WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |

«При поддержке Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова X НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ЛОМОНОСОВСКИЕ ЧТЕНИЯ» X МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И ...»

-- [ Страница 8 ] --

Первоначально заседания о мерах по налаживанию деятельности учебных заведений продолжались до 23 часов, но с течением времени излишняя заорганизованность и то, что члены секции были перегружены основной работой в городском совете, привели к тому, что посещались заседания нерегулярно, появилось много внутренней критики, а работа стала малопродуктивной. Сами члены секции отмечали «недостаток внутренней дисциплины» [4, л. 43]. Например, в 1923 году из 12 заседаний прошло только 6. Из 18 разобранных вопросов большая часть была посвящена административной тематике.

Попытка активизировать работу секции была предпринята в 1927 году. В протоколе секции было записано: «Первичную ликвидацию неграмотности (обучение чтению и письму) для коренного населения города к 10-й годовщине Октября считать возможной». На это надо было срочно ассигновать 1 тыс. руб. ОНО и «дать задание Союзам до Октября окончательно ликвидировать неграмотность среди членов Союза. … Из учащихся 7, 8 – 9 классов и школ Профобраза создать кадры индивидуальных ликвидаторов. … Поручить Политпросвету ОНО срочно провести в печати широкую компанию по этому вопросу» [3, л. 54]. Тем не менее в середине года планы так и не были реализованы: в городе не открыли новых школ, не решили вопрос полной ликвидации самоокупаемости учебных заведений, не провели перепись детей. Работа секции оказалась не слишком эффективной.

Литература:

1. Государственный архив города Севастополя (далее ГАГС), ф. Р 79, оп. 1, д. 67, 23 л.

2. ГАГС, ф. Р 79, оп. 1, д. 105, 14 л.

3. Там же, д. 143, 11 л.

4. Там же, д. 173, 65 л.

5. Адрес – календарь Севастопольского градоначальника на 1913 год. Севастополь и Балаклава. Типография И. Неймана («Крымский вестник»). – 1913.

6. Память о прошлом: Сб. научн. статей. – Севастополь: ЧП Арефьев, 2007. – 280 с.

УДК 305 Результаты изучения проблемы греко-варварских взаимоотношений VI-II вв. до н.э. в Западном Крыму в довоенный период

–  –  –

Проблему взаимодействия эллинов с варварами нельзя назвать новой. Давно и устойчиво она привлекает внимание исследователей, однако в историографическом плане эта тема не получила должного отражения в научной литературе. В связи с этим появляется необходимость подвести итоги исследований по этой проблеме, которая традиционно является ведущей в изучении памятников античной эпохи.

Новый этап исследования Северного Причерноморья началось после завершения Гражданской войны и становления мирной жизни в СССР, когда внимание исследователей сосредоточилось на изучении греко-варварских взаимоотношений, в том числе и в Западном Крыму. Следует учитывать, что свободному и непредвзятому рассмотрению проблемы греко-варварских контактов в политической и религиозной сфере в рассматриваемый период существенно препятствовала господствовавшая в СССР идеология.

Довоенный период изучения греко-варварских взаимоотношений условно можно разделить по хронологическому принципу на два периода. Первый период продолжается до середины 30-х гг.

ХХ столетия. Вопрос греко-варварских взаимоотношений в Западном Крыму тогда не рассматривался как отдельная проблема, исследователи больше занимались определением пространственных границ херсонесских владений. Так в некоторых трудах во взаимосвязи с этой проблемой, частично была охарактеризована политическая модель греко-варварских взаимоотношений (Л.А.

Моисеев, Ю.В. Готье).

Письменные источники и некоторые историко-географические реконструкции позволили Л.А.

Моисееву высказать предположение об аренде скифских земель на западном побережье херсонеситами и конфликте по этому поводу между крымскими скифами и Херсонесом, который привел к греко-скифским войнам в конце II в. до н.э. [4].

По представлению Ю.В. Готье владения Херсонеса простирались на все западное побережье полуострова. Непосредственными соседями херсонесцев он считает крымских горцев – тавров, влияние которых на греческих поселенцев было незначительным. Во всяком случае, кроме очень важного и интересного явления, каким был в Херсонесе культ Девы, едва ли можно указать много других следов влияния Крымских горцев на Херсонес [2].

В трудах М.И. Ростовцева и И.И. Толстого получила развитие разработка темы религиозной жизни населения Северного Причерноморья античной эпохи, где значительное внимание уделяется проблеме греко-варварских контактов в сфере религии. Основное внимание исследователи уделяли главному божеству херсонесского пантеона – Деве.

В работах М.И. Ростовцева «Эллинство и иранство на Юге России» (1918) [6], «Скифия и Боспор» (1925), написанных еще в дореволюционное время, но оказавшее заметное влияние на последующую историографию, автором впервые был поставлен вопрос о взаимном воздействии греческой и варварской культур античного времени в Се-верном Причерноморье.

Следует также отметить, что на этом этапе большинство исследователей поддерживали точку зрения М.И. Ростовцева о взаимовлиянии крупных держав античного мира: эллинского и малоазиатского, делая свои выводы с учетом начавшихся с середины 20-х годов систематических раскопок в Херсонесе. Так, руководитель раскопок на хоре Херсонеса И.Н. Бороздин обратил внимание на то, что «и в других сторонах жизни херсонесцев можно усмотреть эти туземные, определено восточного отпечатка влияния», отмечая, что нужно учитывать и археологические источники, а среди них «туземную» темно-серую глиняную посуду, к которой довольно долго относились пренебрежительно.

Культурные взаимовлияния не отрицали и представители дореволюционной профессуры, продолжившее свое научное творчество и при советской власти. Среди них можно назвать и акад.

С.А. Жебелёва. Он допускал, что только ко времени Геродота скифы, особенно те из них, которые находились в соседстве с греками, могли испытать на себе их влияние; однако в какой мере неизвестно [3]. Профессор Харьковского университета В. П. Безескул отмечал, что религиозные взаимовлияния нашли свое отражение в декрете херсонесцев в честь их историка Сириска (2-я половина III в. и не позже II в. до Р.Х.), в котором Сириск «трудолюбиво описал» «явления» или чудеса богини Девы.

Основной для археологии Крыма вопрос о коренном населении Тавриды ко времени появления здесь греческих колоний до сих пор оставался невыясненным. Несмотря на значительную обособленность тавров, Н.И. Репников не отрицал существовавшие связи с их соседями, выяснить которые, как он считал, могли только систематические исследования в будущем [5].

C конца 20-х гг. начинаются крупные систематические раскопки, которые совершенно по-новому осветили хозяйственные основы античных городов и их взаимосвязи с туземцами. По результатам раскопок Херсонеса К.Э. Гриневич пришел к выводу, что «окружавшие Херсонес скифы-тавры далеко не всегда дружественно относились к грекам».

В результате проведенных обширных разведок вдоль Северо-Западного Крыма проведенных П. Н. Шульцем, археологически были определены северные и восточные границы владений херсонеситов в Северо-Западном Крыму. При этом исследователь полагал, что с IV в. до н.э. на побережье существовали укрепления греческие и скифские, а их взаиморасположение отражало напряженный характер отношений с варварами [8].

Второй историографический период продолжался до начала 40-х гг. ХХ столетия.

Под некоторым влиянием яфетической теории, выдвинутых Н.Я. Марром, внимание ученых обращается к не разработанной проблеме местного населения, которая выразилась в поиске всевозможных свидетельств жизнедеятельности туземцев в Западном Крыму, той зоне, которая была охвачена прямой греческой колонизацией.

В северном районе Херсонеса в 1936-1937 гг. под руководством Г.Д. Белова были проведены раскопки некрополя. Обнаруженные в этом некрополе скорченные погребения, свидетельствовали по мнению ученого о том, что еще до основания колонии греками здесь существовало туземное поселение, принадлежавшее, вероятно, таврам [1]. Именно в этот период зародилась гипотеза о смешанном эллино-варварском населении Херсонеса, которая являлась отражением общих представлений о греческой колонизации Северного Причерноморья, что можно было наблюдать в работах многих ученых (С.А. Жебелёва, А.И. Тюменева [7], В.И. Дьякова, А.А. Иессена, С.И. Капошиной).

В этот период в результате исследований Херсонеса и его хоры (сельской территории), были сформированы конкретные представления о характере взаимодействий греческой и местной культур «автохтонного» населения, которые получили свое развитие в последующие периоды. В исследованиях этого периода получили развитие следующие составляющие контактов грековарварских взаимоотношений: военно-политического и религиозного. Исследователи обратили внимание на взаимосвязь греческих и варварских памятников и важность их изучения.

Литература:

1. Белов Г. Д. Херсонес Таврический (Тезисы кандидатской диссертации, защищенной на заседании Ученого совета ИИМК 15 января 1944 г.) // КСИИМК. 1946. № XIII. С. 142 - 143.

2. Готье Ю. В. Очерки по истории материальной культуры Восточной Европы до основания первого русского государства. - Ленинград, 1925. С. 183.

3. Жебелёв С. А. Геродот и скифские божества // ИТОИАЭ. 1927. Т. I (58), С. 89-90.

4. Моисеев Л. А. Херсонес Таврический и раскопки 1917 г. в Евпатории // ИТУАК. 1918. №. 54. С. 254-255.

5. Репников Н. И. Предполагаемые древности тавров // ИТОИАЭ. Т. I (58). С. 139.

6. Ростовцев М. И. Эллинство и Иранство на Юге России. Петроград, 1918. С. 186.

7. Тюменев А.И. Херсонесские этюды. I. К вопросу о времени и обстоятельствах возникновения Херсонеса. II.

Херсонес и Делос // ВДИ. 1938. № 2. С. 245-275.

8. Шульц П.Н. О работах Евпаторийской экспедиции //СА. 1937. №. 3. С. 253.

УДК 94(477.75)(560.1)”14”:355.44 Османские осады Константинополя 1453 г. и Мангупа 1475 г.: сравнительный анализ

–  –  –

Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского, Украина Взятие Константинополя османами в 1453 г. стало одним из ярких событий всемирной истории XV в. Значимости и последствиям этой даты посвящена весьма обширная историография. Однако особый интерес представляют трудности, которые постигли османов при осаде. Во всяком случае, в большинстве работ осада и штурм Константинополя 1453 г. представляются практически эталонными по своей сложности событиями военной истории, чему также способствует значительное число сохранившихся письменных источников. Вместе с тем, в истории Османской империи второй половины XV в. имеются такие примеры осадного дела, которые превосходят по возникшим затруднениям осаду столицы Византии. Ярким примером подобного рода выступает осада Мангупа османами во время крымской кампании 1475 г.

Турки подошли к столице княжества Феодоро – Мангупу в конце июня 1475 г., после занятия Чембало и Каламиты. К приходу завоевателей мангупский князь Александр выстроил стратегию сопротивления следующим образом. Очевидно, что гарнизоны крепостей княжества Феодоро были отозваны в столицу. Ярким свидетельством в пользу подобного рода тактики могут выступить результаты многолетнего изучения пограничной феодоритской крепости Фуна. Согласно этим данным, следы какого-либо столкновения отсутствуют, а опустевшая крепость была сожжена турками.

Оставлять гарнизон в маломощных пограничных укреплениях (Фуна, Каламита) на растерзание врагу представляло бы собой недальновидный поступок, в тем более, что буквально рядом турки добивали оставшиеся гарнизоны в генуэзских крепостях (Солдайя, Балаклава). Последовавшая 6месяная осада свидетельствует, что основные военные силы феодоритов были собраны под защиту крепостных стен столицы. Георг Нюрнбергский сообщает о 15 тысячах населения на Мангупе, захваченных турками, однако у нас нет данных о соотношении воинов, горожан и жителей окрестных районов столицы княжества Феодоро [1]. Вместе с тем о демографических данных, которые предоставляют источники, следует говорить со значительной долей осторожности. Так в письме председателя Рагузского городского совета венецианскому дожу, датированного первой половиной 1476 г., содержится об упоминании в составе княжества Феодоро 30 тысяч «домов»

(семей) [2]. Даже если принять во внимание состав семьи в пределах 4-6 человек, набегает весьма значительная численность населения княжества – около 150 тысяч человек.

По подсчетам военных историков, максимальная численность армии при тотальной мобилизации составляет не более 10% от численности народа. Поэтому, казалось бы, сведения Георга Нюрнбергского о 15 тысячах человек на Мангупе вполне заслуживают право на существование. Однако по данным переписи населения 2001 г. в Бахчисарайском районе АР Крым (одного из наиболее плотно заселенных в Крыму), значительную часть которого занимало княжество Феодоро, проживали 92,6 тысячи человек [3]. На этом фоне численность населения в средневековую эпоху в горном Крыму в 150 тысяч выглядит фантастической. По данным турецких дефтеров, к 1529 г. народонаселение территории бывшего княжества составляло не менее 10 тысяч [4]. На фоне таких данных трудно представить, что за полвека население бывшего княжества сократилось в 15 раз (!). Для организации весьма эффективной обороны Мангупа в течение длительного срока хватило бы гарнизона общей численностью 3-4 тысячи защитников. Опыт 2-хмесячной обороны Константинополя свидетельствует, что при общей численности населения до 50 тысяч человек, гарнизон в 6-8 тысяч воинов [5] эффективно в течение продолжительного времени оборонял внешнюю линию крепостных стен протяженностью около 7 тысяч метров. На Мангупе защитникам приходилось в значительной мере контролировать четыре наиболее опасных зоны, перекрываемых укреплениями A.XI, A.XIV, A.XV, A.XVI, A.XVII общей протяженностью около 800 м. Получается, что даже при допустимой численности защитников Мангупа, вдвое меньшей, чем в Константинополе, количество воинов на погонный метр оборонительных сооружений Мангупа в 3-4 раза превышало бы константинопольский аналог. В течение месяца перед осадой были организованы поставки в крепость продовольствия и фуража. Во всяком случае, упоминаниям источников о сдаче Мангупа защитниками из-за жестокого голода полностью противоречат данные археологических исследований. Гарнизон крепости сопротивлялся до последнего. Поэтому можно себе представить уровень организации обороны в кратчайшие сроки, которая позволила и обороняться Мангупской крепости на протяжении 6 месяцев, и в течение этого срока прокормить, а также обеспечить снаряжением несколько тысяч человек.

Против стен и ворот Константинополя турки направили стволы 69 орудий, сведенные в 15 батарей (не считая также камнеметных машин)[6]. При этом диапазон веса каменных ядер колебался от 550 до 90 кг. Для крымской кампании 1475 г. турки погрузили 14 тяжелых осадных пушек. При этом против стен Мангупа им удалось разместить, по нашим подсчетам, не более 7-8 единиц с ядрами весом от 102 до 109 кг [7]. Помимо этого, ограниченно использовались средне- и мелкокалиберная артиллерия.

Сложность размещения пушек связана с гористым ландшафтом Мангупской крепости, в то время как на равнинных подступах к стенам Константинополя османы могли в полной мере продемонстрировать мощь своей артиллерии. С другой стороны, крутые склоны, отвесные скалы становились тяжелейшим препятствием для штурмовых отрядов турок. Не удивительно, что первые пять штурмов были с легкостью отбиты защитниками. Причем становится очевидным, что основным орудием для защитников стали камни, которые набирая скорость на склонах, могли наносить тяжелый урон штурмующим группам османов. При этом такая оборона становилась практически неисчерпаемой в своем ресурсном потенциале – для получения новых «боеприпасов» феодориты могли разбирать стены своих домов.

В конечном варианте сравнимы также и сроки осад. Так, для взятия Константинополя османам потребовалось менее 2-х месяцев, осада Мангупа затянулась на полгода. Видимо, из-за таких постигших сложностей турецкие средневековые хронисты и историки не любили прибегать к описанию взятия Мангупа. В результате такой затянувшейся осады были нарушены военные планы на 1475 г. по захвату Молдавии, а Баязид II в дальнейшем вменил в качестве повода для расправы с Гедик Ахмедом пашой значительные потери под Мангупом. Столица княжества Феодоро стала своего рода «злым городом» для османов. И хотя по геополитической значимости взятие Константинополя и Мангупа сравнивать не приходится, в военном аспекте взятие столицы небольшого горного княжества стало гораздо более сложным делом, нежели захват столицы Византийской империи.

Литература:

1. Vasiliev A.A. The Goths in the Crimea. Cambridge, Massachusetts, 1936. P.251.

2. Колли Л.П. Исторические документы о падении Кафы // Известия Таврической ученой архивной комиссии.

Симферополь, 1911. №45. С.17.

3. Данні офіційного сайту Державного комітету статистики України. Режим доступу:

http://www.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/estimated/crimea/

4. Fisher A. The Ottoman Crimea in the Sixteenth Century // Harvard Ukrainian Studies. Cambridge, Massachusetts,

1981. Vol.5. №2. P.151-155.

5. Рансимен С. Падение Константинополя в 1453 году. М.: «Наука», 1983. С.65.

6. Николль Д., Хэлдон Д., Тернбулл С. Падение Константинополя: Последние дни Византии. Полумесяц над Босфором. М.: Эксмо, 2008. С.216.

7. Руев В.Л. Османская огнестрельная артиллерия 1475 г. на Мангупе: историко-археологический обзор //Материалы по истории, археологии и этнографии Таврии. Симферополь, 2010. Вып. XVI. в печати.

УДК 327.39: (470+571) Постсоветское пространство в концепции «Острова России» В.Л. Цымбурского

–  –  –

Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского, Украина Имя Вадима Леонидовича Цымбурского (1957-2009) – выдающегося филолога, философа, историка и геополитика - широко известно в научном мире. В 1979 г. он окончил кафедру классической филологии филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1981 по 1985 г. учился в аспирантуре при указанной кафедре, затем в 1986—1990 гг. был научным сотрудником Института США и Канады АН СССР. Филологическую кандидатскую диссертацию по гомеровскому эпосу в свете балканской топонимики и ономастики защитил в 1987 г. 1990 – 1995 гг. – работает в Институте Востоковедения РАН. Впоследствии и до конца жизни – в Институте философии РАН. Авторитет одного из крупнейших российских политических мыслителей современности ему принесла концепция «Острова России» (1993) [1]. На фоне усиления международной конкуренции и активизации российских правительственных и научно-исследовательских кругов в переосмыслении содержания доктринальных основ внешней политики страны в целом и относительно «ближнего зарубежья» актуальным представляется рассмотрение сегмента данной концепции, связанного с приоритетами РФ на постсоветском пространстве.

Следуя В. Цымбурскому, с разрушением СССР закончился 280-летний «великоимперский западноевропейский цикл» российской истории, произошло «сжатие» России, в результате чего её государственная и цивилизационная традиция нашла своё продолжение не в СНГ, а в «Острове Россия» - РФ [1]. Подобное было обусловлено образованием «сквозного пояса суверенных пространств» - Великого Лимитрофа, – «который протянулся через континент от Польши и Прибалтики до Памира и Тянь-Шаня, охватывая Восточную Европу с Балканами, Кавказ и «новую», то есть постсоветскую, Центральную Азию». «…Окаймляя Россию по всему периметру её сухопутных границ, Лимитроф, состоящий теперь из суверенных государств, отделяет её от всех евро-азиатских цивилизационных ареалов, которые сложились возле незамерзающих океанских акваторий» [2].

РФ, вероятно, надолго задержится в «островном статусе», выступая не претендентом на гегемонию, а противником любой гегемонии на прилегающих к «острову» «проливах» Великого Лимитрофа. В этой связи важнейшей задачей России является выработка стратегии в отношении всего пространства Лимитрофа-Евразии [3].

Поскольку РФ является платформой с «евро-российским» и «дальневосточным» «флангами», то регион «Урало-Сибирь» выступает медиатором, способным придать каждому из них новое стратегическое качество [4].

«Потому и в отношениях с национальными республиками, - акцентировал В. Цымбурский, - оптимальная линия внутренней геополитики, думается, должна состоять не в неоевразийских спекуляциях на тему «российской суперэтничности», а в выработке договоровкомпромиссов между Центром как политическим представительством всего острова и этими доминионами, с учетом обстоятельств и интересов каждого из последних таким образом, чтобы этот процесс облегчил смещение Центра во внутренние и восточные области, на земли Новой России.

Впечатляющим вариантом мог бы выглядеть район Новосибирска, учитывая такие факторы, как расположение его на стыке Западной и Восточной Сибири, примерная одинаковая удаленность от обоих флангов «острова» — европейского и приморского, нахождение в срединной области между двумя крупнейшими волжско-уральским и восточносибирским поясами автономий, приближенность к стратегически важным южным «территориям-проливам» при одновременной великолепной прикрытости просторами «русского» Северного Казахстана, огромный экспертноинтеллектуальный потенциал Сибирского отделения АН и т.д. …Возможны доводы и в пользу какой-либо из лежащих еще восточнее старых сибирских столиц, более застрахованных от перипетий среднеазиатской экологии и демографии. …Пока Средняя Азия нас хранит от Юга, восточный крен с опорой на Сибирь мог бы вывести Россию из ареала столкновения ислама с либерализмом, ставя её вообще вне распри «имущего» и «неимущего» миров»[1].

В 2000-е гг. концепция В. Цымбуского претерпела определённые изменения. Как и ранее постсоветское пространство он считает частью «единого пояса», отделяющего РФ «от всех примыкающих к незамерзающим океанам центров силы и цивилизационных центров»: Евроатлантики, арабо-иранского Ближнего и Среднего Востока, Индии. В то же время «модель Великого Лимитрофа пришлось дополнить восточной частью, поясом тюркских, монгольских … алтайских народов, простирающимся по стыку России и Китая и замыкающимся на еще одном алтайском народе — корейцах. Очерчена была система Великого Лимитрофа — от Корейского полуострова и до Финляндии. …Не будучи никем из западных лидеров заявлена в качестве официальной, она лучше описывает политику республиканской и поздней демократической администрации» США [5].

На современном этапе, полагал В. Цымбурский, наблюдается «подтверждение модели Острова России». При этом своеобразным «российским шельфом» - землями, соединенными с «нынешними коренными российскими территориями физической географией, геостратегией, культурными связями» - являются Восточная Украина, Крым и «определенные территории Кавказа и Центральной Азии». Размышляя в 2008 г. о перспективах внешнеполитического позиционирования РФ, он даёт следующие рекомендации: «…Идя за классической германской геополитикой, нам надо чётко различать геополитику пространств и геополитику границ… Россия не заинтересована сейчас … в радикальном пересмотре контура своих пространств. Скажем, выдвижение к Босфору и Дарданеллам – это идея … совершенно абсурдная с точки зрения внутренних задач России. Нынешние контуры России оптимально отвечают российской геополитике пространств. Геополитика границ требует детального, скрупулезного анализа и учета в конкретной ситуации ввиду существования шельфа России и ввиду оценки ситуации на этом шельфе с точки зрения наших интересов и нашего будущего» [6]. Примечательно, что идеи В. Цымбурского нашли практическое воплощение во внешнеполитическом курсе РФ последних лет: стремлении в сотрудничестве с КНР в рамках ШОС не допустить закрепления США в Центральной Азии, Украине и Закавказье; риторике «мюнхенской речи» В. Путина и т. д. [7].

Таким образом, лейтмотивом рассмотренной концепции является мысль о необходимости сосредоточения России на освоении внутреннего геополитического пространства – восточных регионов, имеющих значительный и многосторонний потенциал. РФ выступает полноценным геополитическим субъектом, способным на самостоятельные действия вне каких-либо альянсов. С учётом окончания «великоимперского западноевропейского цикла» и приоритета внутренней мобилизации, её политика в отношении новых независимых государств должна строиться исходя из своих национальных интересов и стратегической важности поддержания баланса сил на постсоветском пространстве для обеспечения безопасности российских границ.

Литература:

1. Цымбурский В. Остров Россия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://archipelag.ru/ru_mir/ostrovrus/cymbur/island_russia/

2. Цымбурский В. Геополитика для «еразийской Атлантиды» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://archipelag.ru/geopolitics/osnovi/russia/geopolitics/

3. Цымбурский В. Земля за Великим Лимитрофом: от «России-Евразии» к «России в Евразии» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://archipelag.ru/geopolitics/osnovi/russia/earth/

4. Цымбурский В. А знамений времени не различаете… [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://archipelag.ru/authors/cimbursky/?library=1285

5. Цымбурский В. Россия: линии разлома [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://archipelag.ru/authors/cimbursky/?library=2033

6. Цымбурский В. Шельф Острова Россия. Геополитика пространств и геополитика границ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.apn.ru/publications/article20733.htm

7. Межуев Б. «Остров Россия»: время и место одной историософской концепции [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rusrev.org/content/review/default.asp?shmode=8&ids= 137&ida=1517&idv=1527#REF14 УДК 94 (477.7) – 058. 232. 6: 316.77 «18/19»

–  –  –

Вищий державний навчальний заклад «Запорізький національний університет», Україна Останніми роками в системі історичних знань все більшої ваги набувають дослідження в яких використовується міждисциплінарний підхід. Особливе місце серед них належить тим, що знаходяться на межі соціальної історії, історичної психології, історичної соціології, регіоналістики, етнології та теорії особистості. Використання їх наукового доробку дозволяє розкрити комплекс тем, пов’язаних зі складовими світогляду, свідомості, формату поведінки певної соціальної або територіальної спільності визначеного історико-культурного регіону.

Визначаючи селянство як предмет означеної сукупності наук, слід зазначити, що останнє доцільно розглядати як соціальну спільність, головну роль при визначенні статусу якої відіграє належність до аграрного виробництва, сільський спосіб життя, дистанційованість від влади та сільськогосподарський прагматизм. До цих ознак на регіональному, південноукраїнському, рівні слід додати ще й поліетнічність, поліконфесійність та домінуючу позицію серед сільського населення. В період ринково-капіталістичної трансформації виокремленні риси залишалися тими з небагатьох, що мали статичний усталений характер.

Протягом другої половини ХІХ – початку ХХ ст. соціальні норми та цінності переважної більшості прошарків Російської імперії зазнали суттєвих змін. Останні торкнулися й комплексу соціальних регуляторів такого квазістану як селянство. В контексті набуття ним ознак класовості інституціоналізації отримали різнопланові елементи світогляду, які умовно можна поділити на цілераціональні, раціонально цілепокладені та атрактивні. Саме вони окреслили коридори стилів когнітивної поведінки сільського населення.

Господарська, станова та релігійна соціалізація були тими детермінантами, що формували світогляд селянства. В умовах порівняно високого розвитку аграрного капіталізму на Півдні України означена спільність інтенсивно втягувалася в систему товарного виробництва сільськогосподарської продукції. Паралельно з цим процесом куркульство, заможне селянство та середняцтво поступово концентрувало соціальну увагу саме на господарській соціалізації та інституціоналізації статусу дрібного власника. Елементи підприємницької свідомості, в цьому контексті, виступили тими цілераціональними орієнтирами, на яких концентрувалася увага найбільш прогресивних прошарків сільського населення регіону. Прагматизм, індивідуалізм, господарскість, раціональна змотивованість, концентрація діяльності на покращенні матеріального добробуту та занурення у повсякденні справи стали рисами, які викликали повагу як у односельців так і представників інших станів.

Абсолютною протилежністю цілераціональних регуляторів поведінки південноукраїнського селянства була атрактивність. Складові останньої формувалися в процесі релігійної соціалізації та під впливом проявів ментальної колективної свідомості соціального оточення. Із сприйняттям атрактивних норм та цінностей поведінка селянина обмежувалася певними латентними соціальнопсихічними кордонами, неможливість перетинання яких не завжди отримувала зрозумілого пояснення. В критичних ситуаціях тиск атрактивних соціальних регуляторів провокував територіальну спільність на вчинки стихійно-колективістського характеру. Але у повсякденні він мав прояв у комунікативній дистанційованості від представників з неселянським статусом. Відчуття контрагентності, в цьому контексті, формувалося по відношенню до представників влади, земства, членів політичних партій, до колоністів, мешканців міст, відходників тощо. Разом з цим, в умовах поліетнічності та поліконфесійності населення південноукраїнських губерній православне селянство, як домінуюча спільність, було віротерпимим, виваженим, схильним до моралізації вчинків. Релігійність виступала основою його повсякденного світогляду й часто впливала на громадське, господарське та родинне життя.

Раціонально цілепокладені норми та цінності відігравали в поведінці селянства, в тому числі й південноукраїнського, подвійне значення. З одного боку вони виступали у вигляді чинника, що відокремлював атрактивність від цілераціональності, а з іншого – відігравали роль цементуючого з’єднання між останніми. Елементи цієї третьої групи соціальних регуляторів часто мали компенсаторну функцію й виступали додатковою складовою в процесі позиціонування селянства у повсякденні оточуючого соціального простору. Фундаментом інституціоналізації раціонально цілепокладених регуляторів поведінки стала для селянства станова соціалізація. В ході її формувалися такі норми соціальної поведінки як очікуваність, фрустраційність, дисциплінованість, пріоритетність кумпанству, повсякденна дієвість, асоціативність, схильність до мімікрії. Вони також спонукали південноукраїнське селянство не лише до вертикальної та горизонтальної, а й до територіальної мобільності.

Таким чином, критеріальну основу поведінки південноукраїнського селянства періоду ринковокапіталістичної трансформації складали три групи соціальних регуляторів – цілераціональних, атрактивних та раціонально цілепокладених. Кожен елемент останніх, в конкретних обставинах чи ситуації, міг мати не однаковий рівень актуалізації. Комбінації різних за сутністю соціальних норм та цінностей формувалися в процесі соціалізації й складали основу переліку стилів повсякденної поведінки селян.

Література:

1. Боброва Е. Ю. Основы исторической психологии. – СПб.: Изд-во С.-Петербург. Ун-та, 1997. 235 с.

2. Гайденко П. П. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс / П. П.

Гайденко, Ю. Н. Давыдов. – М., 1991а. – 268 с.

3. Джерела з історії Південної України. Мемуари та щоденники. Т.9. – Запоріжжя: РА «Тандем - У», 2006.

4. Зеленин В.Н. Восточнословянская этнография. – М.: «Наука», 1982. – 437 с.

5. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (ХVІІІ – начало ХХ в.): Т.1. – 3-е изд., доп. – СПб.,2003 – С.131

6. Наулко В.І. Культура та побут населення України. – К.: «Наукова думка», 1992. – 384 с.

УДК 711:72.03 Оборонительные сооружения Херсонеса-Херсона. История вопроса

–  –  –

Оборонительные сооружения – один из наиболее значимых элементов в структуре и образе древнего города. Изучением фортификации Херсонеса занимались многие исследователи. Одних оборонительные стены в большей степени интересовали как показатель границы города на разных этапах его существования. Другие подходили более тщательно к изучению характера кладок, технических приемов возведения конструкций, их оборонной способности.

Первые исследования в этом направлении принадлежат К.К. Косцюшко-Валюжиничу, однако его в большей степени интересовал наиболее ранний хронологический период.

Первое наиболее полное описание и анализ крепостной ограды Херсонеса изложены в работе А.-Л. Бертье-Делагарда [1]. Им были учтены топографические условия местности.

Исследование К.Э. Гриневича, посвященное крепостной ограде города, появилось в 30-е гг. 20 в. Наиболее полное освещение в его работе также получили сооружения античной эпохи. Им же были опубликованы результаты раскопок Р.Х. Лепера.

Исследования А.Л. Якобсона затрагивают период средневековья. Основание для периодизации

- виды используемых строительных материалов, особенности кладок, а также эпиграфические памятники.

Большого внимания заслуживают работы И.А. Антоновой. Много лет было посвящено изучению крепостной ограды Херсонеса, исследованию участка цитадели. И.А. Антоновой была предложена наиболее полная строительная периодизация оборонительных сооружений Херсонеса [2]. Для античного периода уточнения были сделаны М.И. Золотаревым [3]. Для западной линии обороны – Е.Г. Суров, В.М. Зубарь.

Из последних исследований можно отметить работы А.В. Буйских [4].Автором критически осмыслены результаты всех предыдущих исследований и прослеживается попытка установить жесткую связь между городской планировкой и расположением основных узлов обороны. Вопрос вызывает предложенное количество ворот для города такого размера.

Значительный материал для изучения фортификации представлен в графической форме. В архиве заповедника и в публикациях имеются планы оборонительных стен, открытые работами разного времени. Из-за фрагментарности и неточности представления возникают сложности с локализацией фрагментов стен и башен на местности. Наиболее содержательными и подробными являются чертежи, выполненные военными инженерами. В частности, внимания заслуживают работы М.И. Гарабурды [5], к чертежам прилагается и пояснительная записка. Его работа была в свое время отмечена М.И. Скубетовым.

Определенный интерес представляют материалы аэрофотосъемок городища разного времени.

Они позволяют соотнести графические материалы с реальной топографией местности. Особенно это касается утраченных элементов обороны.

Основной проблемой на данный момент является разрозненность сведений по отдельным участкам обороны, что мешает восприятию ансамбля укреплений в целом.

Литература:

1. Бертье-Делагард А.Л. О Херсонесе. Крестообразный храм. Крещальня. Крепостная ограда // ИАК. 1907.

Вып. 21. С. 1-208.

2. Антонова И.А. Рост территории Херсонеса (по данным изучения оборонительных стен) // Античная древность и средние века. Свердловск, 1990. Вып. 25. С. 8-25.

3.Золотарев М.И. Ранние этапы градостроительства в Херсонесе Таврическом // ХСб. 1998. Вып. 9. С. 26-36.

4. Буйских А.В. Пространственное развитие Херсонеса Таврического в античную эпоху // МАИЭТ. Вып. 5.

Симферополь, 2008. С. 167-170.

5. Гарабурда М.И. Оборонительная стена Херсонеса. Пояснительная записка к плану юго-западного участка оборонительной стены древнего Херсонеса. С предисловием и примечаниями М.И.Скубетова //ИТУАК. 1909.

Т. 43. C. 88-98.

УДК 32:94

–  –  –

Согласно общепринятой позиции, проблема «объективности» относится к числу вечных проблем исторической науки [1], но она готова её решать и имеет для этого всё необходимое. Отсюда вытекает довольно простое умозаключение, что тот, кто отклоняется от объективной истины, либо выполняет социальный заказ, сознательно идя на искажения исторической реальности, либо просто непрофессионал.

В этом смысле довольно интересны комментарии выдающегося советского историка, академика И. Д. Ковальченко, которые, учитывая его научный авторитет и значимость, могут считаться своеобразным критерием уровня понимания исторической науки проблем собственной мифологизации. Как же предлагает академик решать этот вопрос? «Цель всякого, в том числе исторического научного познания, состоит в получении истинных знаний, то есть знаний, которые адекватно отражают изучаемую реальность» [1, с. 34], - приводит в своей статье Н. И. Смоленский слова И. Д.

Ковальченко [подчёркнуто И. Д. Ковальченко – А. С.]. И разве кто из историков может с этой мыслью не согласиться? Только насколько она согласуется с открытиями, сделанными в первую очередь благодаря исследованиям в рамках французской школы «Анналов» (М. Блок, Л. Февр, Ж. Ле

Гофф и др.) и семиологии (Р. Барт, К. Леви-Строс, М. Ю. Лотман и др.), достаточно рассмотревшим этот аспект проблемы исторического познания, чтобы сделать однозначный вывод, что исследователь не может абсолютно адекватно отразить изучаемую реальность, поскольку:

- не способен ни познать, ни отразить не то что эпоху во всей её полноте и целостности, но даже отдельные исторические факты (неизбежна определённая степень осознанной или нет её идеализации и «подгонки» под себя);

- имеет дело с текстами, которые в свою очередь были написаны с позиций определённых социополитических, религиозных, психологических и идеологических установок и, следовательно, рисуют картину происходящего с высокой долей искажения, которая не всегда даже может исследователем распознаваться;

- работает не с фактами истории, а с образами фактов, которые для него становятся «фактами сознания», отражающими не только имевшие место в прошлом исторические процессы, но его собственные иллюзии, ошибки и заблуждения;

- сам включён в процесс познания со всеми своими воспитанными в рамках определённой научной школы установками, пристрастиями, предпочтениями и интересами.

Все эти факторы делают адекватность восприятия исследователя довольно субъективной, крайне приблизительной и относительной. Но отказываться от права на объективность, естественно, никто не хочет. «Субъективный характер познавательной деятельности… не исключает возможности получения объективного исторического знания» [1, с. 37], - убеждён был академик И.

Д. Ковальченко. А нам остаётся лишь размышлять, в какой степени мифологизирована данная точка зрения, и понимают ли это современные историки? «Объективность познания возможна благодаря объективному характеру его источников, построению исследовательского процесса, позволяющего получить объективные знания и заинтересованности познающего субъекта в получении объективных знаний» [1, с. 37], - уверен один из них. Но в чём заключается объективный характер источника и как сама по себе «заинтересованность познающего субъекта в получении объективных знаний» способствует повышению объективности? Что может способствовать определению степени объективности источника, если в лучшем случае исследователь может убедиться в том, что он достоверен? Следует ли считать источник объективным, если в нём излагается субъективная точка зрения, и как быть исследователю за неимением иной? Насколько вообще может быть «субъективный характер познавательной деятельности» объективным при опоре на источники, отражающие субъективные взгляды на историю свидетелей прошлого? А если объективность возможна, то в чем её критерии? Как преодолеть как минимум дважды субъективированную картину изучаемого прошлого – в источнике и в ходе использования её историком? Могут ли историки игнорировать данные других наук, позволяющие заново рассмотреть и переосмыслить роль и возможности исследователя? Или субъективный фактор для них действительно проявляется только в воображении, фантазии и эстетическом восприятии, как считает академик И. Д. Ковальченко?

Вопросы остаются без внятного ответа. И рассуждения о наличии разных уровней познания: эмпирическом и теоретическом, - позволяющих сформировать исторический образ и осознать его как историческое понятие, заявленную проблему не разрешают.

Вопросы… вопросы… И как бы на них историки ни отвечали, ясно, что их объективность будет довольно условной и относительной. То есть, сравнивая разные позиции и свидетельства, мы в принципе можем сказать, кто из свидетелей и исследователей был более объективным относительно других. В чём заключаются их возможные смысловые ограничения и мотивации. Не более.

А значит, ответить на вопрос, кто их них сумел учесть в своих размышлениях и умозаключениях максимально возможное количество фактов и мнений, и смог ими распорядиться максимально внимательно и бережно. Но как бы историк ни стремился при этом к объективности, его выводы никогда не будут окончательными. Следовательно, полная и абсолютная объективность в историческом исследовании не будет достигнута никогда, а разговоры о ней – из области «научной» мифологии.

Исследователь может стремиться лишь к той или иной степени научной обоснованности, которая проявляется:

- в бережном отношении к историческому материалу;

- во всесторонней проверке используемых источников;

- в максимально возможном учёте сопутствующего ему исторического контекста;

- в восстановлении алгоритма мышления и представлений людей изучаемой эпохи;

- в тщательном рассмотрении всех возможных версий на предмет логичности и подкреплённости их историческим материалом.

Итак, чтобы отразить эпоху во всей её полноте и целостности, надо погрузиться в неё, слиться с ней, даже стать ею. Но насколько это возможно? Ясно же, что полного слияния исследователя с объектом исследования никогда не получится, как не может стать индейцем или папуасом живущий с ними и изучающий их учёный или миссионер. Не может уже хотя бы потому, что он не был «пустым» когда начал их изучать, а значит, между ним и объектом восприятия всегда будут его взгляды и представления, усвоенные и воспитанные в другой среде.

Следовательно, независимо от своих научных и методологических предпочтений, исследователь должен понимать, что ни одна позиция не может быть ни единственной, ни исчерпывающей, а значит, в достаточной степени объективной, чтобы исключить возможные альтернативы. Чтобы быть последовательным, исследователь в любом случае вынужден будет домысливать картину исследования в соответствии со своими знаниями и убеждениями.

Иначе говоря, он будет создавать образ изучаемой им эпохи и характерных для неё явлений. И этот образ будет по-своему правдив и одновременно мифологичен. Причём, правдивость никоим образом не будет противостоять мифологичности образа, а будет от него неотделимой, что, однако, не мешает, другим исследователям, если объект исследования будет сохранять свою актуальность, на какой-то стадии усомниться в правдивости предыдущих выводов, дабы отнести их целиком или отчасти к области научной мифологии, чтобы затем изменить. Но будут ли и эти изменения окончательными? Конечно, нет. И многих исследователей это смущает. Смущает настолько, что даёт основание считать историю не совсем наукой, а чем-то в строгом смысле недоразвитым.

Впрочем, может быть, способность к изменчивости и вариативности истории не есть недостаток её, а преимущество. Ведь, как минимум, она стимулирует научное творчество и, значит, даёт возможность истории постоянно развиваться.

Естественно, что всё вышесказанное не сводит на «нет» сам смысл исторического познания, но, безусловно, крайне его затрудняет в плане объективности. И каждый историк должен с этим считаться. Считаться с тем, что история как наука не может быть одновариантной, а значит, и объективной в полном смысле этого слова. И тот, кто не понимает этого, считая, что он-то уж точно в своих исследованиях объективен, тешит себя беспочвенными иллюзиями, ничего общего с современной наукой не имеющими.

Литература:

1. Смоленский Н. И. Проблемы объективности исторического познания: взгляды И.Д. Ковальченко и современность / Н. И. Смоленский // Проблемы методологии и источниковедения. Материалы III Научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко. – М.: Изд-во МГУ; СПб.: Алетейя, 2006. – С. 34-43.

УДК 32:101.1:316

–  –  –

Одним из самых плодовитых творцов современной мифоистории является бывший учёный Ю.

М. Каныгин, сделавший тему сакральности тем «рычагом», с помощью которого он решил перевернуть всю историю, начав её с «загадочных ариев», определивших «поступь не только Европы, но и Праукраины» [1, с. 2]. В связи с этим, согласно Ю. М. Каныгину, с одной стороны, «наука подтверждает первокниги» [2, c. 42], а с другой – «мифы опровергают науку» [4, с. 5], которая «лишь сейчас» подбирается к тем знаниям, о которых уже знали древние. А поскольку сам Ю. М. Каныгин заявляет, что свои выводы основывает на древних текстах, уже в силу этого он опередил науку достаточно, чтобы её критику игнорировать. И, следовательно, он смело может писать про «античные и другие мифы о земле украинской» [1, с. 110], повторяя вслед за другими романтиками:

«Почва Украины, то мистическое место Земли, где происходит передача эстафеты знаний от последовательно сменяющих друг друга рас: лемурийской, атлантической, арийской» [1, с. 69]. Дабы доказать это, Ю. М. Каныгин изучал «уникальные тибетские рукописи» [1, с. 2] и общался с бывшим тибетским ламой, который поведал ему, что украинцы занимают в мировой истории «выдающееся место» [1, с. 3], и раскрыл в деталях, в чём эта выдающаяся роль заключается. Согласно его откровениям:

- «украинцы – арии, сыны Адити и Вайо (Солнца и Степного ветра)», чья родина «великая Оратания, или, как чаще ее называли Арата, один из центров подлунного мира» [1, с. 4];

- за 500 лет до Моисея гиксы (гиксосы) основали Русалем (Русский стан), позже захваченный евреями и переименованный в Иерусалим; загадочные законы шумерского царя Ур-Наму составлял «правитель по фамилии Шульга» [1, с. 6], а «"запорожские фамилии" Шульга, Шишкан и другие довольно часто встречаются среди правящей элиты не только Шумера, но и Египта» [1, с. 6];

- троянцы, которые стали называться этруссками, потому что вышли из уже упомянутой Араты, а «царь гуннов Аттила родился в Киеве и был женат на сестре легендарного Кия» [1, с. 7]. Далее, развивая данную тему, Ю. М. Каныгин сообщает, что Кий был полководцем у Аттилы [1, с. 7]. А в другом месте, возможно, забыв, что писал ранее, уточняет, что Аттила был племянником Кия, причем любимым [1, с. 364], и даже умер с Кием в один год [1, с. 365].

Не мудрено, что в борьбе за свою истину Ю. М. Каныгин смело «отбрасывает позицию «официальных» или «патентованных» историков», считая, что они пытаются скрыть от народа правду.

Ведь, в отличие от них, «история» Ю. М. Каныгина содержит т. н. «интегральную правду» [3, с. 3], позволяющую раскрыть «смутные воспоминания о более широкой судьбе – об очень далекой, бесконечно величественной» [3, с. 4], «священной истории» [3, с. 9], которая вобрала в себя сведения о золотом веке [3, с. 72] человечества и трёх атлантических периодах [3, с. 69], борьбе людей и обезьян [3, с. 77], праукраинских аватарах [3, с. 104] и античных мифах о земле праукраинской [3, с. 112], противостоянии Египта и Триполья [3, с. 120], тайне спрятанной на Руси крышки Гроба Господня [2, c. 139-141], библейской генеалогии [3, c. 141] и упоминании Руси-Украины в библейской программе [3, c. 161], включая Сынов Расена [3, c. 129], прикарпатскую родину галилеян [3, c. 177], «русский фактор» еврейского мессианизма [3, c. 214] и революцию Моисея [3, с. 221], «за кулисами» которой «стояли арии» [3, с. 222]. И это, разумеется, далеко не всё.

Помимо этого на ошеломлённого читателя обрушивается масса самых разных сенсационных сведений частного характера, не подтверждаемых наукой, но звучащих в общей массе убедительно. В том числе, что на саркофаге Тутанхамона надписи сделаны «на протославянском языке» [3, с. 220], а Ярослав был по крови потомком и наследником Христа [3, c. 363] и даже «тайно назывался София (в смысле Божественная Мудрость, то есть Иисус Христос)» [3, с. 356]; Эней после гибели Трои отправился не в Италию, а «на Север, к "своим"» украинцам [3, с. 115]; Гомер был основателем «славного пастушеского народа киммерийцев, пришедшего в Припонтиду и основавшего знаменитую Трипольскую культуру» [3, с. 114-115], а позже «ослеплен скифами» [3, c. 314]; Демосфен был скифом [2, с. 352], а Ганнибал - славянином [3, c. 256], «из иудеев были Пифагор и Сократ» [с. 159], а русские (москвины) - потомки древних египтян [3, c. 275]; Аттила шёл не на галлов, а «к галлам», чтобы «поддержать династию Меровингов» [3, c. 327], в результате чего Европа «под давлением русских отрядов во главе с Аттилой признала Хлодвига» [3, c. 337], а покончивший с последним римским императором Одоакр был сыном руса канцлера Аттилы [3, c. 332].



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«ОТЧЕТ об исполнении Предписания за № 03-55-271/37-л/з от 04.08.2015 года об устранении выявленных нарушений лицензионных требований, законодательства Российской Федерации, а также причин, способствующих их совершению.I. Выявленные нарушения лицензионных требований и меры по их устранению: 1. В нарушение части 1 статьи 18 Федерального закона от 04.05.2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», пункта 15 Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного...»

«Контрольно-счетный орган Вурнарского района Чувашской Республики СТАНДАРТ ФИНАНСОВОГО КОНТРОЛЯ «ПРОВЕДЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПРОВЕРКИ ГОДОВОГО ОТЧЕТА ОБ ИСПОЛНЕНИИ БЮДЖЕТА ВУРНАРСКОГО РАЙОНА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ СОВМЕСТНО С ПРОВЕРКОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ ГОДОВОЙ БЮДЖЕТНОЙ ОТЧЕТНОСТИ ГЛАВНЫХ АДМИНИСТРАТОРОВ БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ». утвержден приказом Председателя Контрольно-счетного органа Вурнарского района Чувашской Республики от 28 июля 2014 года №2 1. Общие положения. 1.1. Стандарт проведения внешней проверки...»

«Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет путей сообщения» (ФГБОУ ВО УрГУПС) Утверждаю: Ректор А.Г.Галкин «_01_»092014 г.ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ специальность 190401.65 «Эксплуатация железных дорог» (код, наименование специальности) специализация «Магистральный транспорт» (специализации / программы подготовки) Квалификация...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ПО ЛИКВИДАЦИИ ЗАБОЛЕВАНИЙ, СВЯЗАННЫХ С АСБЕСТОМ: ОБЗОР И ОЦЕНКА 7-8 июня 2011 г., Бонн НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ПО ЛИКВИДАЦИИ ЗАБОЛЕВАНИЙ, СВЯЗАННЫХ С АСБЕСТОМ: ОБЗОР И ОЦЕНКА 7-8 июня 2011 г., Бонн РЕФЕРАТ В июне 2011 г. Европейский центр ВОЗ по окружающей среде и охране здоровья (Бонн) провел совещание представителей некоторых государств-членов и международных экспертов по совместному выполнению принятого на Пармской конференции обязательства в отношении обеспечения...»

«24 июня 2015 г. ВСЕМИРНЫЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ 24-ое заседание Москва, 28-29 мая 2014 года ПЕРЕЧЕНЬ ДОКУМЕНТОВ Повестка дня 24-ого заседания Всемирного координационного совета российских соотечественников (ВКС).Встреча Председателя Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом (ПКДСР), Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова и президиума ПКДСР с членами ВКС. Решение 21-ого заседания Всемирного координационного совета российских...»

«ФГБОУ ВПО «НГПУ им.К.Минина» Инструкция пользователя модуля РПД программы ПЛАНЫ 2014 г Содержание: С чего начать? 1. Как заполнить вкладку «Содержание»? 2. Что делать, если не сохраняет? 3. Что делать опасно, и как себя подстраховать? 4. Как перенести данные из существующей РПД в новую? 5. Как работать одновременно с несколькими РПД? 6. Как заведующему кафедрой сформировать отчет? 7. Что делать после обновления учебного плана, на основании которого 8. уже существует РПД? 9. Как распечатать...»

«Департамент образования Администрации города Ноябрьска муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение муниципального образования город Ноябрьск «Средняя общеобразовательная школа микрорайона Вынгапуровский» Аналитический отчёт о работе творческой группы «ФГОС в основной школе как условие обеспечения личностного и профессионального развития обучающихся» Представлен на заседании творческой группы Протокол № 5 от 14 мая 2014 года Руководитель ТГ Егорова Л.Г. 2013-2014 учебный год...»

«ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА НАРВА 2015–20 1. Введение 1.1 Цели и принципы программы развития Цель программы развития муниципальной системы образования на 2015–2020 годы – руководствуясь результатами анализа, составление видения на 2020 год, определение концепции, стратегий и направлений, выдвижение целей и разработка программы действий на 2015–2020 годы. Программу развития муниципальной системы образования Нарвы утвердили постановлением Нарвского городского...»

«ДАЙДЖЕСТ ВЕЧЕРНИХ НОВОСТЕЙ 11.10.2015 НОВОСТИ КАЗАХСТАНА Семь миллионов тенге получит победитель Битвы стартапов в Астане. 2 Казахстан принял участие в международной благотворительной ярмарке «Любовь не знает границ» Пожарные учения прошли в Доме министерств Казахстанская сборная стала победителем III Международного турнира «Евразия Барысы» НОВОСТИ СНГ Путин и принц Абу-Даби обсудят борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке. 4 Первый День защитника Украина встретит государственными флагами на...»

«16+ УДК 372.8:82.09 ББК 74.268.3 П44 Подготовка и проведение итогового сочинения по П44 литературе. Метод. рекомендации для общеобразоват. организаций. — 2-е изд., доп. — М. : Просвещение, 2016. — 108 с. Пособие подготовлено для администраций общеобразовательных организаций, методистов, экспертов и учителей. В основе издания — официальные документы по подготовке и проведению итоговых сочинения и изложения для образовательных организаций. В их числе: регламент проведения экзамена, образцы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный минерально-сырьевой университет «Горный» ОТЧЕТ О РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ УНИВЕРСИТЕТ «ГОРНЫЙ» Ректор университета В.С. Литвиненко (подпись, печать) Руководитель программы развития...»

«ПЯТАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ТЕРМОМЕТРИИ ЕВРОАЗИАТСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВЕННЫХ МЕТРОЛОГИЧЕСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ Т Е М П Е Р А Т У Р А 2015 _ 5-я Всероссийская и стран-участниц КООМЕТ конференция по проблемам термометрии ПРОГРАММА 21-24 апреля 2015 года Санкт-Петербург, Россия 21-24 апреля 2015 года г. Санкт-Петербург ПЯТАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ТЕРМОМЕТРИИ Т Е М П Е Р А Т У Р А 2015 _ 5-я Всероссийская и стран-участниц КООМЕТ конференция по проблемам...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт наук о Земле Кафедра физической географии и экологии Тюлькова Л.А. ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 05.03.04 «Гидрометеорология» очной формы обучения Тюменский государственный университет Тюлькова Л.А. Физическая...»

«Профсоюз работников народного образования и науки Российской Федерации Библиотечка председателя первичной и местной организации Профсоюза ОСНОВНЫЕ ИТОГИ VII СЪЕЗДА ОБЩЕРОССИЙСКОГО ПРОФСОЮЗА ОБРАЗОВАНИЯ К профсоюзному собранию с единой повесткой дня: «Итоги VII Съезда Профсоюза и 25-летие Общероссийского Профсоюза образования» Москва 2015 ОСНОВНЫЕ ИТОГИ VII СЪЕЗДА ПРОФСОЮЗА 27 марта 2015 года в Москве состоялся очередной VII Съезда Профсоюза, который заслушал отчёт Центрального Совета Профсоюза....»

«Пояснительная записка Статус рабочей программы Рабочая программа по английскому языку составлена на основе следующих документов:• Федерального компонента государственного образовательного стандарта;• Примерной основной образовательной программы общего образования по иностранным языкам (английский язык);• Федерального базисного учебного плана общеобразовательных учреждений;• Федерального перечня учебников, утвержденных приказом Минобразования РФ, рекомендованных (допущенных) к использованию в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тверской государственный университет» СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тверской государственный университет» «УНИВЕРСИТЕТ – РЕГИОНУ» Тверь СОДЕРЖАНИЕ 1. МИССИЯ, СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ТВЕРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА. 1.1. СТРУКТУРА...»

«Отчёт о самообследовании деятельности муниципального автономного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад комбинированного вида №11 «Колокольчик» за 2014 – 2015 учебный год Общие сведения о ДОУ. I. Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад комбинированного вида №11 «Колокольчик» является звеном муниципальной системы образования г. Реутов. Учредителем и собственником имущества является городской округ Реутов. Функции и полномочия Учредителя в сфере...»

«Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет путей сообщения» (ФГБОУ ВО УрГУПС) Утверждаю: Ректор А.Г.Галкин «_01_»092014 г. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки (специальность) 190100.62 «Наземные транспортно-технологические комплексы» (код, наименование направления подготовки, специальности) Профиль (специализация)...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЯДЕРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ «МИФИ» ОТЧЕТ О РЕАЛИЗАЦИИ Программы создания и развития федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» Ректор, руководитель Программы создания и развития университета _ М.Н. Стриханов Москва 2015 г. Содержание I. Общие сведения об университете II. Наиболее значимые...»

«Министерство образования и науки Челябинской области Управление образованием Ашинского муниципального района Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 1 им. И.В.Курчатова г.Сим Согласовано Рекомендуется к утверждению Заместитель директора по УВР (Снеткова Е. П.) Председатель МС (Снеткова Е. П.) Протокол № от «»_20_ года Протокол № от «»_20_ года Рабочая программа на 2015/2016 учебный год математика По предмету Для класса Базовый. 8 ( ) уровень:...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.