваемый в психологии Полом Милом и Дэвидом Фаустом. Он заключается в систематическом применении формальных математических и статистических методов к исследованию истории. Его основой является сильный актуарный тезис Фауста–Мила: метатеоретическое исследование должно: 1) делать актуарные резюме свойств и судеб научных теорий на основе случайной выборки эпизодов истории науки и 2) применять формальные аналитические методы (например, психометрические) для оценки метатеоретических предположений. Тезис был сформулирован и обоснован в 1992 г.

Д. Фаустом и П. Милом. Если он верен, из него вытекает важное следствие: оценка психологических теорий должна быть представлена в явной актуарной форме.

П. Мил выделил 18 критериев оценки теорий: четыре для оценки экономичности, количество подтверждающих фактов, количество противоречащих фактов, качественное разнообразие полученных фактов, новизна полученных фактов, численная точность полученных фактов, пассивная и активная редуцируемость, исходное правдоподобие, строгость теоретических выводов, доверие к вспомогательным средствам при проверке наблюдений, дедуктивная плодотворность, технологическая мощность, вычислительная легкость; красота, глубина, элегантность. Оценка валидности теории атрибутов как предикторов выживания теорий может вестись с помощью линейной дискриминантной функции, факторного и таксонометрического анализа. Предложенная конструкция включает в себя возможность вычисления индекса правдоподобия. Использование линейной дискриминантной функции позволяет оценить статистический вес и относительную важность отдельных предикторов. Предполагается, что индекс правдоподобия соответствия содержания различных теорий в середине жизненного цикла и «победившей» в данной области теории будет иметь высокую корреляцию с составными индикаторами теорий. Клиометрическая программа выглядит масштабной и в случае реализации потребует координации усилий и выделения значительных ресурсов государством и научным сообществом. В посмертно изданной статье П. Мил предположил, что улучшение оценки научных теорий может оказаться столь же важным теоретически и технологически, как составление карты человеческого генома или небесного атласа. Однако, быть может, в обозримом будущем историки и философы науки не смогут убедить общество в том, что подобные инвестиции перспективны5.

Одной из первых попыток исправления ситуации была теория рациональной реконструкции истории науки Имре Лакатоса. Однако его нестандартное использование терминов Клочко В.Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в трансспективный анализ). Томск, 2005. С. 16.

–  –  –

Meehl P.E. Cliometric Metatheory III: Peircean Consensus, Verisimilitude and Asymptotic Method // British Journal for the Philosophy of Science. 2004. Vol. 55. P. 640.

«внутренняя история» и «внешняя история»1 натолкнулось на критику профессиональных историков науки и в целом имело немного последователей, хотя идея отличать хронологические датировки событий от их логической, рациональной последовательности остается привлекательной и в настоящее время.

Близок по духу данной работе категориальный анализ, возникший из стремления М.Г. Ярошевского свести в единую концепцию основные психологические теории ХХ века. Он выделил из истории психологии пять фундаментальных категорий, характеризующих важнейшие стороны ее предмета: «образ», «действие», «мотивация», «общение» и «индивид-личность»2.

Позднее М.Г. Ярошевский немного изменил их список и ввел понятия категориального строя –системы, «сетки» категорий и категориального анализа3. Он связал выделенные категории с конкретными психологическими подходами, направлениями, теориями и школами: «образ» – с гештальт-психологией и структурализмом, «действие» – с бихевиоризмом и функционализмом, «мотивацию» – с психоанализом, «психосоциальное отношение», «общение» – с теорией ролевого поведения, «личность» – с экзистенциальной психологией. Дальнейшее развитие категориальный подход получил в совместных работах М.Г. Ярошевского и А.В. и В.А. Петровских. В них наряду с конкретно-историческим анализом в качестве инструмента исследования использовались метафизические рассуждения. Исходными для осмысления объяснительного принципа построения категориальной системы в психологии декларировались воззрения В.С. Соловьева о взаимоотношениях между сущностями и явлениями. Метафизический подход противостоит убеждению представителей естественных наук, отвергающих, что «идеи» вещей «обладают некой трансцендентальной реальностью и что, анализируя идеи, мы можем узнать нечто, если не все, о свойствах реальных вещей»4.

Исходя из принципа открытости категориального строя и концепции Г. Гегеля о восхождении от абстрактного к конкретному как способа развития теоретического мышления, они описали структуру категориальной системы психологии как упорядоченную в двух направлениях (по «горизонтали» и «вертикали») совокупность биоцентрических, протопсихологических, базисных психологических, метапсихологических и социоцентрических категорий, а также специфику «параллелей» (плеяд) и «меридианов» (кластеров) категорий5. При этом категория «сознание» в 1998 году была отнесена к метапсихологическим в ряду «Я – ценность – деятельность – сознание – общение – чувство» (в 2003 году в ряду «личность – ценность – деятельность – сознание – чувство – общение – персоносфера») и к столбцу «логос – сознание – образ – сигнал» в 1998 г. и «когнитивность – разум – сознание – образ – ощущение – сигнал» в 2003 году.Авторы в начале XXI века включили в свою систему категориальный аппарат середины XX века и не отразили в ней произошедшие с тех пор изменения, связанные прежде всего с ростом влияния когнитивной психологии и нейронаук. По понятным причинам «созерцание» отсутствует в категориальных системах 1998 и 2003 гг. Список отсутствующих в таблицах категорий можно продолжить: значение, культура, информация, цель, причина, следствие, нейрон и т.д. Категориальная система психологии не может и не должна включать все важные понятия, но остается открытым вопрос поиска в таблицах категорий, наиболее близких к ним.

А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский постулировали открытость категориального строя психологии, но не указали пути его возможного расширения и направления поиска новых категорий (Ср.:

Д.И. Менделеев предсказал существование и описал основные характеристики неизвестных в то время элементов; у него учитывались не только горизонтальные и вертикальные, но и диагональные связи). Оценивая предложенный подход в целом, отметим, что его прогностическая ценность неочевидна. Далее, неясно, все ли выделенные категории независимы между собой или некоторые из них могут быть «выведены» из других категорий; как с их помощью построить интегративную психологическую теорию, включающую все выделенные категории и объясняющую известные психологические феномены.

Курт Данцигер обратил внимание на то, что термины включаются в сети семантических взаимосвязей, от которых они получают свой смысл и значение. В подобных сетях изменения смысла Лакатос И. Методология исследовательских программ. М., 2003. С. 290–297.

Ярошевский М.Г. Психология в ХХ столетии: Теоретические проблемы развития психологической науки. М., 1971.

Ярошевский М.Г. Психология в ХХ столетии.

Хайек Ф.А. Контрреволюция науки. Этюды о злоупотреблениях разумом. М., 2003. С. 34.

Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М., 1998 ; Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. М., 2003.

одного термина не являются независимыми от изменений смысла других терминов, и значение каждого термина зависит от места, которое он занимает в соответствующей дискурсивной формации1.

В последние годы в разных странах резко возрос интерес к психологической терминологии безотносительно к претензиям на описание категориального строя науки2. Эволюция психологического словаря ускорилась в связи с появлением в 1974 г. тезауруса психологических терминов(Thesaurus of Psychological Index Terms)3, тесно связанного с основными базами психологических данных в Интернете. Спустя свыше 40 лет можно говорить о менеджменте психологической терминологии как о наблюдаемом феномене4.

В его основе, возможно, лежит гипотеза о том, что терминология является одним из инвариантов психологического исследования. В подтверждение ее обоснованности приведем цитату первых лет советской власти в России: «Иногда от нас требуют «во имя последовательности», чтобы мы совершенно не пользовались обычной психологической терминологией. Меньше всего мы склонны заниматься терминологическими революциями»5. Сегодня трудно сказать, кто в 1925 г. требовал, чтобы ученые отказались от буржуазной терминологии, какие использовались аргументы, но факт остается фактом: терминологической революции в СССР не произошло.

Не менее важно то, что начали появляться монографии и диссертационные исследования, посвященные единственному термину, например, памяти6, эмпатии7 и т.д. Представленный на конференции доклад принадлежит к тому же жанру. Его отличительной особенностью является совместный анализ трансформации смысла и значений двух терминов: «сознание» и «созерцание», судьба которых в России сложилась по-разному.

Гарбер Илья Евгеньевич, профессор, доцент, доктор психологических наук кафедры социальной психологии образования и развития. Саратовский государственный университет. Россия, Саратов.

Garber Ilya Evgen’evich, professor, associate professor, doctor of psychological sciences Department of social psychology of education and development Saratov state university. Russia, Saratov.

Ilya.Garber@gmail.com УДК 159.9.01

–  –  –

To the question about «оther minds». Is there any manifestations of consciousness in people, staying in a «vegetative state»?

D.I. Dubrovsky Аннотация. В статье рассматривается новый способ коммуникации, позволяющий общаться с больными в вегетативном состоянии. В этой связи обсуждаются теоретические и методологические вопросы, касающиеся отношения явлений субъективной реальности к мозговым процессам и разработки проблемы «другого сознания».

Ключевые слова: сознание, вегетативное состояние, субъективная реальность, мозговые процессы, «другое сознание».

Abstract. Describes a new way of communication that allows you to communicate with patients in a vegetative state. In this regard, discusses the theoretical and methodological questions relating to the Danziger K. Naming the Mind. How Psychology Found its Language. London, 1997. Р. 13.

APA Dictionary of Psychology. 2nd ed. Washington, 2015 ; Psychological Concepts: An International Historical Perspective. K. Pawlik, G. d’Ydewalle (Eds.). Psychology Press, 2006.

Thesaurus of Psychological Index Terms. Washington, 1974.

Thesaurus of Psychological Index Terms. 11th Ed. Washington, 2007.

Блонский П.П. Психология как наука о поведении // Психология и марксизм. Л.; М., 1925. С. 226.

Danziger K. Marking the Mind. A History of Memory. Cambridge University Press, 2008.

Карягина Т.Д. Эволюция понятия «эмпатия» в психологии : автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 2013.

relationship of subjective reality phenomena to cerebral processes and development problem, «Another consciousness».

Key words: consciousness, vegetative state, subjective reality, brain processes, «Another consciousness».

Вряд ли надо доказывать, что новейшие результаты исследований в когнитивной науке имеют важное значение для развития эпистемологии, способны в существенной степени стимулировать и корректировать разработку ее актуальных проблем. Но не менее важно обратное влияние эпистемологии на развитие когнитивной науки, анализ и оценка с позиций современной эпистемологии методологического и теоретического уровня проводимых в ней исследований. Не секрет, что многие представители когнитивной науки часто оставляют в стороне инструментарий и теоретический опыт современной эпистемологии. Это существенно снижает продуктивность экспериментальной деятельности, особенно в тех случаях, когда предметом исследования служат феномены сознания. Ниже под таким углом зрения мы попытаемся рассмотреть оригинальные исследования больных в вегетативном состоянии, результаты которых способны внести существенный вклад в разработку проблемы «другого сознания».

Вегетативное состояние наблюдается у перенесших тяжелую травму головного мозга. У них сохраняется цикл сна и бодрствования, но полностью отсутствуют какие-либо реакции на внешние воздействия и какие-либо коммуникативные возможности. Они кажутся бодрствующими, но не проявляют никаких признаков сознания. В таком состоянии они могут пребывать многие месяцы. Это уникальное расстройство, как отмечают представители нейронауки, представляет большую загадку для современной медицины и ставит перед ней трудные этические вопросы.

Сравнительно недавно в исследованиях этой проблемы английским нейрофизиологом А.М. Оуэном и его сотрудниками получены результаты, представляющие значительный теоретический и практический интерес1. Они использовали один из методов функционального картирования головного мозга (фМРТ – функциональной магнитно-резонансной томографии), изучая больную, которая после автомобильной катастрофы пять месяцев находилась в вегетативном состоянии. Суть исследований заключалась в речевых обращениях к ней и наблюдении за возникающими при этом изменениями в ее головном мозге. Обнаружилось, что в ответ на определенные речевые воздействия у нее возникала специфическая активация мозга, сходная с той, которая при воздействии тех же стимулов возникала у здоровых людей, составлявших контрольную группу.

Хорошо известно, однако, что некоторые когнитивные процессы, включая понимание речи, могут протекать и в бессознательном состоянии. Исследователи же стремились получить ответ на вопрос: есть ли у больной проявления сознания.

С этой целью ей в ясной словесной форме предложили выполнять два задания на воображение: просили представить себе, что она играет в теннис (задание 1), а затем представить, будто она последовательно проходит через все комнаты своего дома, начиная от входной двери (задание 2); при этом сканировали соответствующие изменения, происходящие в ее мозгу. Точно такие же два задания предлагались здоровому человеку, и при этом также фиксировались изменения в его мозгу. Оказалось, что картина активации мозга у больной и у здорового человека практически ничем не отличались друг от друга. Повторные эксперименты давали тот же результат.

Отсюда был сделан вывод, что пациентка, находящаяся в вегетативном состоянии (привожу далее слова авторов) «сохраняла способность понимания устных речевых команд и могла отвечать на них, пусть и не при помощи движений или речи, но посредством активности своего мозга. Более того, ее решение сотрудничать с исследователями и выполнять конкретные задачи на воображение, когда ее просили об этом, представляет собой очевидный акт намерения, который, без сомнения, подтверждает, что пациентка осознавала себя и то, что ее окружало»2.

Этот вывод экспериментаторов, на мой взгляд, нуждается в более подробном анализе, к чему я вернусь далее. Важно то, что подобные эксперименты были продолжены в усложненном виде уже на целой группе больных, находящихся в вегетативном состоянии. Их просили закрепить за первым заданием («игра в теннис») значение «да», а за вторым («прохождение по комнатам») значение «нет» с той целью, чтобы они потом попытались ответить на некоторые простые вопросы. После того, как эти значения были закреплены, что подтверждалось соответствующими результатами сканирования, им задавали вопросы, на которые надо было ответить «да» (испольОуэн А.М. и др. Как обнаружить признаки сознания у пациентов в вегетативном состоянии // Горизонты когнитивной психологии : хрестоматия / под ред. В.Ф. Спиридонова и М.Ф. Фаликман. М., 2012.

–  –  –

зовав образ игры в теннис) или «нет» (использовав образ прохождения по комнатам). Вопросы были такие: «Есть ли у вас брат?», «Вашего отца зовут Александр?» и т.п. Причем ответы экспериментаторам заранее не были известны. Характер же ответов устанавливался, естественно, по данным фМРТ. Последующая проверка показала, что на все вопросы испытуемые отвечали правильно. «Таким образом, – заключают экспериментаторы,– в исследованиях выявлена возможность коммуникации с пациентами в вегетативном состоянии, не проявляющих никаких внешних признаков сознания и поведения, на основе произвольной модуляции ими активности их собственного мозга»1.

Действительно, результаты приведенных исследований чрезвычайно интересны. Но можно ли однозначно утверждать, что испытуемые в указанных случаях демонстрируют обладание сознанием, т.е. качеством субъективной реальности, которое является его специфическим и неотъемлемым свойством.

Здесь мы сталкиваемся с проблемой «другого сознания». Она выражается двумя основными вопросами: 1) каковы критерии или достаточные основания для того, чтобы установить наличие или отсутствие субъективной реальности у другого существа (а не только способности совершать разумные действия) и 2) как возможно и как достигается познание и понимание «содержания» субъективной реальности у другого существа (прежде всего у человека, хотя это должно быть отнесено и к животным, у которых тоже есть субъективная реальность, хотя и отличающаяся от нашей по ряду существенных свойств). Эти вопросы, конечно, взаимосвязаны. Они подробно рассматривались нами в ряде публикаций2. Здесь мы хотим еще раз подчеркнуть, что проблема «другого сознания» не имеет общего теоретического решения; это отмечалось многими авторами (см., например, обстоятельную обзорную статью на эту тему в «Стэндфордской философской энциклопедии»).

Разрабатывая проблему «другого сознания», обычно опираются на «аргумент от аналогии».

Суть его в том, что человек знает собственные сознательные состояния и соответствующие им собственные телесные изменения и действия (может произвести словесные описание этих состояний), и, когда он наблюдает подобные телесные изменения и действия у других, он понимает, что у них тоже имеются подобные состояния субъективной реальности (это относится, конечно, и к словесным отчетам). Слабость «аргумента от аналогии» всегда ясно осознавалась, несмотря на многочисленные попытки его усовершенствования (Гуссерлем, Расселом, рядом представителей аналитической философии). Правда, этот аргумент получил в последнее время сильное подкрепление со стороны исследований «зеркальных систем» головного мозга. Было экспериментально показано, что «моторное знание о наших собственных действиях есть необходимое и достаточное условие незамедлительного понимания действий других»3. Это моторное знание дано нам во многих отношениях арефлексивно и диспозиционально, в силу чего оно дано как бы непосрдственно, «без каких-либо рефлексивных, концептуальных и лингвистических опосредований»4. Аналогичным образом обстоит дело и с пониманием эмоций.

Тем не менее личность обладает способностью сохранять «закрытым» свой субъективный мир и «открывать» его другим лишь по своей воле, причем, как правило, весьма избирательно и лишь частично; руководствуясь своими интересами, она может искусно дезинформировать других. Это существенно осложняет познание и понимание «другой» субъективной реальности. Тем не менее, мы можем ее познавать и понимать только по ее внешним проявлениям (речи, взгляду, мимике, действиям, поступкам). Так было всегда. Но сейчас, благодаря достижениям нейронауки, мы стоим на пороге принципиально новых способов коммуникации.

Уникальность обсуждаемых экспериментов заключается в том, что здесь исключены абсолютно все внешние проявления внутренних субъективных состояний, все обычные средства коммуникации. Наблюдаются лишь проявления мозговой активности. Достаточны ли они для выводов о наличии сознания? И как быть в этом случае с «аргументом от аналогии»?

Начнем с того, что всякое знание о сознании другого действительно предполагает знание о своем сознании. На этом построен и «аргумент от аналогии». Несомненно, что познание собственного сознания – это особый вид познания, ключевое звено самопознания. Оно требует спеОуэн А.М. и др. Как обнаружить признаки сознания у пациентов в вегетативном состоянии. С. 127.

Дубровский Д.И. Проблема «другого сознания» // Проблема сознания в философии и науке / под ред. Д.И. Дубровского. М., 2009. С. 153–171.

Риццолатти Д., Синигалья К. Зеркала в мозге: О механизмах совместного действия и сопереживания. М., 2012. С. 103.

<

–  –  –

цифических средств и методов, решения ряда сложных теоретических и методологических вопросов (например, о соотношении отчетов от первого и от третьего лица на уровне аутокоммуникации индивида, возможности формирования интерсубъективных утверждений о явлениях собственной субъективной реальности, т.е. в форме от третьего лица). Эта проблематика, несмотря на ее высокую актуальность в нашу переломную эпоху, остается в эпистемологии весьма слабо разработанной. Основательное познание сознания – дело весьма сложное, многоплановое. В нашем случае, однако, ставится вопрос лишь о знании тех самых общих свойств сознания, на основании которых допустимо определить наличие или отсутствие состояния субъективной реальности у больного человека, находящегося в вегетативном состоянии.

Мы имеем в виду два таких свойства, которые выделены и подробно рассмотрены нами при разработке проблемы «Сознание и мозг»1. Это 1) данность личности (нашему Я) информации в «чистом» виде и 2) способность произвольно оперировать такой информацией. Приведенные свойства означают, что всякое явление субъективной реальности есть «чистая» информация в том смысле, что ее мозговой нейродинамический носитель начисто элиминирован для личности;

несмотря на то, что информация необходимо воплощена в своем носителе, человек не знает, не чувствует, что при этом происходит в его мозгу. Информация дана ему как бы непосредственно, и он может по своей воле оперировать ею в довольно широком диапазоне. Этим явления субъективной реальности отличается от информации, протекающей для личности «в темноте», на бессознательном, неосознаваемом уровне (в данном интервале или вообще).

Рассмотрим подробнее результаты эксперимента. Несмотря на отсутствие каких-либо внешних реакций в ответ на просьбу вообразить себе игру в теннис (задание А), а затем вообразить себе прохождение по комнатам (задание Б), у испытуемой фиксировались достаточно определенные в каждом случае мозговые корреляции (которые совпадали по своим характеристикам с аналогичными мозговыми корреляциями при тех же заданиях у здоровых людей). Обозначим эти корреляции (установленные нейродинамические корреляты) в первом случае М, во втором Н (т.е.

мы имеем здесь два информационных процесса А-М и Б-Н). Если при повторении заданий, как у испытуемой, так и у здоровых действительно фиксировались во всех случаях инвариантные корреляции (что требует тщательной проверки и обоснования), то можно с высокой степенью вероятности полагать, что испытуемая действительно переживала осознаваемые зрительные образы А и Б, обладая вместе с тем, пусть в малой мере, способностью оперировать по своей воле такой «чистой» информацией.

В пользу этого можно привести следующие доводы. Если считать, что задания А и Б испытуемой действительно выполнены, то это означало ее понимание словесного сообщения, ее согласие и желание выполнить просьбу экспериментаторов, а также наличие способности произвольного усилия вообразить А и Б, прояснять и поддерживать какое-то время эти образы, что,скорее всего, было для нее делом нелегким, требовало психического напряжения, ибо такое напряжение требуется и здоровому человеку. Перечисленные признаки соответствуют состоянию субъективной реальности, вызванному данной словесной инструкцией.

Правда, по большому счету остаются все же некоторые вопросы. Они не умаляют значение замечательного эксперимента, а имеют целью расширение контекста интерпретации полученных результатов и тем самым углубления подобных исследований. Прежде всего, надо обратить внимание на методологические вопросы корреляции явлений субъективной реальности с определенными мозговыми процессами. Всякое выделенное явление субъективной реальности есть определенная по своему содержанию информация, переживаемая в определенном интервале.

Она необходимо воплощена в своем мозговом носителе – соответствующей нейродинамической системе, в которой кодируется эта информация. Данная информация и ее нейродинамический носитель, т.е. ее кодовое воплощение, суть явления одновременные и однопричинные, находятся в отношении взаимнооднозначного соответствия. Исследуя кодовую структуру носителя, в принципе, можно определить воплощенную в ней информацию как по ее конкретному содержанию, так и по другим ее свойствам. Это – задача расшифровки мозгового нейродинамического кода психических явлений (в том числе явлений субъективной реальности), которая была поставлена наукой вслед за расшифровкой генетического кода и в последнее десятилетие успешно решается2.

Первые шаги расшифровки кода связаны с выделением определенного явления субъективной реальности и поиском его устойчивых корреляций с определенными мозговыми процессами.

Дубровский Д.И. Проблема «сознание и мозг»: Теоретическое решение. М., 2015. С. 17–65.

–  –  –



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 30 |
 

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет» Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал) АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.Б.5 Физическая культура (индекс и наименование дисциплины по учебному плану) Направление подготовки/специальность 44.03.02 Психолого-педагогическое образование (код и наименование...»

«МОУ «Масловская школа» Джанкойского района Республики Крым УТВЕРЖДАЮ РАССМОТРЕНО Директор МОУ СОГЛАСОВАНО на заседании методического «Масловская школа» объединения предметов заместитель директора Комаровский В.В эстетического цикла здоровья и. технологий Васильева А.Ф. Приказ № 238 от 26.08.2015 Протокол №_1_ от 26.08.2015 от 25.08.2015 Рабочая учебная программа МИРОВАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА 10-11 классы (базовый уровень) Составитель: Стрижак О.И. учитель музыки МОУ «Масловская школа» с....»

«Департамент образования Администрации г. Омска Бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования города Омска «Центр творчества «Созвездие»Утверждаю: Директор БОУ ДО г. Омска «ЦТ «Созвездие» Д.Н. Жидков Программа обучающего курса «Уличные танцы» (Танец хип-хоп. Основы хип-хоп культуры) Продолжительность обучения – 1 год. Возраст – 7 15 лет. Разработал: Акулинин Сергей Валентинович, педагог дополнительного образования, руководитель образцового детского коллектива «Студия «D плюс»...»

«Негосударственное частное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Армавирский лингвистический социальный институт» УТВЕРЖДАЮ Ректор НЧОУ ВПО АЛСИ Ф.Н. Аванесова « 26 » июня 2015 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПРЕДДИПЛОМНОЙ ПРАКТИКИ Специальность 050720.65 – ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА Квалификация Квалификация педагог по физической культуре Форма обучения очная, заочная Армавир – 2015 г. 1. Цели и задачи практики. Целью преддипломной практики по специализации является содействие...»

«Программа учебного предмета ТЕХНОЛОГИЯ (Начальная школа) Пояснительная записка Программа по технологии разработана с учетом требований Государственного образовательного стандарта нового поколения к общим целям изучения курса. В качестве концептуальных основ данного учебного предмета использованы системно деятельностный, здоровье сберегающий, гуманно-личностный, культурологический подходы. Основная цель изучения данного предмета заключается в углублении общеобразовательной подготовки школьников,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Горно-Алтайский государственный университет» РФБОЧАЯ ПРОГРАММА Дисциплины Эстетика алтайского фольклора Уровень основной образовательной программы: подготовка кадров высшей квалификации направление подготовки 45.06.01 Языкознание и литературоведение Направленность (профиль) 10.01.09 Фольклористика очной и заочной форм обучения Программа составлена в...»

«Северо –Восточный административный округ Государственное бюджетное образовательное учреждение «Школа № 283» Утверждаю Директор ГБОУ Школы № 283 И.С. Воронова 01.09.2015 Рабочая программа по Мировой Художественной культуре для 8-9 классов.Составитель: Татянюк Ирина Анатольевна. Москва 2015-2016г. Пояснительная записка к рабочей программе по МХКа. 8 класс. Рабочая учебная программа по мировой художественной культуре для 8-9 класса составлена на основе федерального компонента государственного...»

«Департамент образования города Москвы Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» Педагогический институт физической культуры и спорта Кафедра теории и методики физического воспитания и спортивной тренировки ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ ТЕКУЩЕГО КОНТРОЛЯ УСПЕВАЕМОСТИ/ПРОМЕЖУТОЧНОЙ АТТЕСТАЦИИ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «Современные концепции развития систем физического воспитания и становления форм физической...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет» Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал) АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.В.ОД.1 Лингвокультурология (индекс и наименование дисциплины по учебному плану) Направление подготовки/специальность 45.04.02 Лингвистика (уровень магистратуры) (код и наименование...»

«Целью вступительных испытаний по экологии и природопользованию является определение теоретической и практической подготовленности поступающего к выполнению профессиональных задач, установленных Федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС), то есть комплексная оценка общекультурных и профессиональных компетенций в области экологии и природопользования и их реализации в конкретных магистерских программах. Форма проведения вступительных испытаний: тест Результаты оцениваются по...»

«Министерство образования Иркутской области Департамент образования комитета по социальной политике и культуре администрации г. Иркутска Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение города Иркутска гимназия № 2 Утверждаю: Директор МАОУ города Иркутска гимназии № 2 Л.Н. Трук (приказ № 01-06-50 от «06» февраля 2012г.) ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Иркутск, 2012 Оглавление ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ...»

«КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ФГБОУ ВПО «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ТЮМЕНСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ВСЕМИРНОГО РУССКОГО НАРОДНОГО СОБОРА ТООО «ОБЩЕСТВО РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ» НОУ «ТОБОЛЬСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ» ПРАВОСЛАВНЫЕ ИСТОКИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ И СЛОВЕСНОСТИ Программа 38-й Международной научно-практической конференции, посвященной празднованию Дней славянской письменности и культуры, памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, тысячелетию...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ПО ДЕЛАМ КАЗАЧЕСТВА И КАДЕТСКИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ КАДЕТСКАЯ ШКОЛА-ИНТЕРНАТ «ШАХТИНСКИЙ Я.П.БАКЛАНОВА КАЗАЧИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС» (ГБОУ РО «Шахтинский Я.П.Бакланова казачий кадетский корпус») Народный казачий танец Педагог дополнительного образования Фастов В.О. Пояснительная записка Актуальность В современной педагогике не случайно обращаются к культуре и традициям казачества. Особое место в...»

«2014-2017 гг. 37 C/5 УТВЕРЖДЕННЫЕ ПРОГРАММА И БЮДЖЕТ рганизация бъединенньх аций по вопросам образования, науки и культуры 2014-2017 гг. 37 C/5 УТВЕРЖДЕННЫE ПРОГРАММA И БЮДЖЕТ Издано в 2014 г. Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры 7, place de Fontenoy, 75352 PARIS 07 SP Набрано и напечатано в типографии ЮНЕСКО Макет обложки: © Shutterstock/Hun Thoma © UNESCO 2014 Отпечатано во Франции 37 C/5 Утвержденный – Программа и бюджет Содержание Пункт Стр. Предисловие...»

«Министерство образования Иркутской области Департамент образования комитета по социальной политике и культуре администрации г. Иркутска Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреяедение города Иркутска средняя общеобразовательная школа №28 Обсуждена Утверждаю на заседании педагогического совета Директор^ ОУ г.Иркутска СОШ №28 МБОУ г. Иркутска СОШ №28 JI.H.Tpyi® (протокол № 4 « JO » 2015 г. «30» марта 2015г\) П редсе^ ^^ п едагогич еск ого совета Щ_ Л.Н. Трук Основная образовательная...»

««Мы будем отстаивать многообразие мира. Будем доносить до людей за рубежом правду. Чтобы все видели настоящий, подлинный, а не искажённый, фальшивый образ России. Активно продвигать деловые и гуманитарные контакты, научные, образовательные, культурные связи. И делать это даже в тех условиях, когда правительства некоторых стран пытаются выстроить вокруг России чуть ли не новый железный занавес. Мы сами никогда не пойдём по пути самоизоляции, ксенофобии, подозрительности, поиска врагов. Это всё...»

«Пермский край Краснокамский муниципальный район Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад № 31» УТВЕРЖДАЮ. Заведующий МБДОУ «Детский сад № 31» _ Н.Ф. Грекова «_» 20 г. ПРИНЯТА. На педагогическом совете МБДОУ «Детский сад № 31» «_28_» _января 2015 г. Протокол № 2 ПРОГРАММА муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 31 «Светлячок» «Этнокультурное образование детей дошкольного возраста «НАСЛЕДИЕ» 2015 г. Пермский край...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «СУРГУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ Б 2.2 НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРАКТИКА ПРОГРАММА Направление подготовки 390601 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Направленность Социология культуры Квалификация Исследователь. Преподаватель-исследователь Форма обучения очная, заочная Сургут 2015 ОБЩИЕ...»

«Министру культуры Ставропольского края Т.И. Лихачвой Министерство культуры Ставропольского края Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Ставропольского края «Ставропольский краевой колледж искусств» Утвержден решением Совета Ставропольского краевого колледжа искусств протокол № 1 от 15 апреля 2015г. ОТЧЕТ о результатах самообследования государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования...»

«М инистерство культуры Российской Ф едерации Ф едеральное государственное бюджетное образовательное учреждение в ы сш его о б р а зо в а н и я «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫ Й УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» Рабочая программа учебной дисциплины «Технология и организация внутреннего туризма» Направление подготовки/специальность: 43.03.02 «Туризм» (100400.62 «Туризм») Квалификация (степень): бакалавр Форма обучения: очная Выпускающая кафедра: управления экономическими и социальными...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.