WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«азастан Республикасыны Занама институты Н.А. Шйкеновті еске алуа арналан «АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ САЛАЛЫ ЗАНАМА ДАМУЫНЫ КОНСТИТУЦИЯЛЫ НЕГІЗДЕРІ» таыбырындаы халыаралы ылыми-практикалы ...»

-- [ Страница 7 ] --
Конституция Республики Казахстан 1995 года [1] является фундаментальным политико-правовым документом, заложившим основу нового этапа конституционного развития казахстанской государственности.

Отразив качественные изменения в государственном развитии, Конституция обеспечила управляемость конституционно-правовыми процессами. «Главная особенность Основного закона, - подчеркивает председатель Конституционного Совета, профессор И. Рогов, - заключается в формировании конституционно регламентируемого правового пространства и государственности с позиции прирожденных и неотчуждаемых прав человека как высшей ценности.

Конституция содержит в себе мощный организационно-правовой потенциал, способствующий претворению в жизнь принципов и норм демократического, светского, правового и социального государства. Ее идеи и нормы являются главным правовым средством и надежной основой устойчивого и поступательного развития казахстанского общества» [2].

Социальная ценность Конституции заключается и в том, что она выполняет функцию моделирования правовых процессов, результатом которой является формирование определенных правил поведения, необходимых для эволюционного развития общественных отношений и достижения конкретных программных целей и задач. «Моделирование конституционного процесса, – отмечают ученые, – понимаемого в качестве предопределения перспектив конституционной эволюции возможно при условии относительной незыблемости (стабильности) социально-политических условий развития общества и его институтов» [3].

При этом первостепенными, безусловно, остаются проблемы обеспечения верховенства Конституции, полноценная реализация ее потенциала, а также проблемы общественной восприимчивости ее гуманистического потенциала.

Одним из важнейших условий обеспечения Конституции и реализации ее положений продолжают оставаться вопросы правового сознания общества как фундаментальной основы, отражающей состояние зрелости правовой культуры и фактора реализации прав и свобод граждан.

Практика конституционного развития современных государств выработала достаточно эффективные меры по обеспечению Конституции и защиты конституционного строя. Речь в данном случае идет о системе гарантий, при помощи которых формируется конституционное правосознание, обеспечивается принцип разделения власти, происходит реализация конституционно-правовой ответственности, создаются прочные гарантии защиты прав и свобод граждан.

117 Известно, что правосознание, являясь сложным духовным явлением современного общества, не сводится к простому усвоению юридических знаний и категорий. Оно, по своему содержанию, намного сложнее и многограннее, и наряду с восприятием правовых ценностей, отношением людей к праву и закону, включает также политико-правовые, культурно-исторические, морально-нравственные и национально-этнические аспекты. Академик Баймаханов М.Т. в связи с этим отмечает следующее: «будучи накрепко увязано с правом, разделяя с ним общую историческую судьбу и имея весьма близкие задачи и цели, правосознание оценивает правовые нормы и институты, вскрывает их недостатки, намечает меры по устранению последних. В порядке прогноза оно стремится предвидеть не только ближайшую, но и отдаленную перспективу права, сконструировать в полном объеме или частично его завтрашнюю модель. Правосознание отражает живую роль права, обосновывает ее необходимость и полезность, способствует максимальному проявлению и осуществлению» [4].

Несомненно, что правосознание является необходимым условием реализации правовых норм, обеспечивает добровольное осуществление правовых предписаний, формирует у граждан чувство ответственности и нетерпимости к любым нарушениям принципа конституционной законности.

Высокий уровень правосознания обеспечивает социальный контроль общества над институтами власти, стимулирует принятие правовых решений, дисциплинирует участников законотворческого процесса, обеспечивает непрерывность конституционного процесса, гарантируют преемственность решений, закладывает основы демократического вектора развития. Стоит отметить, что изучению данного феномена, его структурным элементам, механизмам воздействия права на сознание и поведение личности, взаимодействию правового сознания с моралью и нравственностью посвящено немало научных работ [5].

Между тем, несмотря на множество теоретических разработок, изучение правосознания как фактора соблюдения и реализации Конституции и преодоление конституционного нигилизма в Казахстане относятся к числу недостаточно изученных. Низкий уровень правосознания не позволяет Конституции полноценно функционировать, эффективно регулировать сферу прав и свобод личности. Конституция должна быть действенным средством построения гражданского общества, несущей конструкцией которого должны стать ценностно-нормативные ориентиры субъектов правоотношений, направленных на обеспечение верховенства ее положений.

В силу изложенного, существует объективная потребность в выделении в структуре правосознания особой ее формы – конституционного правосознания субъектов нормотворчества, должностных лиц и граждан, от правовых знаний которых во многом зависит поддержка государством и гражданским обществом конституционных преобразований. В этом отношении конституционное правосознание, будучи одним из видов правового сознания, не может сформироваться само по себе, вне социально-экономического, политического и духовно-культурного контекста.

Примечательно, что в настоящее время в правовой науке появились первые научные исследования, в которых дается определение данного понятия, выявляются его характеристики, рассматриваются структура и виды, анализируются функции и аксиологические аспекты. «Конституционное правосознание, отмечают большинство ученых, представляет собой высшую форму правосознания, специфическое проявление общественного и правового сознания; как социальный фактор, позволяющий выявить отношение к конституционным нормам, признание обществом и его институтами социальной ценности Конституции» [6]. Так, Кравец И.А. под конституционным правосознанием понимает «особый вид правового сознания, в котором отражаются представления и чувства отдельной личности, социальной группы и общества в целом о Конституции, ее роли в правовом регулировании, правах человека, способах справедливого и демократического правления. Оно формируется на стыке правового и политического сознания.

Аккумулируя знания о праве в сознании человека, оно само может выступать и как средство воздействия на отдельные правовые институты, отрасли права или систему права в целом [7].

Как утверждает Э.Э. Баринов, «конституционное правосознание, является опосредующим звеном между конституционно-правовой нормой и ее реализацией, выполняет в рамках регулятивного воздействия важную реализаторскую функцию. Являясь высшей формой правового сознания личности, позволяет говорить о значительной роли в механизме реализации права в целом [8]. Таким образом, ученые определяют и рассматривают конституционное правосознание в качестве одного из структурных элементов правовой культуры общества и механизма реализации прав личности, гарантирующее участие граждан в политической и правовой жизни общества.

Между тем, конституционное правосознание, по своему содержанию, является многосоставным феноменом. Будучи разновидностью правового сознания, отражает знания и представления граждан о Конституции, их отношение к конституционно-правовым нормам, институтам и конституционно-правовым ситуациям. По своему содержанию состоит из конституционно-правовой идеологии и конституционно-правовой психологии, характеризуется различными типами и уровнями. Правовая идеология своим содержанием охватывает идеи и представления граждан о правовой действительности, о роли Конституции в правовой системе, а правовая психология позволяет воспринимать Конституцию через призму чувств, эмоций, желаний и представлений. При этом правовая психология конституционного правосознания, по мнению ученых, «представляет собой часть конституционного правосознания, выраженную в совокупности настроений, ценностных отношений, желаний и переживаний личности (социальной группы, всего общества) по поводу традиционного исполнения предписаний Конституции или отступления от выполнения ее норм в правоприменительном процессе» [9].

В этом смысле, структурность конституционного сознания, всегда детерминирована внутренними политико-правовыми условиями и социальнонравственными установками, зрелостью институтов гражданского общества и его индивидов, наличием эффективной системы общественного контроля над деятельностью институтов власти. Господствующая в обществе система морально-культурных ценностей порождает определенный тип правового мышления и соответствующий ему стереотип поведения, оказывая заметное влияние и на восприимчивость обществом конституционных идеалов гуманизма и справедливости.

Катализатором конституционного нигилизма и низкого уровня конституционного правосознания продолжает оставаться социальная пассивность общества, разрушающего ценностные идеи конституционализма.

Неверие граждан в силу закона, (или напротив, завышенные ожидания, что Конституция это средство получения определенных благ и привилегий), формируют антиконституционную направленность мышления, не позволяют адекватно оценить ее значение и социальную ценность.

В силу этого, актуальной в вопросах реализации Конституции и формирования конституционного правосознания продолжают оставаться проблема общественной поддержки ее идей, их практической роли в регулировании широкого круга общественных отношений, в ограничении власти и формировании модели правового развития государства. В юридической литературе по этому поводу отмечается, что «при формировании концептуальной модели необходимо обратить внимание на то, что в современных условиях важной проблемой остается государственная и общественная поддержка Конституции. Еще немецкий правовед Георг Еллинек писал, что «все юридические гарантии Конституции могут быть оправданы только тогда, когда за ними стоят сильные политические и нравственные гарантии» [10].

Значительную роль в процессе реализации Конституции играет уровень конституционного правосознания должностных лиц и граждан от правовых знаний которых зависит правомерность поведения в различных юридически значимых ситуациях, возможность самостоятельно использовать правовые инструменты по охране субъективных прав. Высокий уровень правосознания должностных лиц государства, является важным условием развития законодательства на базе Конституции, обеспечения стабильности общественного порядка, реальности конституционных прав и свобод граждан.

В этом отношении, конституционное правосознание необходимо рассматривать как инструмент повышения качества законов, формирования устойчивых правовых взглядов и установок субъектов законотворческого процесса. При этом конституционное правосознание является не только условием эффективной реализации Конституции, но и высшей формой правового сознания общества. Знание основных положений Конституции представляет собой необходимое условие соблюдения режима конституционности законности, позволяет субъектам правоотношений найти наилучший способ внешнего поведения, ориентирует их на поиск правовых способов защиты нарушенных прав.

Во многом низкий уровень конституционного правосознания связан и с социально-экономическими и политическими процессами, происходящими в обществе, существующим разрывом между юридической и фактической Конституцией, отсутствием системы эффективных механизмов ротации власти, критериев оценки их деятельности, недостаточных мер по борьбе с коррупцией.

Принижает значимость конституционного правосознания не только отсутствие устойчивых традиций конституционализма, но и устойчивое утверждение в общественном сознании харизматической концепции власти, отрицающей значимость институтов гражданского общества в построении стабильной государственности.

Высоким продолжает оставаться и уровень социальной инертности граждан, которые не принимают активного участия в правовой и политической жизни страны. Частично это может быть связано как с низким уровнем правосознания и правового просвещения, так и недостаточным знанием гражданами положений Основного закона и законодательства.

Существенное влияние на конституционное правосознание оказывает властная деятельность высших и местных органов государства, качество принимаемых решений, их полноценная реализация, уважительное отношение к Конституции, готовность соблюдать ее предписания, нести ответственность за принятые решения.

На динамику формирования конституционного правосознания оказывает влияние и частота участия граждан в политических процессах, которые оказывают непосредственное воздействие на правосознание личности, способствует усвоению им правовых знаний. Государство должно не просто декларировать принципы народного суверенитета, но и обязано создавать реально действующие механизмы реализации политических прав и свобод граждан.

Важнейшим условием формирования конституционного правосознания в обществе должна стать научно обоснованная концепция правового просвещения населения, направленная на формирование положительного имиджа Конституции, позитивное отношение к праву, правовым явлениям и преодолению правового нигилизма. Особую роль в этом процессе должны сыграть профессиональные знания юристов, деятельность Конституционного Совета, судебных органов, работников прокуратуры, адвокатов, нотариусов, специализированных правозащитных институтов и органов юстиции.

Первоочередной задачей по формированию конституционного правосознания, сказано в Концепции правовой политики, остаются проблемы повышения качества юридического образования. С учетом новых реалий и общественных потребностей нужны юридические кадры новой формации, патриотично настроенные и ориентированные на защиту прав и свобод человека и гражданина, охрану интересов общества и государства. Именно такой подход должен лежать в основе системы современного юридического образования. Целесообразно пойти по пути консолидации возможностей государства по решению проблем подготовки разнопрофильных юридических кадров в современных условиях. Такой подход позволит избежать распыления государственных ресурсов и повысить качество подготовки юридических кадров. Составной частью правовой политики должно стать правовое регулирование научной и образовательной деятельности, как важнейших условий обеспечения индустриально-инновационного развития страны и повышения ее интеллектуального потенциала [11].

Следует продолжать работу по повышению юридических знаний среди государственных служащих, расширять объемы и формы правовой пропаганды среди граждан через средства массовой информации, включая интернетресурсы, активизировать научные исследования по актуальным проблемам законодательства и правоприменения. Целесообразно на Министерство юстиции возложить обязанности по изданию и распространению популярных брошюр по правовой тематике и правовому просвещению граждан, широкой пропаганды законодательства. Более активную позицию в этом процессе должны занять и средства массовой информации, которые в своем секторе должны формировать имидж Конституции как Основного закона государства и общества. Иначе говоря, всестороннее изучение воспитательного воздействия Конституции на поведение граждан требует разработки целостной системы, охватывающей своим содержанием правовую образованность, правовую воспитанность и правовую сформированность личности.

Так, определенную работу в этом направлении проводят органы юстиции, которые осуществляет важные функции по правовому обеспечению правотворческой деятельности Президента и Правительства Республики.

Разрабатывают проекты законов, проводят правовую экспертизу, дают официальное разъяснение нормативных правовых актов Правительства;

занимаются регистрацией нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан [12]. Таким образом, основное направление деятельности органов юстиции состоит в выработке мер, направленных на повышение уровня правосознания участников законотворческого процесса, обеспечение соответствия законов и иных нормативных правовых актов Конституции страны.

В качестве важной предпосылки формирования конституционного правосознания должна стать надежная защита конституционных прав и свобод граждан. Защита прав человека, принятие правовых решений и их полноценная реализация формирует у граждан устойчивые представления о праве как инструменте разрешения споров и восстановления справедливости, создает уверенность в том, что человек живет в правовом государстве и защищен законами. Стабильность механизма защиты прав человека создают атмосферу уверенности, обеспечивает необходимые условия реализации Конституции.

Иными словами, для достижения положительного эффекта в вопросах формирования конституционного правосознания необходим благоприятный внутренний политико-правовой режим, который способен оказывать существенное влияние на поведение субъектов правоотношений, вырабатывать бережное отношения к «конституционной ткани» и утверждать в их сознании устойчивые правовые установки, связанные с восприятием Конституции в качестве Основного Закона.

–  –  –

1. Конституция Республики Казахстан. Алматы: Юрист, 2007.– 40 с.

2. Рогов И.И. Основа казахстанского общества // Казахстанская правда.– 2005.–1 сентября.

3. Жакаева Л.С. Конституционный процесс в Республике Казахстан / Автореф… дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. – М., МГУ. 2008.– 52 с.

4. Баймаханов М.Т. Избранные труды по теории государства и права. – Алматы, 2003. – С. 452-453.

5. Государственно–правовая наука в Казахстане. Библиографический указатель 1930-егг.-1991 г. / Авт. – сост. Ш.В. Тлепина, С.Ф Ударцев. – Алматы: КазГЮУ. 2005. – 416 с.; Взаимодействие правового сознания с моралью и нравственностью в обществе переходного периода / Авт.: М.Т.

Баймаханов, Л.М. Вайсберг, А.У. Бейсенова, М.А. Ибрагимов, А.К.

Котов. –Алматы: Жетi жарѕы, 1995. – 240 с.; Ибраева А.С. Ибраев Н.С.

Теория государства и права. – Алматы, 2003.; Керимов Д.А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. – М.: Соврем.

гуманит. ун-т, 2003. – 520 с.

6. Никитяева В.В. Конституционное правосознание (вопросы теории и практики) // – Воронеж, 2002. – 207 c.; Баринов, Э. Э. Конституционное правосознание в Российской Федерации // Автореф... на соиск. уч.

степени канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, –2001. – 32 с.

7. Кравец И.А. Конституционное правосознание в Российском обществе как фактор реализации конституционных идей / http://www.zonazakona.ru

8. Никитяева В.В. Конституционное правосознание (вопросы теории и практики) // – Воронеж, 2002. – 207 c.; Баринов, Э. Э. Конституционное правосознание в Российской Федерации // Автореф... на соиск. уч.

степени канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, –2001. – 32 с.

9. Никитяева В.В. Формирование конституционного правосознания в российской среде // Конституционное и муниципальное право. – 2006. –№ 7. – С. 19– 23.

10. Митюков М.А. Конституционные суды стран молодой демократии:

политико–правовые аспекты исполнения решений. Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии // Дайджест официальных материалов и публикаций периодической печати. – М., 2004.–С.128

11. Концепция правовой политики. http: // www. pavlodar. com / zakon.

12. «Об органах юстиции». Закон Республики Казахстан. http: // www.

pavlodar. com.

–  –  –

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

И НОВОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Предваряя рассмотрение заявленной темы на конференцию отметим некоторые, на наш взгляд, важные положения о соотношении меджународного права и внутригосударственного права. В современной науке международного и внутригосударственного права существуют две теории взаимодействия вышеназванных систем - дуалистическая и монистическая, каждая из которых имеет свойственные ей черты и характеристики [1]. Первая теория основывалась на разграничении международного и национального права и их неподчиненности одного другому. Монистическая теория в противовес дуалистической исходит из соединения международного и внутригосударственного права в одну правовую систему.
Однако, в современных условиях глобализации-объективного процесса, который носит системный характер, охватывая все сферы жизни общества, мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов в экономической, политической, культурной и религиозной интеграции, унификации. В результате глобализации происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов. В этой связи отметим, что международное право и внутригосударственное право не существуют изолированно друг от друга. На нормотворческую деятельность в международном праве оказывают влияние и национальные правовые системы. Международное право, в свою очередь, также влияет на внутригосударственное законодательство. Обратившись к статье 4 Конституции Республики Казахстан, заметим, «… что действующим правом в Республике Казахстан являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных и иных обязательств Республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда Республики». Пунктом 3 данной статьи закрепляется важное положение о приоритете международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан, перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона [2]. Когда речь идет о соотношении международного и внутригосударственного права в определенной области (в частности, в борьбе с преступностью), имплементация международного уголовного права, конкретных международных конвенций и соглашений может находить выражение в определенных национальных уголовных законах. Данное положение нашло свое закрепление в части 3 статьи 1 «Уголовное 124 законодательство Республики Казахстан» Уголовного кодекса Республики Казахстан, где прописано международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, имеют приоритет перед настоящим Кодексом и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона [3]. На основании сказанного следует вывод - отсутствие согласования внутригосударственного и международного права может привести к нарушению государством своих международных обязанностей и невозможности реализовать свои международные права.

Признание примата международного права в международных отношениях в целях обеспечения укреплению мира, предупреждению конфликтов и международной безопасности содействует государствам в борьбе с преступностью. Это мысль подтверждается выступлением в 2015 г. на Генеральной Ассамблее ООН Генерального секретаря, где Пан Ги Мун отметил: «Современное состояние характеризуется глобальными изменениями, которые затронут три взаимосвязанных направлений: в сфере развития, мира и защиты прав человека и станут приоритетами в деятельности этой организации [4]. Рассматривая в этом контексте государственную политику Республики Казахстан в области реализации прав и свобод человека, подчеркнем, что сегодня она направлена на обеспечение защиты интересов личности в соответствии с принятыми Республикой Казахстан международными обязательствами, Конституцией и действующим законодательством.

Несомненно, что Казахстан, как один из действующих субъектов международного сообщества, заявляет о принципиально новой роли международного права в условиях взаимозависимого, во многом целостного мира в процессе регулирования межгосударственных отношений. Главной функцией международного права, определяющей его сегодняшнее предназначение, выступает решение проблемы безопасности человечества и устранение угрозы ядерной или обычных войн. Рассматриваемая концепция означает незыблемость принципа соблюдения международных обязательств, преимущественное значение норм международного права как гарантии мира, стабильности, развития многопланового взаимовыгодного сотрудничества.

Следование этому принципу не означает признания слияния в единое целое международного и национального права. Казахстан участник многих международных документов в области обеспечения прав человека. Положения Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации в отношении женщин, Конвенции о рабстве, конвенции против транснациональной организованной преступности, а также трех дополняющих протоколов по борьбе с торговлей людьми, оружием и незаконной миграцией, Конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений и многие другие нашли свое закрепление в национальном законодательстве Республике Казахстан и в уголовном, в частности. В этой связи можно сказать о взаимовлиянии норм международного права на территории государства на внутригосударственное уголовное право. Важное положение, относящееся к закреплению в национальном праве международно-правовых положений о преступности деяния, содержится в ст. 11 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.: «Ничто, содержащееся в настоящей Конвенции, не затрагивает принцип, согласно которому определение преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, и применимых юридических возражений или других правовых принципов, определяющих правомерность деяний, входит в сферу внутреннего законодательства каждого государства-участника, а уголовное преследование и наказание за такие преступления осуществляются в соответствии с этим законодательством» [5]. В главе 4 нового Уголовного кодекса Казахстана «Преступления против мира и безопасности человечества», включены нормы, устанавливающие ответственность за нарушение правил и обычаев ведения войны, нарушение норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов, преступление геноцид, незаконное пользование во время войны знаками, охраняемыми международными договорами, поскольку в основе криминализации тех или иных видов поведения в уголовном праве выступают нормы международного гуманитарного права и международного права прав человека.

Так, применяя метод инкорпорации- дословное внесение международноправовой нормы во внутреннее право, в главе 4 нового УК РК введена в статье 162 норма о разработке, производстве, накоплении, приобретении или сбыте оружия массового поражения (химического, биологического, токсинного, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Республикой Казахстан). Вышеназванная норма соответствует нескольким международным конвенциям о запрещении оружия массового поражения: Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г.; Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1976 г.; Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г., участником которых выступает Казахстан. Законодатель, учитывая степень общественной опасности уголовных правонарушений, предусмотренных данной главой, относит их к категории преступлений. Одним из главных новаций уголовного кодекса Республики, является введение двухзвенной системы уголовнонаказуемых деяний, состоящего из: преступления и уголовного проступка, объединенное общим понятием уголовного правонарушения. Следует отметить, что за совершение преступлений, предусмотренных главой 4 УК РК назначаются строгие виды наказаний – лишение свободы, пожизненное лишение свободы вплоть до смертной казни. Рассматривая вопросы соотношения норм международного права и внутригосударственного законодательства, обратимся к п.1 ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах» «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность».

Внешне как будто бы речь идет о непосредственном наделении соответствующих индивидов упомянутым правом, то есть о прямом применении к субъектам пакта. Однако, в действительности же, в силу объективной невозможности такого прямого применения указанное положение следует рассматривать как обязывающее государства, участвующие в пакте, создавать условия, обеспечивающие осуществление такого положения в пределах их власти, прежде всего, включив необходимые нормы в свое внутреннее право. В этой связи поддерживая точку зрения профессора Г. Верле, заметим, что вопросы имплементации международных норм во внутреннее законодательство, как выполнять обязательства - осуществлять преследование за совершение преступлений по международному праву остается за государством. C точки зрения действующего уголовного законодательства, прибегая к имплементации, Республика Казахстан включила ответственность за посягательства на интересы личности в главе 1. Уголовные правонарушения против личности, в главе 3. Уголовные правонарушения против конституционных и иных прав и свобод человека и гражданина Уголовного Кодекса, закрепив выполнение Казахстаном подписанных обязательств. Так, например статьи 125 УК «Похищение человека», 126 УК «Торговля людьми»

связаны с целым рядом противоправных деяний, таких как убийство, совершенное с целью использования органов или тканей потерпевшего, похищение человека, совершенное с целью эксплуатации, геноцид, наемничество, организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничества, привлечения и использования в Республике Казахстан иностранной рабочей силы, доведение до самоубийства и т. п.

Отметим, что с подобного рода преступлениями ведется непримиримая борьба, в основе которой лежит уважение прав человека, верховенства закона, во главе которого стоит Конституция Республики Казахстан.

Список использованной литературы

1. Международное право. Учеб. под. ред. Колосова М. Ю. М.,2000 г.

2. Конституция Республики Казахстан 1995 с изм. и доп.

3. Уголовный Кодекс Республики Казахстан. Казахстанская Правда 09.07.2014 №132

4. Интернет ресурс http://almaty.sites.unicnetwork.org/news/

5. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи 55/25 от 15 ноября 2000 г. Электронный ресурс: lawmix.ru/abro/4192 6.. Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г.; Интернет ресурс http://docs.cntd.ru/document/1902015

7. Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1976 г. Интернет ресурс: http://docs.cntd.ru/document/901753263

8. Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. Интернет ресурс: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30220207

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИНТЕРЕСОВ И ПРАВ ГРАЖДАН

В РАМКАХ ДЕЙСТВУЮЩЕГО УПК РК

Уважаемые дамы и господа!

Разрешите от лица Республиканской коллегии адвокатов выразить благодарность за приглашение участвовать в работе данного форума.

Как известно, с начала 2015 года мы работаем в условиях действия ряда новых кодексов и законов, которые содержат в себе массу новых положений, а часть из них - являются новеллами национального законодательства.

Положительных изменений очень много и об этом сегодня мы слышала и еще услышим. Однако любое положительное изменение в сфере законодательства будет более эффективным, если учесть и устранить те пробелы и недостатки, с которыми мы уже сталкиваемся в своей работе, и это напрямую влияет на успешную защиту прав и законных интересов граждан.

Наша областная коллегия адвокатов провела серию кустовых семинаров, посвященных Посланию Президента Республики Казах-стан Н.А. Назарбаева народу Казахстана «Нурлы жол-Путь в буду-щее», 20-летию Конституции страны в контексте совершенствования адвокатской деятельности, где мы подробно рассмотрели вопросы применения новых Уголовного, Уголовнопроцессуального кодексов и Кодекса об административных правонарушений, а также проект нового ГПК.

Позвольте представить вашему вниманию некоторые из аспектов таких проблем, касающихся Уголовно-процессуального кодекса.

В первую очередь, это касается части 6 статьи 78 УПК (свидетель) о свидетеле, имеющего право на защиту, где дан перечень его прав.

Однако законодатель не разъясняет кто он такой, в какой момент становится свидетелем, имеющим право на защиту, каков его правовой статус, и вообще в чем различие между ним и обычным свидетелем.

УПК не регламентирован и порядок признания свидетеля, име-ющего право на защиту - в какой момент, кем и на каком основании лицо становится свидетель имеющий право на защиту, сколько вре-мени он может пребывать в этом процессуальном статусе.

Более того, если в общей части свидетель имеющий право на защиту еще указывается как участник процесса, то в особенной – о нем нет никаких упоминаний.

К примеру, в ст.208 УПК (порядок вызова на допрос) перечисляются только свидетель, потерпевший, подозреваемый.

В ч.6 п.2 и 3 ст. 78 УПК указано право свидетель имеющий право на защиту на адвоката и даче показаний в его присутствии. Данное положение вызывает сомнения в возможности свидетель имеющий право на защиту в полной мере использовать свои права на защиту, поскольку в УПК не регламентирован порядок извещения его о начале досудебного производства и процессуального оформления его статуса.

Так, если сравнить содержание статей 71 – ч.1 ст. 78 УПК, то там даются определения кто такой потерпевший, гражданский истец и ответчик, свидетель.

А свидетель, имеющий право на защиту, появляется неизвестно откуда.

Согласитесь, что на практике подобный законодательный пробел чреват нарушениями прав гражданина, который может длительное время находиться в статусе свидетеля, имеющего право на защиту, даже не зная об этом.

Поэтому предлагаем в УПК дать понятие свидетеля, имеющего право на защиту. Как один из вариантов редакции: «Свидетель, имеющий право на защиту, - это лицо, в отношении которого поступило заявление, сообщение, рапорт должностного лица органа уголовного преследования о его возможной причастности к совершению уголовного правонарушения, о чем сообщается ему в течении 24 часов».

Предполагая логику законодателя, что свидетель имеющий право на защиту – это промежуточный статус между свидетель имеющий право на защиту и просто свидетелем, СИПЗ и подозреваемым, следует четче обозначить и его права.

Наряду с этим полагаем, что при определении статуса сви-детеля, имеющего право на защиту, необходимо составлять по-становление по аналогии с признанием лица подозреваемым.

Согласно ст. 66 УПК защитник- это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов свидетель имеющий право на защиту, подозреваемого, обвиняемого и т.д.

В то же время свидетель имеющий право на защиту лишен права обеспечения защитником бесплатно, хотя в ч. 2 ст. 68 УПК указано, что орган, ведущий уголовный процесс по просьбе свидетель имеющий право на защиту (так же как подозреваемый, обвиняемый подсудимый и др.) обеспечивает участие защитника.

Часть 1 ст.67 регламентирует случаи обязательного участия защитника, в числе которых указано одно из оснований «если об этом ходатайствует подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный» (п.1 ч.1 ст. 67).

Однако свидетель имеющий право на защиту, имея право при-глашать защитника (п. 2 и 3 ч.6 ст. 78 УПК) и просить о приглашении защитника (ч.2 ст.

68 УПК), т.е. ходатайствовать об этом, не указан в части 1 ст. 67 УПК.

Предлагаю восполнить этот пробел, дополнив пункт 1 ч.1 ст. 67 УПК дополнив после слова «ходатайствует» словами «свидетель, имеющий право на защиту».

Учитывая, что в статьях 69 УПК (отказ от защитника) и 70 (пол-номочия защитника) свидетель имеющий право на защиту вообще не упоминается и фактически его права, например, на отказ от защитника или на конфиденциальную встречу перед следственными действиями ущемлены, необходимо внести соответствующие изменения в эти нормы.

В действующем УПК в соответствии с п. 4 ч.1 ст. 180 УПК поводом к началу досудебного производства служит рапорт должностного лица об уголовном правонарушении, а п. 2 ч. 1 ст. 184 УПК уточняет, что эти сведения получены должностным лицом при осуществлении своих полномочий. Как известно, сведения получают в основном сотрудники оперативных подразделений от своих так называемых конфиденциальных источников, т.е.

агентов. По требованиям ст. 179 УПК такая информация регистрируется в Едином реестре досудебных расследований и проводятся неотложные следственные действия.

Конечно, нет никаких вопросов, если эти сведения становятся известны, к примеру, при расследовании уголовного дела. Но как быть в случаях, когда информация о правонарушении получена от негласных источников.

Как в таких случаях проверяется достаточность данных, позволяющих подтвердить наличие правонарушения, если будет регистрироваться только рапорт. Да есть норма о предоставлении таких материалов прокурору – ч.2 ст.184 УПК. Однако вы знаете, что технически проверка этих материалов занимает определенный временной срок, и не исключается возможность начать расследование, поскольку ч.1 ст. 179 УПК гласит, что его началом может быть регистрация в ЕРДР либо первое неотложное следственное действие. Тем самым в такой ситуации априори будет считаться, что преступление имело место, и здесь защита прав и интересов граждан, в отношении которых будет осуществлено досудебное расследование, остается уязвимой.

И наиболее красноречиво это проявляется в ст. 181 УПК, где в части 4 указано, что должностное лицо не предупреждается об уго-ловной ответственности за ложный донос, а о конфиденциальных источниках ничего не сказано. В данном случае возникает как минимум два вопроса:

- кто должен нести ответственность в случае установления факта ложного доноса – должностное лицо (а оно уже исключено) или его агент, данные о котором обычно засекречены и не подлежат оглашению, либо прокурор, которому были представлены все материалы;

- как в этом случае лицо, на которое указывается как совершив-шее правонарушение, незаконно вовлеченное в уголовный процесс, должен защитить свои законные права и интересы, поскольку в первую очередь, встанет вопрос о наказании за ложный донос, а за-тем по всем остальным вытекающим правовым последствиям.

На мой взгляд, вопрос очень щекотливый, и решение проблем предлагаю обсудить и внести предложения как нам разрешить эту ситуацию.

Много вопросов у адвокатов вызывает и такой момент как отсутствие досудебного производства. Поясняю, нередко в органах уголовного преследования регистрируется материал, который не содержит признаков события или состава преступления. В таких случаях их, как говорят, списывают в наряд, и они хранятся в так называемых накопителях. По ним никакого процессуального решения не принимается. Мы уже столкнулись со случаями использования таких материалов недобросовестными сотрудниками органов уголовного преследования. Помимо нарушения прав граждан, которые невольно находятся в зависимом положении, здесь прослеживается коррупционная составляющая.

Исключить подобное возможно, на наш взгляд, если предусмотреть вариант процессуального решения, как отказ в досудебном производстве либо процессуальное уведомление лица о хранение материалов в наряде.

В контексте защиты прав и законных интересов граждан неоднозначно воспринимаются нормы главы 30, регламентирующие негласные следственные действия (далее - НСД).

Так, в ч.4 ст.232 УПК указаны два основания для НСД – 1) санк-ция статьи предусматривает лишение свободы от одного года и выше, 2) при подготовке или совершении преступления преступной группой. То есть, образно говоря, практически по любому делу о преступлении.

Наряду с этим, законодатель в ч.5 ст. 232 УПК предусмотрел еще одно основание – проведение таких НСД как наблюдение за лицом и местом, контролируемая поставка, контрольный закуп и внедрение имитация преступной деятельности для выявления, пресечения и раскрытия других уголовных правонарушений. Не возражая против этих НСД, все же возникает вопрос об их правомерности и обеспечении соблюдения прав граждан при этом.

Во-первых, сами нормы позволяют их расширительное толко-вание и соответственно влекут вероятность нарушений законности. Так, можно предположить, что НСД будут проводиться вне рамок до-судебного производства, т.е. фактически вне действия УПК, поскольку НСД направлены на выявление преступления, которое еще не совершено и вообще может и не совершиться, т.е. при отсутствии оснований для начала досудебного производства.

Тогда вопросы: 1)насколько законны будут такие НСД и 2)каким образом гражданин, в отношении которого они проводились, сможет отстоять свои нарушенные права, поскольку сами знаете, НСД предполагает вмешательство в личную жизнь человека.

Во-вторых, постановление о проведении НСД выносится должностным лицом или органом, которому оно поручено (ч.1 ст. 233 УПК). Здесь сразу же выявляются противоречия - по идее должен поручать следователь, дознаватель, прокурор по уголовному делу. Если же нужно выявить преступление, то каким образом эта норма будет реализовываться (т.е. никто не обращался с заявлением, рапорт должностного лица не может быть зарегистрирован, т.к. у него нет достаточных данных о том, что преступление может совершиться и т.д.).

В-третьих, УПК четко не регламентирован срок проведения НСД, поскольку из практики известно, что они могут длиться не только месяцами, но и годами. Каким образом тогда должно осуществляться досудебное производство, в какие разумные сроки?

Не разъясняет это и ст. 236 УПК, которой установлен срок проведения НСД – 30 суток, предусмотрев возможность его продления прокурором (части 1 и 2). Но каков предельный срок продления НСД (указано – прокурором области до 6 месяцев, а дальнейшее продление – Генеральным прокурором и его заместителями), сколько раз можно продлевать срок. Согласитесь, что это важно, т.к. в последующем напрямую будет влиять на допустимость собранных в ходе НСД доказательств и соблюдение законности.

Кроме того, часть 4 ст. 236 УПК предусматривает проведение негласных следственных действий в любое время и непрерывно в течение срока его проведения. Здесь возникает правовая коллизия – как согласуется непрерывность НСД и сроки расследования уголовного дела, которые могут приостанавливаться. Насколько законны будут доказательства, добытые при НСД в период приостановления производства по делу. Решение этого вопроса напрямую коррелируется с соблюдением конституционных прав граждан.

В-четвертых, УПК предусматривает возможность проведения контролируемой поставки разными государственными органами (ч.2 ст. 249 УПК), и здесь также остаются открытыми вопросы оснований начала досудебного производства, его регистрации, законности действий органов уголовного преследования.

Этот законодательный пробел необходимо устранить только путем внесения соответствующих изменений в УПК, а не посредством указаний, как это пытается сделать Генеральная прокуратура. В этих целях нам нужно выработать согласованную позицию, поэтому прошу внести конкретные предложения с проектами редакции статей.

Предлагаю обратить внимание на часть 8 ст. 232 УПК разрешающая проводить НСД в отношении адвокатов, когда имеются основания полагать, что ими готовится или совершено тяжкое или особо тяжкое преступление.

Норма предполагает расширительное толкование понятие «основания», что позволяет органу уголовного преследования фактически подвести под него возможность проведения НСД в отношении «неугодных», принципиальных адвокатов. Более того статья почему-то регламентирует проведение НСД в отношении нескольких адвокатов, т.к. в статье указано не слово «адвокат», а «адвокаты», т.е. во множественном числе.

Целесообразно в УПК уточнить эти основания в целях защиты прав самих адвокатов, а также исключить множественное число слова адвокат.

Следует отметить, что, несмотря на то, что новый УПК в значи-тельно степени расширил права адвоката, все же диспропорция в правах сторон сохраняется. Приведу пример из практики. Адвокат со своим подзащитным установили, что в не приобщенных к уголовному делу материалах НСД имеются данные, подтверждающие невиновность лица в совершенном преступлении. Они подали ходатайство о приобщении их к делу, разъяснив причины этого, однако получили отказ и добиться своего не смогли.

Фактически адвокат не смог выполнить свою функцию защиты прав человека, поскольку полностью зависит от решения органа уголовного преследования или суда.

Считаю, что равенство сторон процесса должно быть действи-тельным, а не мнимым. В этой связи мы предложили внести дополнительный абзац в ч.2 ст. 240 УПК следующего содержания:

«Адвокат свидетеля, имеющего право на защиту, подозре-ваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного вправе хода-тайствовать об ознакомлении его с не приобщенными к расследованию сведениями, затрагивающими права и интересы защищаемого лица, имеющими непосредственное отношение либо содержащие сведения, опровергающие вину защищаемого лица».

Статья 131 УПК (порядок процессуального задержания лица, подозреваемого в совершении правонарушения) обязывает орган уголовного преследования устно объявить - в чем он подозревается, разъяснить право на приглашение защитника, право хранить молчание и что сказанное им может быть использовано против него в суде.

Из практики известно, что задержания подозреваемого, как правило, производится без свидетелей. Задержанный и сотрудник органа уголовного преследования остаются одни подтвердить или же опровергнуть объявление прав невозможно. Однако если задержанный при составлении протокола заявит, что ему положение закона не разъяснялось, то согласно ст. 33 УПК это является основанием для освобождения лица.

Насколько эта норма будет соблюдаться? Возможно, для снятия вопроса следует законодательно предусмотреть фиксацию действий сотрудников органов уголовного преследования посредством технических средств.

Согласно ч.3 ст.192 УПК, в срок досудебного расследования (ко-торый исчисляется с момента регистрации заявления и сообщения в Едином реестре досудебных расследований до дня направления уголовного дела прокурору с обвинительным актом или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо до дня вынесения постановления о прекращении производства по делу), не включается время ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела, а также нахождения уголовного дела по жалобе подозреваемого, потерпевшего в суде и прокуратуре.

Однако как будут исчисляться сроки расследования в случае, если досудебное расследование было прервано (приостановлено). Поскольку вопросы соблюдение роков расследования напрямую связаны с соблюдением прав граждан, вовлеченных в сфере уголовного судопроизводства, то в УПК следует внести соответствующие изменения. На мой взгляд, срок приостановления не следует включать в общий срок расследования.

В УПК не определены и сроки возобновления досудебного расследования, как по прекращенным, так и по прерванным (приостановленным) уголовным делам.

Ранее в части 7 статьи 196 УПК (1997 года) было четко прописано, что при возвращении дела для производства дополнительного следствия, а также при возобновлении приостановленного или прекращенного дела дополнительное следствие может производиться в срок не более одного месяца с момента поступления дела к следователю. Дальнейшее продление срока производится на общих основаниях в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

УПК следует дополнить такой нормой, поскольку все сроки расследования напрямую затрагивает права и интересы граждан.

Требуются уточнения и дополнения в статью 615 УПК о порядке рассмотрения ходатайства о заключении процессуального соглашения в форме сделки о признании вины. В соответствии с данной нормой для выяснения вопроса о возможности составления процессуального соглашения прокурор вызывает стороны. При решении вопроса положительно, прокурор, с учетом мнения потерпевшего заключает со стороной защиты процессуальное соглашение в разумный срок.

Вместе с тем, УПК не регламентирует:

- в какой форме должна фиксироваться беседа прокурора со сторонами (какой процессуальный документ должен составляться, в том числе, если стороны не согласны с одним из пунктов, как фиксировать данное несогласие, для последующего отказа);

- не конкретизирован срок составления процессуального соглашения.

Исходя из общей концепции построения УПК полагаю возможным процессуальным документом фиксирующим беседу протокол, а срок – в течение 3-х суток.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Похожие работы:

«Для предприятий с открытым способом добычи Автоматизированная система диспетчеризации и управления горнотранспортным комплексом ЗАДАЧИ И ЦЕЛИ ВНЕДРЕНИЯ Цели внедрения системы управления горнотранспортным комплексом: оптимизация транспортных потоков; оптимизация загрузки автосамосвалов; увеличение грузооборота за счет точного определения пробега с грузом; сокращение времени простоев и перегонов; сокращение времени на подготовку и выпуск смены; сокращение времени на диагностику и поиск...»

«Содержание 1. Целевой раздел Обязательная часть 1.1. Пояснительная записка.. стр.3 1.1. 1.1.1.Цели и задачи реализации Программы.. стр.4 1.1.2.Принципы и подходы к формированию Программы..стр.5 1.1.3.Значимые и возрастные характеристики контингента детей..стр.6 1.1.4. Характеристики особенностей развития детей раннего и дошкольного возраст.стр.9 1.2. Планируемые результаты освоения Программы.. стр.20 Часть, формируемая участниками образовательных отношений 1.3.Пояснительная записка...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА АДМИНИСТРАЦИЯ ПРИМОРСКОГО РАЙОНА ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ СПЕЦИАЛЬНОЕ (КОРРЕКЦИОННОЕ) ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ, ВОСПИТАННИКОВ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ (КОРРЕКЦИОННАЯ) ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 1 ПРИМОРСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ПРИНЯТА решением Совета ГБСКОУ школы № 13 Приморского района Санкт-Петербурга протокол от «16» 06 2014 года № 10 Председатель Совета _ УТВЕРЖДЕНА приказом от «19» 06 2014 года № 309-д...»

«Основная профессиональная образовательная программа высшего образования программа подготовки кадров высшей квалификации по программам ординатуры по специальности – 31.08.18 неонатология разработана на основании федерального государственного образовательного стандарта, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации, от 25 августа 2014 г. N 1061.Ответственный исполнитель: 1. Комарова З. А., к.м.н., доцент кафедры педиатрии с курсом неонатологии ФПК и ППС подпись...»

«Департамент образования администрации г. Липецка МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ТВОРЧЕСТВА ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА «СОВЕТСКИЙ» ПРИКАЗ г. Липецк № 88 01.09.2015 О порядке предоставления платных образовательных услуг в 2015-2016 учебном году В соответствии с Федеральным законом от 29.12.2012 №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», Уставом МАОУ ДОД ЦРТДиЮ «Советский», Порядком оказания платных образовательных услуг и иной,...»

«R WO/PBC/19/ ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 20 ИЮНЯ, 201 Комитет по программе и бюджету Девятнадцатая сессия Женева, 10-14 сентября, 2012 ОТЧЕТ О РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ ЗА 2010/11 ГОДЫ представлен Генеральным директором 1. Отчет о реализации программы (ОРП) за 2010/11 годы подготовлен в соответствии со структурой управления ВОИС, ориентированной на конечный результат. Он основан на критериях оценки эффективности, предложенных в предлагаемых Программе и Бюджете на двухлетний период 2010/11 годов и...»

«НОЯБРЬСКИЙ ИНСТИТУТ НЕФТИ И ГАЗА (филиал) ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ СРЕДНЕГО ЗВЕНА СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ по специальности 210709 Многоканальные телекоммуникационные системы СМК ППССЗ-177-2013 ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ СРЕДНЕГО ЗВЕНА ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 210709 МНОГОКАНАЛЬНЫЕ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ Квалификация техник Форма обучения: очная Нормативный срок обучения на базе основного общего образования 3 года 10месяцев Версия 1 Стр.2из 25 НОЯБРЬСКИЙ ИНСТИТУТ...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе Александров А.А. «_» 2015 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Коммуникации в социальной работе» для направления подготовки 040400.62 (39.03.02) «Социальная работа» очно-заочной формы обучения Москва...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет» Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал) АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.В.ДВ.4.3 Рекреационная география (индекс и наименование дисциплины по учебному плану) Направление подготовки/специальность 43.03.03 Гостиничное дело (код и наименование направления...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. ПАСПОРТ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ПРАКТИКИ 4 2. РЕЗУЛЬТАТЫ ОСВОЕНИЯ ПРАКТИКИ 5 3. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ПРАКТИКИ 7 4 УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ ПРАКТИКИ 12 5. КОНТРОЛЬ И ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ОСВОЕНИЯ ПРАКТИКИ 1. ПАСПОРТ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ ПП 01.03.«Сестринское дело в системе первичной медико-санитарной помощи населения» 1.1. Область применения программы Рабочая программа практики (далее рабочая программа) – является частью программы подготовки специалистов...»

«IOC/IODE-XXI/3s Париж, 28 апреля 2011 г. Оригинал: английский МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ОКЕАНОГРАФИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ (ЮНЕСКО) ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ СЕССИЯ КОМИТЕТА МООД ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ОБМЕНУ ОКЕАНОГРАФИЧЕСКИМИ ДАННЫМИ И ИНФОРМАЦИЕЙ Льеж, Бельгия 23-26 марта 2011 г. РАБОЧЕЕ РЕЗЮМЕ В соответствии со статьей 48.3 Правил процедуры Комитет по МООД в качестве одного из основных вспомогательных органов МОК должен представлять руководящему органу доклады о своих сессиях. Генеральной ассамблее МОК на ее 26-й...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СРЕДНЯЯ ОЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА С. ПОЛОЗАОЗЕРЬЕ» пл.М. Волкова д.4,с.Полозаозерье, Бердюжский р-н, Тюменская обл.627442 тел./факс 38 -1 – 30, email: poloe@list.ru, сайт: http://www.poloe.ru РАССМОТРЕНО СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДЕНО на заседании методического заместитель директора по УВР директор МАОУ СОШ с. Полозаозерье совета школы А.Ф. Долгушина _ И.П. Гаевский протокол №1 от 28.08.2015 г. приказ № 19 от 01.09.2015 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по...»

«I. ВВЕДЕНИЕ. Вопросы обеспечения высокого качества функциональной диагностики и рационального использования аппаратуры являются весьма актуальными для практического здравоохранения Башкортостана. Недостаточная информированность врачей о новейших методиках функциональной диагностики, слабый внутриведомственный контроль, отсутствие действенной связи между лечащим врачом и врачом функциональной диагностики значительно снижает эффективность и своевременность постановки диагноза. Введение в...»

«Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет путей сообщения» (ФГБОУ ВО УрГУПС) Утверждаю: Ректор А.Г.Галкин «_01_»092014 г. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки (специальность) 221000.68 «Мехатроника и робототехника» Профиль (специализация) подготовки не предусмотрено Квалификация магистр Форма обучения очная ФГОС...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА профессионального модуля Приготовление блюд из рыбы 2015 г. Рабочая программа профессионального модуля разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта по профессии среднего профессионального образования 260807.01 ПОВАР, КОНДИТЕР Организация-разработчик – ОБПОУ САТТ им. К.К. Рокоссовского м.Свобода Золотухинского района Разработчики: Коледова З.Д. преподаватель спецдисциплин Боева Н. М. – мастер производственного обучения Рекомендована Экспертным...»

«0 caMooScjjeaoBaHHH n o HanpaBJieHHw OTHCT nporpaMMti Bticmero o6pa30BaHHsi 03.03.02 «cl3H3HKa», peanHsyeMoro c|)e;iepajiiHOM o6pa30BaTeJibHOM yHpe)K.aeHHH Bbicmero B rocysapcTBeHHOM n p o ( | ) e c c H O H a j i b H o r o o 6 p a 3 0 B a H H J i w K a s a n c K H H {IIPMBOJDKCKHH) 4)eAepajibHbiH y H H B e p C H T e T » MHHHCTEPCTBO OBFASOBAHHil H HAYKH POCCHHCKOH OEAEPALIHH O e i i e p a j i b H o e rocy/iapcTBeHHoe aeTOHOMHoe o S p a s o B a r e j i b H o e ynpeiKAeHMe s b i c u i e r o...»

«Комитет администрации города Славгорода Алтайского края по образованию Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Лицей № 17» города Славгорода Алтайского края Рассмотрено на заседании ПМО Согласовано: Утверждаю: естественных наук. и.о.заместителя директора Директор МБОУ «Лицей № 17» Руководитель ПМО по УВР МБОУ «Лицей № 17» естественных наук С.И. Харченко Приказ от 28 августа 2015г. № 152 И.А. Сингач С.А. Коропатова 27 августа 2015г. Протокол от 27 августа 2015г. № 1 Рабочая...»

«Клинические рекомендации (протокол лечения) Лейкедема Москва 2013 Клинические рекомендации (протокол лечения) при заболевании слизистой оболочки рта «Лейкоплакия» работаны Федеральным государственным бюджетным учреждением Центральный научно-исследовательский титут стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Министерства здравоохранения Российской Федерации ГБУ ЦНИИС и ЧЛХ Минздрава России) (Вагнер В.Д., Рабинович О.Ф., Рабинович И.М., Смирнова Л.Е., ливерстова Е.А.) и Государственным бюджетным...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Муромский институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых» (МИ (филиал) ВлГУ) Кафедра Ин.Яз. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Иностранный язык 100400.62 (43.03.02) Туризм Направление подготовки Технология и организация туроператорских и Профиль подготовки...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение « Средняя общеобразовательная школа №5» г. Донской УТВЕРЖДАЮ: директор _ С.Ю.Селиванова Приказ № от _ ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА 2015 – 2020 ГОД (ФГОС ООО) г.Донской 2015г. Содержание Целевой раздел 1.1.1. Пояснительная записка 1.2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы основного общего образования 1.2.1. Общие положения 1.2.2. Ведущие целевые установки и...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.